Марина Голуб умеет дружить

 Беседовал Дмитрий МЕЛЬМАН, Россия
 20 октября 2011
 2954

Популярная актриса и телеведущая Марина Голуб — очень дружелюбный и располагающий к себе человек. Настоящая душа любой компании. Будь то театральные встречи или посиделки у «Девчат» (передача на российском ТВ. — Ред.) — она всегда в центре внимания. – Марина, у вас есть безотказный способ произвести благоприятное впечатление? – Я человек очень естественный. И себя веду так, как воспитали меня мои родители, как воспитала меня моя жизнь, как я сама себя воспитала. Я знаю, что точно нельзя делать, а что делать надо. И знаю, что при знакомстве с другим человеком не надо сильно доминировать, показывать свое бесконечное «я», свое эго. Надо уметь услышать другого человека. На самом деле нам нравится, когда нас слушают и слышат. Тогда и мы в ответ начинаем слышать другого человека. И производим на него хорошее впечатление.

– Говорят, дружить — это талант. Как думаете, вы им обладаете?
– Конечно, нескромно так про себя говорить… Да, дружить — это большой талант. Дружба, считаю, даже больше, чем любовь. Потому что любовь может вспыхнуть и уйти сама по себе. А чтобы по-настоящему дружить, надо очень много над этим работать. У меня есть настоящие друзья. И я их люблю, они всегда в поле моего зрения: занята я или более-менее свободна. Причем дружу я всегда активно: участвую в их жизни, прихожу на помощь. То есть, наверное, все-таки есть у меня эта способность.
– В дружбе вы консервативны? Новые подруги появляются нечасто?
– Есть у меня подруги юности, это большая женская крепкая компания: нас пятеро, и мы держимся друг друга уже лет тридцать. Так получилось, что все они работают на телевидении. Например, Таня Венгерова — очень ее люблю, замечательный, умнейший человек — шеф-редактор программы «Девчата». Но есть друзья, которые появились не так давно, и теперь наша дружба проверяется временем. В театре, конечно, сложно дружить, но имеется у меня подруга и в МХТ — это моя партнерша Ксения Лаврова-Глинка, прекрасный человек, считаю, просто подарок в моей жизни. Еще я дружу с замечательной актрисой Малого театра Светой Амановой. Так что, как видите, подруг у меня хватает…
– Вы обмолвились, что в театре дружить сложно. Почему? Выходит, не зря театр называют «террариумом единомышленников»?
– Какой террариум! У нас прекрасный Московский художественный театр, может быть, один из немногих, которые отличаются теплотой душ и замечательным коллективом. Просто есть работа, роли. От этих ролей зависит твой успех, твоя карьера, твои финансы. Твоя жизнь, в конце концов. И суметь дружить в театре — по-настоящему, не предавая — безумно тяжело.
– Вы можете отличить дружбу-фальшивку — когда люди «дружат» ради пиара или иной выгоды — от действительно искренних отношений?
– Это вещь очень индивидуальная. Кому-то с кем-то выгодно дружить. Кто-то с кем-то дружит очень искренне. Я не могу вздевать вверх руки и восклицать: «Ой, я в эти все дружбы не верю!» На всех этих тусовках — днях рождения, премиях, где все собираются, обнимаются, — конечно, никакой дружбы нет. Просто корпоративная поддержка, взаимообмен: ты мне, я тебе. А истинная дружба тиха. И мы до конца не знаем, кто по-настоящему с кем дружит. И как дружат, и кто кого по-настоящему поддерживает. Другое дело, что люди искусства, если они стоят на высокой ступени, как правило, все очень одиноки.
– Вы — редкое и приятное исключение. Как любите с подругами время проводить?
– Мы идем в какой-нибудь ресторанчик, чтобы каждый раз это был другой: у нас есть любимые места, нелюбимые. Любим посидеть друг у друга в гостях, обожаем всякие праздники, устраиваем для детей и внуков вечеринки. Вместе отдыхаем. Я купила себе в Испании небольшой домик, и теперь там рядом со мной живут мои друзья и подруги.
– До какой степени вы можете быть откровенной с близкими подругами? Есть темы, которые даже с ними не обсуждаете?
– Да, есть такие темы. Не оттого, что им не доверяю — просто считаю, что не надо все рассказывать. Есть вещи, о которых вообще никому не надо говорить. А потом, у меня нет необходимости все обсуждать со своими подругами. У меня есть свои жизненные позиции, и я сама все решу. Мне не нужно для этого с кем-то советоваться. Безусловно, чем-то делюсь с подругами: приятным, иногда и не очень. Но чтобы я кому-то сказала: дорогая моя, как ты посоветуешь, так и поступлю — такого ни разу не было. На самом деле у меня есть близкий мне человек, с которым я могу посоветоваться. Но все равно, как правило, решаю я сама.
– Но если сложный момент в жизни, вам лучше побыть одной или все же набрать номер человека, который хотя бы просто отвлечет от грустных мыслей?
– Побыть одной.
– Когда-нибудь разочаровывались в подругах?
– Бывало. Чувствовала иногда и зависть. Такую прямо неприглядную зависть. Но что делать — мне, может быть, иногда позволено чуть-чуть больше, я это прекрасно понимаю. Да и человек вправе ошибаться, надо эту ошибку ему прощать. Да, были разочарования. Зато очарований было во сто крат больше. И в сложные моменты подруги меня поддерживали, были близки и вели себя очень тактично.
– Скажите, а у кого-то из соведущих по «Девчатам» есть шанс стать вашей подругой?
– Посмотрим. Боюсь что-либо сейчас говорить. Я очень люблю Тутту Ларсен, она стала для меня открытием на этой программе — необыкновенно глубокий, умный, современный, потрясающий человек. Оля Шелест мне очень нравится, Рита Митрофанова, Алла Довлатова. Вот эти девушки, наверное, постепенно могут стать мне близкими людьми: кто-то ближе, кто-то дальше.
– Ксению Собчак забыли.
– А ей не нужна, мне кажется, дружба. Это же процесс обоюдный. А ей просто никто не нужен, вот и все.
– Ваши соведущие в «Девчатах» иногда переходят на молодежный сленг. Испытываете от этого некий дискомфорт?
– Иногда испытываю и говорю им об этом, даже во время передачи. Например: «Фу, как пошло!» Или: «Повежливее, девочки». То есть не стесняюсь все называть своими словами. Не грубо, конечно, не в лоб: я ведь не стану прилюдно делать замечания своим коллегам. Так, «в легкую». Зато после передачи могу подойти и сказать: «Давайте мы так говорить не будем, так нельзя, это бестактно». Кто-то из них может ответить: «А мне кажется, нормально». — «Тебе кажется? Ну, говори. Это будет на твоей совести».
– Вообще вам интереснее люди, которые отличаются от вас, или схожие?
– Вы знаете, я сейчас очень дружу со своей дочерью. И не только со своей дочерью, но и с ее друзьями. И за последнее время компания моя так помолодела, что мне немножко даже страшно. Просто я настолько в эту компанию вписываюсь, что Настины друзья требуют моего присутствия на всех праздниках: «А мама будет?» Дочь мне говорит: «Мама, положение безвыходное — ты должна прийти». Им интересно со мной: я их слышу, люблю их. И они это чувствуют. А недавно снималась в кино и подружилась с молодыми актерами, совсем еще молоденькими. В гости ко мне приезжали. «Ой, — говорят, — когда мы еще увидимся? Мы так по тебе скучаем».
– Но дружба с дочкой — наверное, самая большая ваша заслуга. И то, чем действительно можно гордиться.
– Да… Вы знаете, я никогда на нее не давила. И лишь иногда советовала. Причем только в тех случаях, когда она ко мне обращалась. Знаете, как говорят: родители, не раздражайте своих детей. Вот я ее стараюсь не раздражать. Чаще говорю: «Попробуй сама, у тебя получится». И действительно, у нее получилось: Настя ведет самостоятельный бизнес, взрослый уже человек. Могу я быть в ее жизни — буду счастлива. Не нужна — дистанцируюсь и не стану никогда требовать своего участия и места…
Беседовал Дмитрий МЕЛЬМАН, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!