Еврейская община Бреста

 Наталья Лайдинен
 20 октября 2011
 5614

Когда-то еврейская община старинного города Бриска (известного еще как Берестье, Брест-Литовск, Брест-над-Бугом и просто Брест) была одной из самых крупных и влиятельных в Европе. Изначально ситуация в приграничном городе, расположенном на перекрестке важных торговых путей и имеющем стратегическое значение, складывалась так, что в нем жили люди разных национальностей, а за сам Брест шла нескончаемая война между разными княжествами и государствами: город постоянно переходил из рук в руки, многократно разрушался и снова отстраивался.

В годы Великой Отечественной войны большая часть еврейского населения города была уничтожена. В последние двадцать лет благодаря усилиям энтузиастов в Белоруссии и Израиле община восстанавливается и активно участвует в местной общественной жизни.
Об истории и современности я побеседовала с Борисом Менделевичем Бруком, председателем правления Брестской городской еврейской общины «Бриск». Он родился в Москве, в семье, где сохранялись еврейские традиции. Потом служил в разных городах Советского Союза, а в 2003 году возглавил общину Бреста.

– Борис Менделевич, у общины Бреста древняя история. Расскажите, пожалуйста, об истоках еврейской жизни в вашем городе.
– О существовании организованной общины в Бресте можно говорить с XIII века, когда здесь появились торговцы, преимущественно из Германии, которые были заинтересованы в новых рынках сбыта товара. В XIV веке община уже была оформлена, причем это была одна из самых влиятельных общин сначала Великого княжества Литовского, а потом Польши. Здесь находилось управление еврейскими общинами Белоруссии, Литвы, решались многие вопросы еврейской жизни. Фактически это продолжалось до середины XVIII века. Выходцы из общины Бриска нередко являлись инициаторами создания других еврейских общин, в частности Минска, Каменца, Высокого.
Литовские и польские короли неоднократно даровали евреям различные привилегии, что позволяло общине активно развиваться. Евреи в Бресте собирали налоги, занимались мытными (таможенными) вопросами. В 1411 году великий князь Александр пожаловал деньги на строительство синагоги. Построенная синагога была одной из самых красивых в Европе, она стояла на территории цитадели в нынешней Брестской крепости. Многим христианским деятелям это не нравилось, они обратились к князю с просьбой, чтобы впредь евреи не строили синагоги выше христианских храмов — такой факт был в истории.
– Имена каких ярких личностей вспоминаются, когда заходит речь о прошлом общины?
– Прежде всего хочется вспомнить известную историю о том, как сын еврея из Падуи и житель Брест-Литовска Саул Вайль стал королем Польши на одну ночь. Поскольку брестские учебные заведения (ешивы) были очень влиятельными в Европе, то он был отправлен отцом учиться из Италии в Брест. Через некоторое время к отцу Саула Вайля в Падуе обратился за помощью князь Радзивилл. В знак благодарности за оказанную услугу по возвращении в Брест он сделал Саула своим помощником. В те времена польские дворяне собирались на съезды, чтобы принимать важные государственные решения, а также избирать своих королей. Саул сопровождал своего сюзерена в Варшаву на такие выборы. Но стороны, выдвигавшие своих кандидатов, не смогли найти общего языка. По польской традиции королевство не должно оставаться без короля, на это время престол должен занять нейтральный человек. Удивительно, но единственным нейтральным персонажем оказался Саул! Вечером 18 августа 1587 года началось его пребывание в сане короля, а утром 19-го кончилось. Такова легенда.
Большую роль в жизни общины сыграли братья Юзефовичи. Один из них был министром финансов Великого княжества Литовского. Второй Юзефович был мэром тогдашнего Бреста. По легенде, до сих пор существует маленькая деревушка, подаренная Юзефовичу литовским князем.
– До середины XVIII века влиятельная община Бреста играла важную роль в еврейской жизни Европы. Как складывалась ситуация дальше?
– После того как эта часть Белоруссии была оккупирована Россией, положение дел изменилось. Стали активно развиваться другие общины — гродненская, особенно вильнюсская. А Екатерина II провела черту оседлости. Несмотря ни на что, в дальнейшем община Бреста тоже имела существенное влияние. Так сложилось, что на протяжении веков число членов еврейской общины превышало число всех остальных жителей города других вероисповеданий. После того как город был перенесен в его современную черту, руководство Бреста разрешило евреям перенести и синагогу. По просьбе общины император Николай I выделил для восстановления синагоги восемь тысяч рублей золотом. Сегодняшний кинотеатр «Беларусь» — это и есть та самая синагога, отстроенная уже к 1862 году. Советская власть пыталась взорвать синагогу в конце 1950-х — начале 1960-х годов. Но когда посчитали необходимое количество взрывчатки, то поняли, что вслед за синагогой разлетятся стоящие рядом с ней дома. Поэтому было принято решение центральную часть синагоги — молельный зал — оставить. Теперь это основа большого зала кинотеатра.
Кстати, значение нашей общины в истории подчеркивает тот факт, что одна из улиц старого Тель-Авива названа в честь общины — Бриск. А в Нью-Йорке есть синагога имени общины «Бриск»… Один из сотрудников «Джойнта», который родился в Польше, а сейчас живет в Израиле, сказал, что в его детстве название «Бриск» было наравне с Римом!
– Начало XX века ознаменовалось страшными событиями в мировой истории. Как они отразились на жизни общины?
– В Бресте проходили погромы. В 1915 году, во время Первой мировой войны, население Бреста, в том числе и евреев, выселили из города. В 1919 году, после установления хрупкого мира на этой территории, первыми сюда вернулись евреи. После войны население в городе составляло 11 тысяч человек, семь тысяч из них были евреи. Перед Второй мировой войной в Бресте население составляло 54 тысячи человек, 26 тысяч из которых были евреями и жили непосредственно в Бресте. Еще восемь тысяч евреев жили в окрестных деревнях. В предвоенные годы, до прихода советской власти, Брест был довольно активным еврейским городом: здесь работали свои кинотеатры, больница, детский приют, пять синагог, знаменитая еврейская гимназия, религиозные школы и более 35 молельных домов. Существовало много религиозных организаций, несколько еврейских партий. Кстати, в Бресте в 1913 году родился Менахем Бегин, здесь он учился и начал свою сионистскую деятельность в молодежном еврейском движении. Неподалеку, в деревне Мотель, родился первый президент Израиля Хаим Вейцман… В Пинске в молодые годы жила Голда Меир.
После прихода советской власти сразу началась национализация. Национализированы были еврейские общинные, молельные дома, гостиницы, предприятия пищевой и табачной промышленности. Все имущество переходило в собственность государства. Осталась не национализированной только еврейская больница, врачи которой были высококлассными, образованными специалистами, которые заканчивали Берлинский, Парижский, Пражский университеты. Страшный факт: одним из первых в Бресте расстрелов в 1941 году был расстрел больных и врачей…
– Время Великой Отечественной стало вдвойне страшным для еврейского населения Бреста…
– Действительно так. 22 июня 1941 года немцы уже были в Бресте, сопротивление продолжалось только в крепости, на вокзале, в военкомате и Южном городке. А 23 июня начались расстрелы. В конце июня — начале июля пошли первые облавы. Сначала на всех лиц мужского пола от 13 до 60 лет, не только евреев. Мальчики и мужчины были выведены под предлогом восстановительных работ к крепости и там расстреляны. 10–13 июля фашисты провели облаву именно на евреев. Они собрали более четырех тысяч человек и, по свидетельству немецкого военнослужащего, вывезли их из Бреста и расстреляли.
Дальше режим ужесточался, и к концу ноября 1941 года было создано гетто. Синагога была превращена в склад, туда после погромов свозили вещи. Гетто подразделялось на «А» и «Б». В «А» находились наиболее трудоспособные люди и дети с семьями, а в гетто «Б» — старики, старухи, инвалиды, больные. Условия содержания в гетто были ужасными: ограничения, издевательства, убийства. За принудительные работы евреям платили в шесть раз меньше, чем остальным местным жителям. Любой человек, спрятавший еврея, подлежал расстрелу. Любой, кто пытался покинуть гетто, — тоже. Погромы проводились постоянно. Первыми на места погромов приходили немцы и отбирали себе самое лучшее, потом разрешали сделать то же самое полицаям, остальное продавали на рынке.
В Бресте были люди, которые помогали евреям. Дети пролезали под проволоку и проносили туда хлеб и молоко. Была налажена связь с подпольем и с партизанами. В гетто независимо друг от друга действовали две подпольные группы, которые готовили восстание. Но в конце сентября — начале октября 1942 года по доносу предателей все руководители и члены этих групп были арестованы и расстреляны. В ночь с 14 на 15 октября гетто было окружено военными и полицией с бронетранспортерами, пулеметами. Около семи утра немцы ворвались в гетто, начали выгонять всех из домов, искали тех, кто прятался в схронах, — стариков, детей, женщин. Потом эту скорбную колонну погнали по улице, погрузили в теплушки и вывезли на Бронную гору. Могилы были выкопаны заранее. Людей заставляли раздеваться в вагонах, потом их гнали к ямам, заставляли ложиться и расстреливали. Кто-то погибал сразу, кто-то был закопан живьем. В течение 16–18 октября погибли почти все узники гетто — на Бронной горе, на улицах города, непосредственно в гетто. Всего на Бронной горе было уничтожено около 55 тысяч евреев Бреста, Кобрина, Березы и окрестностей.
Из евреев Бреста в живых остались всего 19 человек. Один из спасшихся, Роман Левин, сегодня живет в Харькове, он написал книгу «Мальчик из гетто». Семью из шести человек спасла Пелагея Макаренко, которая прятала ее все эти годы. Ей было присвоено звание Праведника народов мира.
– Как восстанавливалась община после таких страшных событий?
– Восстанавливалась она уже после того, как государство стало независимым. В конце 1991 года собравшийся инициативный комитет принял решение восстановить общину. Сегодня в Бресте проживают около тысячи евреев. Община живет и развивается. У нас есть научно-просветительский центр «Холокост», благотворительный центр, призванный оказывать помощь прежде всего старикам и инвалидам, больным детям. В городе бывали случаи вандализма в отношении памятников, но мы ведем целенаправленную работу, общаемся с различными общественными организациями. Активно поддерживаем связи с русской, азербайджанской, польской общинами. Отмечаем праздники, проводим мероприятия по исторической тематике, беседы, концерты, фестивали книг, встречи, приглашаем на них друзей из других национальных объединений, участвуем в их мероприятиях. Стараемся привлекать молодежь, многие потом уезжают на учебу в Израиль и остаются там. Поддерживаем отношения с другими религиозными конфессиями — православной, католической, униатской церквями, с баптистами… Общаемся и активно взаимодействуем с администрацией города, она нас поддерживает, мы проводим совместные мероприятия. Тесные контакты у нас с Израилем — мы получаем оттуда много информации. Мы не живем в оболочке, которую нельзя пробить, — мы доступны для всех, открыты общению и рады ему!
Наталья ЛАЙДИНЕН, Россия



Комментарии:

  • 27 января 2017

    1111

    Спасибо . замечательная статья . Много познавательного . Только лишь один вопрос - 1411 г. великий князь Александр - это кто ?

  • 26 октября 2011

    Борис Либкинд

    Страшно вспоминать... Мои родственники жили в Лиозно (Витебская область). После войны в живых не осталось никого. Спасибо Наташе Лайдинен за подвижничество и неутомимые поиски правды и добра!


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!