«Мы не рассейские — мы сибиряки!»

 Наталья Четверикова
 10 ноября 2011
 3825

«Славное море священный Байкал» называют отцом Ангары. Вблизи ее истока стоит бывший острог Иркутск, в 2011 году отметивший свой 350-летний юбилей. Волей судеб этот славный город назван еврейским — ибо здесь, «посередине земли сибирской», уже более трех столетий обитает диаспора иудеев.    

«Старик Державин  нас заметил…»
По «летописям» нашего отечества, первые евреи появились в Сибири с начала ее колонизации в составе свободных торговых людей, искавших удачу в «новых землях», а позднее — в качестве ссыльных. Мещан и ремесленников, водворенных в таежной глухомани и не приспособленных к условиям деревенской жизни, стали переселять в города. Многие из них стремились в Иркутск, многонациональный, как и сама Сибирь.Мысль обратить евреев к земледелию принадлежит Гавриле Державину, поэту и государственному мужу. В 1804 году Особый комитет при Павле I принял меры к «обузданию корыстных промыслов евреев» и создал класс земледельцев с целью расселения в отдаленных губерниях. В анналах истории сохранилось имя «первого еврея» Иркутска — Израиля Ферштера, прибывшего сюда в 1818 году с семьей и «покормежным паспортом».
Население Иркутска пополняли и мятежные поляки, и рекруты с кантонистами, среди которых было немало «детей Авраама». Но костяком диаспоры стали добровольцы, получившие право на повсеместное проживание в Российской империи, — они-то и стали родоначальниками целого ряда крепких и плодовитых еврейских семейств.
Иркутская община оформилась к середине XIX века, ее возглавил богатый купец Яков Домбровский (Яков-Шаул Домбровер), первый из евреев, вошедший в городскую элиту. Домбровский вел учетные книги новорожденных, вступающих в брак и умерших единоверцев. При нем была построена первая иркутская синагога, увы, сгоревшая в 1879 году вместе с уникальной библиотекой. Огонь уничтожил половину города. Через семь лет возвели новое каменное здание, и Иркутск стал религиозным центром для евреев Восточной Сибири.
Еврейские купцы во многом определили облик города. Иркутск, с его историческими памятниками и «узорной причудой» домов», обязан их амбициям и капиталам. Город отличался красотой — Восточный Париж! Сибирская Венеция на Ангаре! «Иркутск — превосходный город. Совсем интеллигентный, — написал Чехов по пути на Сахалин. — Театр, музей, городской сад с музыкой, хорошие гостиницы… Совсем Европа».
В начале ХХ века заметный след в истории сибирской диаспоры оставил раввин Соломон Бейлин. При синагоге он нелегально создал детские приюты, ремесленные классы и благотворительные общества. Бесценные материалы, собранные рабби Бейлиным, вошли в книгу «Евреи в Иркутске».
В краю ссылки и каторги находилось огромное количество неучтенных жителей, а нормой существования становились нелегальные «технологии» ухода от надзора властей. С началом русско-японской войны, а затем и Первой мировой спасавшиеся от погромов и хлынувшие в Сибирь толпы восточноевропейских евреев-беженцев пополнили иркутскую диаспору.

Чем дальше на Восток, тем крупнее пельмень
Ввиду заманчивых перспектив для торговли и предпринимательства и из-за отсутствия антисемитских настроений евреи называли Сибирь «краем меда и молока». Сюда пытались попасть любыми путями: по фиктивным справкам, дипломам и даже совершая преступления. Дети ссыльных оказывались крестьянами и мещанами, а внуки выходили в купцы, статус которых был значительно выше, чем в черте оседлости. В 1827 году известная семья Давыдовых одна из первых получила право заниматься винокурением.
Доля евреев в купеческом сословии Западной Сибири была гораздо ниже, чем в Восточной — Иркутской и Забайкальской. Это были владельцы крупных магазинов и городских усадеб, а наиболее богатые и уважаемые — семьи Лейбовичей, Файнбергов, Юцисов, Цукасовых — контролировали четверть торгового оборота. Потомственный почетный гражданин Иркутска, купец I гильдии Давид Кузнец развивал угледобычу, в начале XIX века строил Сибирскую железную дорогу и был удостоен награды — золотых часов от государя-императора.
В конце XIX века через Иркутск была проложена Транссибирская магистраль, соединившая город с центральными областями России. Иркутск к тому же был центром торговли с Китаем и центром золотодобывающей промышленности. А последнее было делом рискованным, с жестокой борьбой за богатые месторождения. Пожалуй, ни одно совещание «как нам обустроить Сибирь» не обходилось без обсуждения с евреями-предпринимателями всероссийского масштаба, которые вели дела широко, с размахом. Имя Якова Фризера, пришедшего в тайгу «всерьез и надолго», гремело наравне с именем барона Евзеля Гинзбурга, петербургского банкира и хозяина «Лензолота».
Еврейские купцы были главными меценатами края. В Сибири, где «закон — тайга, хозяин — медведь», широкая благотворительность имела свой резон: и в соответствии с законами Торы, и в целях самосохранения. Сибиряку-аборигену было чему поучиться у лучших портных, башмачников, шапочников, часовщиков. Первому мыловару Ливенбергу принадлежало почти все мыловаренное производство Иркутска. Первый дрожжевой завод и производство минеральных вод были открыты Перцелем. Уж не говоря о такой диковине, как фотография, «монополизированной» евреями. И «титульная нация» сделала правильный вывод: «для Сибири еврей пригоден и полезен».
А Сибирь — это нечто особенное, вольное и обособленное. Еще декабристы, сосланные в Иркутск, отмечали здесь сепаратистские настроения. Сложился и особый тип сообщества: сибирские евреи. Они были не ассимилированы, а «окультурированы» — одевались и говорили по-русски, но заботились о сохранении национального духа. И главное, получали удовольствие и от своего еврейства, и от своей «сибирскости».
Особенностью диаспоры было то, что элита иркутской общины являлась частью иркутского высшего общества. Это были люди образованные, вольнодумцы и профессионалы в своем деле — врачи, музыканты, юристы, и генерал-губернатор принимал их у себя на балах.

Почти сибирский Тель-Авив
После 1917 года купцов в Сибири постепенно «повывели». Иркутск перестал быть местом, притягательным для жизни евреев. Началась обратная миграция: в западные районы России, особенно в Москву и Ленинград. В первые годы советской власти синагогу в Иркутске ликвидировали, а ее библиотеку расформировали, и многое бесследно пропало. Лишь в 1993 году Дом молитвы был официально передан общине, но сильнейший пожар на долгое время оставил здание в аварийном состоянии. Но даже в самые тяжелые годы община существовала, и чудом сохранилось несколько книг из уникальной библиотеки. Древний свиток Торы сейчас находится в Научной библиотеке Иркутского государственного университета.
С разрешением выезда в Израиль Иркутск покинули сотни семей. В настоящее время в городе проживают около двух тысяч евреев. Интересный факт: общину регулярно посещают люди других национальностей, для которых иудаизм стал родной религией. А представители славного племени евреев-сибиряков пишут «оды» «матушке Сибири». Старожилы помнят семейные предания, свои корни, живую историю семей и родов. Иркутск воспел в стихах Марк Сергеев (Гантваргер), глава иркутской писательской организации и автор пятнадцати книг. Его имя носит областная детская библиотека. Иркутянка Людмила Бендер, член российского и израильского писательских союзов, в Тель-Авиве в 1999 году издала книгу стихов «Свободное падение». Впрочем, в Эрец Исраэль она задержалась недолго: через три года вернулась в родной город.
В Иркутске бережно сохранены его архитектурные памятники: дом Зисманов, клиника Бергмана, типография Лейбовича, частная гимназия Горцейт… А в здании страхового общества «Россия» уцелела вмонтированная в пол звезда Давида. Увы, в 2004 году иркутская синагога сгорела в третий раз — то ли из-за электропроводки, то ли из-за пьяного сторожа. Но, как птица-феникс, через пять лет синагога возродилась, причем без копейки бюджетных денег. Главный раввин области Аарон Вагнер среди основных жертвователей называет «начальника Чукотки» Романа Абрамовича.
В здании новой синагоги находится Еврейский культурный центр «Хесед ха-Яд» и идет восстановление утерянных традиций. Желающим помогают уехать в Израиль, и этим занимается организация «Сохнут». Все благотворительные, культурные и познавательные программы центра «завязаны на Израиль».
Из трех еврейских кладбищ Иркутска уцелело только одно — Лисихинское, на котором после пожара в синагоге в 2004 году были захоронены сидуры. А свитки Торы огонь не тронул… На кладбище есть могилы известных людей: Леонтия Миля — отца известного иркутянина, основателя отечественного вертолетостроения Михаила Миля, и профессора-офтальмолога Захария Франк-Каменецкого, чье имя носит одна из улиц Иркутска. Здесь же захоронен Илья Ромм, тоже прекрасный врач и отец выдающегося кинорежиссера Михаила Ромма, иркутянина, 110-летний юбилей которого отмечается в этом году. В Иркутске в 1903 году родилась Наталия Ильинична Сац, «мать» детских театров мира.
Ну, а мрачный сибирский острог с его 350-летней историей остался лишь в виде макетов в Музее истории города Иркутска.
Наталья ЧЕТВЕРИКОВА, Россия



Комментарии:

  • 14 ноября 2011

    Гость

    Спасибо, очень интересно! помнится, в 80-е годы мы в Восточной Украине получали посылки с мацой из Иркутска, от родственников.


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции