Чем опасны «Братья мусульмане» для Израиля?

 Давид Шехтер, Израиль
 3 июня 2007
 3613
В соответствии с планом одностороннего размежевания, реализованного Шароном и Ольмертом, под контроль египетской армии был передан филадельфийский коридор, разделяющий Газу и Египет. И сразу же стало ясно – египтяне не собираются выполнять данные Израилю обещания и охранять коридор так же, как это делал ЦАХАЛ. В Газу потекли реки оружия.
По словам главы ШАБАК Юваля Дискина, через филадельфийский коридор сегодня перебрасываются в сектор все виды вооружения, кроме танков и самолетов. А из Газы в Синай начали беспрепятственно пробираться террористы, чтобы затем проникнуть в Израиль. И вдруг выяснилось, что почти 300-километровая граница с Египтом практически не охраняется. Несколько рядов проржавевшей проволоки не представляют преграды ни для кого. Раньше через открытую границу бедуины переправляли наркотики и проституток. Сегодня через нее проникают террористы. А что будет завтра? Египет, с которым Менахем Бегин подписал мирный договор, тридцать лет назад был совсем другой страной. В течение последних полутора десятилетий обстановка в этой крупнейшей арабской стране кардинально изменилась. Исламизация идет полным ходом, и можно с полной уверенностью утверждать, что, в отличие от насеровского и саддатовского Египта, в котором царили идеи светского, с сильным запашком социализма, режима, нынешний Египет – религиозное государство. Более 90% египетских женщин носят предписанные шариатом одежды, скрывающие тело, и покрывают голову платком. Сотни тысяч мечетей пять раз в день заполняются молящимися. Тем же, кому места в мечети не хватило, могут спокойно совершать намаз прямо на рабочем мете – во время молитв объявляется перерыв. Алкогольные напитки в Египте можно достать только в больших отелях, предназначенных для иностранцев. А национальная авиакомпания еще в начале 90-х годов вычеркнула вино из меню для своих пассажиров. Несколько знаменитых исполнительниц танца живота прекратили свою деятельность, которую назвали развратной, и ведут сегодня предписанный шариатом образ жизни. Их рассказы о возврате к истинной вере пользуются огромной популярностью и регулярно появляются в печати. Масло в огонь исламизации, охватившей страну, подлили египетские гастарбайтеры, вернувшиеся из Саудовской Аравии и Эмиратов. После нескольких лет жизни в этих странах большинство из них попало под влияние ваххабитов. Но главную роль в исламизации Египта сыграло движение «Братья-мусульмане». «Общество братьев-мусульман» (Гамаат аль-ихван аль-муслимин), было создано в 1928 г. школьным учителем Хасаном аль-Банной как религиозный клуб для молодежи заштатного городка Исмаилия. В те времена в египетском обществе шла борьба между двумя течениями. Одно стремилось модернизировать страну и приблизить ее к Европе, главным образом, к Англии. Второе ратовало за возврат к религиозным ценностям, мечтало о введении шариата в качестве основного законодательства и восстановления халифата на всей территории Ближнего Востока. Скоро скромный клуб для молодежи превратился в социально-политическую организацию, объединившую сторонников религиозного течения. В 1936 г. «Братство» заняло националистическую позицию в вопросе об англо-египетском договоре и выступило против «сионистской колонизации Палестины». В 1939 г. «Общество братьев-мусульман» провозгласило себя всеегипетской политической организацией, к 1940-му имевшей 500 отделений по всей стране, в каждом из которых были собственный центр, мечеть, школа и клуб. Основу «Братства» составили, главным образом, крестьяне и неквалифицированные рабочие. Вместе с тем, «братья» пользовались популярностью и в армии, им покровительствовал король Фуад, а затем и король Фарук. В тот же период (фактически – с середины 30-х годов) первые филиалы «Общества братьев-мусульман» стали возникать за пределами Египта. В начале сороковых годов, с помощью ряда армейских офицеров, среди которых был молодой лейтенант Гамаль Абдель Насер, было создано военизированное крыло «Братьев», получившее название «Специальная организация». В его задачи входила организация массовых уличных беспорядков, которые помогли бы «Братьям» захватить власть в стране. «Специальная организация» ликвидировала двух премьер-министров Египта – Али Магера (1945) и Махмуда Нукраши (1949). Первого обвинили в присоединении к антигитлеровской коалиции («Братья» восхищались фашистской Германией), второго – в подписании договора о прекращении огня с Израилем. Члены «Братства» участвовали в войне за Независимость Израиля в качестве самостоятельной боевой единицы, и сразу же после завершения войны обвинили египетское правительство в пассивности по отношению к сионистскому государству. Они не ограничились убийством премьера, а провели серию террористических актов, совершенных «Специальной организацией». В феврале 1949-го, вскоре после убийства Махмуда Нукраши, лидер движения Хасан аль-Банна был ликвидирован агентами египетской тайной полиции, а членов «Общества» подвергли репрессиям. В 1952-м «Общество» поддержало антимонархическую революцию и первое время пыталось влиять на политику Совета революционного командования во главе с Мухаммедом Нагибом и Гамалем Насером. Однако в 1953-м возник конфликт между революционным руководством и «Братством», стремившимся играть роль государства в государстве. Без малейших колебаний Насер обрушил на исламистов жесткие репрессии. Десятки тысяч «Братьев-мусульман» оказались за решеткой, тысячи эмигрировали в Сирию, Саудовскую Аравию, Иорданию и Ливан. В 1964-м репрессированные активисты и рядовые члены «Общества» вышли на свободу по амнистии. Однако политика сотрудничества режима с исламистами провалилась, Насер уцелел после трех неудавшихся покушений «Братьев». В ответ были арестованы 60.000 исламистов, а в 1966-м нескольким лидерам «Братьев-мусульман» во главе с главным идеологом Сайидом Кутбом был вынесен смертный приговор. В период правления Анвара Садата (1970-1981) политика в отношении «Общества братьев-мусульман» отличалась большим либерализмом. Тем не менее «Братство» могло действовать исключительно в качестве религиозной ассоциации и не имело права выдвигать кандидатов на выборах. В 1979-м они жестко осудили египетско-израильское мирное соглашение и встали в оппозицию к режиму Садата. В 1981-м было арестовано большинство оппозиционеров, в том числе исламистов, а в сентябре того же года Анвар Садат был убит членами террористической группировки, отколовшейся от «Общества братьев-мусульман». Режим Хосни Мубарака занимает по отношению к «Братьям-мусульманам» двойственную позицию. С одной стороны, в них видят угрозу, о чем вновь заявил министр внутренних дел Египта Хабиб Адали в интервью, опубликованном в начале года еженедельником «Роз Эль Юсуф». За годы президентства Мубарака десятки тысяч «братьев» были арестованы. С другой стороны, им практически предоставлена полная свобода действий в социальной и идеологической сфере, и этой свободой «Братья-мусульмане» пользуются в полной мере. С политической точки зрения «Братство» не достигло серьезных успехов. Но главную свою работу ведет тихо, незаметно и настойчиво, создавая огромную сеть благотворительных учреждений, детских садов и школ. С их помощью организация проникла в дома миллионов египтян, не получавших никакой поддержки от правительства. Работа по оказанию социальной поддержки ведется наряду с активной религиозной деятельностью. «Братство» инициировало строительство множества мечетей, где ведется постоянная пропаганда ислама. Хосни Мубарак уже немолодой и не совсем здоровый человек. Преемника с такой же харизмой и авторитетом Мубарак воспитать не сумел. В каком направлении двинется египетское общество с его уходом с политической арены? Если Египет окажется под управлением исламских фундаменталистов, то практически открытая граница с ним станет для Израиля серьезной угрозой. Не говоря уже о том, что это изменит весь баланс сил в регионе. Вот тогда-то и возникнет вопрос: а стоило ли отдавать Египту Синайский полуостров, надежным щитом прикрывавший Израиль? И уж тем более, насколько релевантной может считаться политика премьер-министра Эхуда Ольмерт. Ведь провозглашенный им план «размежевания по согласию», то есть очередного одностороннего выхода Израиля, на этот раз из Иудеи и Самарии, позволит палестинскому филиалу «Братьев-мусульман» обосноваться непосредственно в пригородах Нетании, Кфар-Сабы и Тель-Авива. Фото Евгения Колесника


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!