ОТСТУПИТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАТЬСЯ

 Песах Амнуэль
 24 июля 2007
 3435
В Ликуде состоялся референдум: члены партии должны были или поддержать план Ариэля Шарона об одностороннем размежевании с палестинцами, или отвергнуть этот план, поставив собственного лидера в весьма неловкое положение
В Ликуде состоялся референдум: члены партии должны были или поддержать план Ариэля Шарона об одностороннем размежевании с палестинцами, или отвергнуть этот план, поставив собственного лидера в весьма неловкое положение. Во-первых, премьер-министр в середине апреля побывал в Вашингтоне и заручился поддержкой президента США Джорджа Буша. Во-вторых, премьер-министр неоднократно заявлял, что связывает собственное политическое будущее именно с этим планом, который в перспективе должен принести Израилю безопасность и спокойствие. В-третьих, сама идея референдума в Ликуде (первого за всю историю страны) принадлежала именно Шарону, и лидер партии, разумеется, надеялся на твердое «да, поддерживаем» партийцев. Тем не менее влиятельная израильская газета «Маарив» вышла с кричащим заголовком «Сокрушительное поражение». И действительно, 59,5% проголосовавших ликудников высказались против плана главы правительства, 39,7% поддержали Ариэля Шарона. Правда, к урнам пришли всего 51,65% членов партии (99652 человека). В Иерусалиме и Рамат-Гане явка была и того меньше: не более 40%. Зато в поселении Нецарим, расположенном в секторе Газы, на избирательный участок пришли все 100% живущих там ликудников. Надо полагать, что и голосование было соответствующим. Перед референдумом, полагая, что результат окажется в его пользу, Ариэль Шарон заявил, что примет волеизъявление членов Ликуда, каким бы оно ни оказалось. Оказалось, что почти 60 тысяч ликудников пошли против плана своего лидера, против уже данного президенту Бушу обещания, против обещаний, которые успел дать Шарону американский президент, против других лидеров партии — Нетаниягу, Шалома, Ольмерта и других, объявивших о своей поддержке плана одностороннего размежевания. Против народа Израиля, наконец: ведь согласно опросам общественного мнения, если бы референдум был всенародным, то около 60% израильтян поддержали бы премьер-министра! Возникла и пока не получила однозначного разрешения достаточно сложная этическая коллизия. Ариэль Шарон не может отказаться от своего плана — это нанесет сокрушительный удар по его имиджу политика, по имиджу президента Буша, по американо-израильским отношениям, по отношениям Израиля с международной общественностью (через день после референдума так называемый квартет — представители США, ООН, Евросоюза и России — также высказался в поддержку плана). Но и не обратить внимания на «нет» ликудников Ариэль Шарон не имеет права. Через несколько часов после оглашения результатов референдума премьер-министр, выступая перед депутатами кнесета, входящими во фракцию Ликуда, сказал: «Я придумаю другой план, который получит более широкую поддержку». По словам Шарона, план выхода из сектора Газы и эвакуации четырех еврейских поселений Западного берега будет немного переработан, но в целом сохранит первоначальные очертания. Шарон подчеркнул также, что его идея заключается в снижении международного давления на Израиль. Кроме того, план одностороннего размежевания поможет Израилю избежать большой демографической проблемы, поскольку палестинцы, проживающие в секторе Газы, Иудее и Самарии скоро превзойдут евреев по численности. «Вопрос заключается в том, будет Израиль лидировать или подчиняться, а также в том, будет время работать на нас или против нас, и еще в том, будут ли наши предложения одобрены международным сообществом», — сказал Ариэль Шарон. 7 мая заместитель премьер-министра Эхуд Ольмерт заявил, что Ариэль Шарон намерен выполнить свою программу одностороннего размежевания, несмотря на мнение членов Ликуда. Правда, обозреватели отметили, что, перечисляя пункты программы, Ольмерт не упомянул об эвакуации четырех поселений Иудеи и Самарии — эти уединенные поселения, расположенные в густонаселенных арабских районах, также предполагалось эвакуировать. По-видимому, одностороннее размежевание будет теперь касаться лишь сектора Газы, а решение судьбы еврейских поселений Иудеи и Самарии оставлено на более отдаленное будущее. Возможно, сохранение этих уединенных поселений и стало той косметической мерой, которую премьер-министр назвал «другим планом». И сторонники, и противники отступления из сектора Газы аргументируют свою позицию достаточно убедительно, но при этом не дают полного анализа ситуации, не замечая аргументы, которые не поддерживают их позицию. Послушаешь противников отступления, и становится ясно, что выходить из Газы нельзя, потому что, во-первых, это будет объявлено победой «Хамаса» и «Исламского джихада» (как «Хизбалла» объявила своей победой выход ЦАХАЛа из южного Ливана, запланированный Эхудом Бараком за год до «дня Ч»); во-вторых, террор в Иудее и Самарии возрастет, а ракеты «Касам» начнут взрываться не только в Сдероте, но и в Ашкелоне; в-третьих (а может, именно во-первых), нельзя уходить с исконно еврейских земель, заповеданных нам Всевышним; в-четвертых, выход армии и эвакуация поселений обойдутся в огромную сумму, которая просто непосильна для пустой государственной казны... Есть еще и в-пятых, и в-шестых... Но послушаешь сторонников отступления, и становится ясно, что покинуть Газу необходимо, поскольку, во-первых, это сохранит жизни поселенцев и бойцов ЦАХАЛа (в день референдума на дороге в секторе Газы палестинские террористы убили 34-летнюю Тали Хатуэль, находившуюся на восьмом месяце беременности, и четверых ее дочерей); во-вторых, развяжет ЦАХАЛу руки на тот случай, если террористы действительно попробуют сделать Газу своей вотчиной; в-третьих, улучшит международный имидж Израиля и позволит сохранить в будущем большую часть еврейских поселений в Иудее и Самарии... А есть еще в-четвертых, в-пятых... Честно говоря, я тоже долгое время сомневался, не мог для себя решить, кого же я, в конце концов, поддерживаю: Ариэля Шарона или противников одностороннего размежевания. Чаша весов склонилась в сторону Шарона, когда по телевидению были показаны два сюжета. В первом речь шла о демографии. Сейчас в секторе Газы проживают 1,5 миллиона палестинских арабов (на 2/3 территории сектора) и 7 тысяч евреев (на 1/3 этой территории). Если бы существовала хотя бы минимальная вероятность того, что в будущем соотношение изменится и евреев в Газе будет не 0,5% населения, а хотя бы 20%, то имело бы смысл говорить о еврейском присутствии. Но такой вероятности, к сожалению, не существует. Демографическая ситуация в Израиле вообще складывается не в пользу евреев: процент арабского населения все время увеличивается, а если Иудея и Самария когда-нибудь станут наконец узаконенными частями Израиля, то еврейским наше государство можно будет назвать только номинально. И лично я не вижу иного решения демографической проблемы, кроме того, что предлагает Шарон: отделиться. О демографической проблеме любят говорить левые политики и очень не любят — правые. Точнее, говорить-то они говорят, но отделываются такими общими и ничего не значащими фразами, что лучше бы хранили молчание. Самый «сильный» из аргументов, что мне приходилось слышать: призыв к еврейским женщинам поднять рождаемость на невиданную высоту (по 5–7 детей в семье) и обогнать арабских конкуренток... А во втором телевизионном сюжете ведущий беседовал с супружеской парой, проживающей в одном из поселений сектора Газы. Это были ветераны поселенческого движения, они жили в Ямите, а когда все тот же Ариэль Шарон разрушил это поселение на Синае, перебрались в сектор Газы. Репортер спросил: «Что вас держит здесь? Почему вы не согласны отсюда уезжать?» Ответ был таким: «Нас держит здесь высокое качество жизни». Эти слова были сказаны на унылом фоне колючей проволоки, окружающей поселение, и песчаного пейзажа. За спинами супружеской пары был скромный коттеджик, которому далеко не только до вилл Герцлии, но даже до «пролетарского» района Бейт-Шемеша. И я вспомнил, что о «высоком качестве жизни» говорили не только эти двое и не только в этой телевизионной передаче. И если ветераны поселенческого движения явно говорят не то, что думают... Я все же надеюсь, что среди поселенцев больше таких, которые на вопрос репортера ответили бы: «Это наша земля, и пусть нам приходится ходить с автоматом, пусть наши дети погибают на дорогах, но мы не имеем права уходить отсюда». Это мнение достойно уважения, хотя решать все равно нужно, исходя не из желания и мнения поселенцев, а из стратегии выживания государства. Ариэль Шарон считает, что эта стратегия ему известна. Может, это действительно так?


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!