ГРУСТНАЯ ИСТОРИЯ О ГРУСТНОЙ БАРБРЕ СТРЕЙЗАНД

 По материалам телепередачи Сергея Майорова "История в деталях"
 24 июля 2007
 4656
Барбра Стрейзанд придумала себе новое занятие: собрать в кучу и издать оптом все песни, которые были в ее репертуаре с момента первого выступления. Посчитали — набралось 897 музыкальных монологов
Барбра Стрейзанд придумала себе новое занятие: собрать в кучу и издать оптом все песни, которые были в ее репертуаре с момента первого выступления. Посчитали — набралось 897 музыкальных монологов. «Я не помню и половины записанного, — говорит Стрейзанд, — но осознать, что я такая плодовитая, — это жутко приятно». Единственное, что расстроило актрису, — почти полное отсутствие в ее репертуаре веселых танцевальных композиций. Время бежит стремительно, ежедневно в мире меняется политическая и экономическая ситуация, меняются люди, меняются моды и вкусы. Не меняется только Барбра Стрейзанд. У нее все та же прическа, что и 35 лет назад, все тот же крупный нос — пластических операций актриса не делает принципиально. У нее все тот же божественный голос и тот же лирический, почти меланхоличный песенный репертуар. Барбра Стрейзанд — дама консервативная: одежда и аксессуары только от Donna Karan, драгоценности и бижутерия — только от Tiffani, отдых — только на Гавайях, перелеты по стране и миру — только British Airways. Трудно представить, но в еде госпожа Стрейзанд изысков не терпит: на завтрак — салат из огурцов и сельдерея и свежевыжатый апельсиновый сок, на обед — отварная грудка цыпленка, на ужин — яблочный сок и немного чернослива. И так 35 лет, с того самого дня, когда мир узнал, кто такая Барбра Стрейзанд. Петь девочка начала раньше, чем говорить. Ее мать вспоминала: «Младенческий плач Барбры никогда никого не раздражал. Он был похож на народные еврейские песни». Юная Стрейзанд могла часами истошно вопить, а все домашние получали при этом неслыханное удовольствие. «Сколько себя помню — я никогда особенно не веселилась. Родители вечно работали, чтобы прокормить семью. Бабушка вечно ругала очередного президента за очередную войну. Тетки кричали на своих загулявших мужей, а соседи орали друг на друга просто так. Я с детства была предоставлена сама себе», — вспоминает Барбра Стрейзанд. Поводов для радости у Барбры практически не было: достаточно было бросить взгляд на эту откровенно семитскую внешность, на этот нахальный еврейский нос, на эти хитрющие да еще с отчетливой косинкой еврейские глазки, на агрессивные еврейские губы, на огненно-рыжие волосы. А еще — кричащая бедность, нужда, издевательство одноклассников по поводу крупного носа и еврейского происхождения, драных чулок и прически «а-ля мочалка». В ее юности — все то же самое, только воспринималось острее. Девушкам все же хочется нравиться. Все предпочитали длинноногих доступных блондинок, которые по поводу и без лишь смеялись, иногда надувая пухлые губки. Глупым мальчикам это казалось настоящим женским шармом. Первые роли на Бродвее и в кино начали вызывать улыбку, но только у тех, кто смотрел на Стрейзанд по другую сторону экрана. Попыталась она проникнуть и на ТВ, но там ей было отказано: «Слишком мало нью-йоркского и слишком много еврейского». Словом, сначала шипы, а уж потом розы. Мнения коллег по цеху и продюсеров по поводу ее актерской игры были неоднозначными: «Неплохо, неплохо. Хорошо, что появилась характерная актриса. Она создана для ролей простушек и дурнушек в детских сказках». «Знакомьтесь — Барбра». — «В кино хотите сниматься?» — «Хочу». — «А кем? Бабой Ягой?» Примерно так, точнее «чудом-юдом», назвал Омар Шариф бедняжку Стрейзанд во время съемок в фильме «Смешная девчонка». Барбра — а) отомстила, б) страшно отомстила. В момент, когда в сцене поцелуя губы актеров сплелись, она укусила партнера за язык. Шариф кричал долго, крови было много. Успех фильма «Смешная девчонка», в котором Барбра в судьбе своей героини, знаменитой эстрадной звезды Фанни Брайс, воплотила свою собственную судьбу, а говоря проще, себя самое — озорную и неукротимую еврейскую девчонку, рвущуюся из нищеты к славе и богатству, поющую, танцующую, лицедействующую, пародирующую, хохмящую, тоскующую, кокетничающую, отчаивающуюся, мгновенно переходящую из одного амплуа в другое, превзошел все ожидания. Но даже первый «Оскар» не улучшил настроения актрисы. На церемонии вручения золотого истукана ведущий, имени которого теперь никто и вспомнит, произнес: «Оскар» за лучшую женскую роль достается Барбре Дрейздер!» Барбра даже не поняла, что это она. Смех, извиняющиеся улыбки, мольбы о прощении — уже поздно. Опять слезы... И все же бедной еврейской девушке из Бруклина удалось достичь многого: Еврейский университет Брандайза присудил ей докторскую степень в области гуманитарных наук; вместе с Полом Ньюменом и Сиднеем Пуатье она основала собственную фирму «Первые артисты», где как режиссер поставила три игровые картины, в том числе «Йентл» по рассказу Исаака Башевиса-Зингера «Йентл, мальчик из иешивы»; на телевидении она выпустила шестисерийный фильм «Спасители: истории отваги», посвященный Праведникам народов мира, спасавшим евреев от уничтожения во время Второй мировой войны. Но в личной жизни — увы! — все складывалось не слава Б-гу. Стоит обратить внимание на человека, тут же: «Вы великолепная актриса, моя мама вас обожает. Вы не могли бы дать автограф моей девушке?» Не так давно Барбра Стрейзанд месяцами колесила по Америке в поддержку предвыборных программ Билла Клинтона, потом собирала подписи избирателей, уверяя, что Билл только играл для Моники на саксофоне. А он на приеме у английской королевы лишь молвил: «Ваше Величество! Барбра Стрейзанд — мой товарищ по борьбе». Уж лучше бы молчал! Она же женщина, а доброе слово и кошке приятно. Первый муж — алкоголик, второй — альфонс. Сын... Она так хотела внуков, а он доставлял ей лишь сердечную боль. Роли в большом кино в основном одноплановые: все про простушек, дурнушек. А еще говорят, что у Стрейзанд, кроме природного еврейского юмора, трудный, почти стервозный характер, который испытали на себе ее партнеры по кино, от режиссеров до гримеров. Актерские амбиции, противостояние. Задушили чувства!.. Ну и как же можно петь весело?! Барбра Стрейзанд — великая актриса и певица, тонкий, глубоко чувствующий человек. Женщина, которая все помнит и продолжает искать настоящее чувство. Так Стрейзанд сказала сама о себе. Мода на танцевальные хиты изменчива: сегодня опс-трали-вали, завтра — с глаз долой, из сердца вон. А Барбра будет всегда. Да, она поет совсем невеселые песни о любви. Но кто сказал, что любовь — обхохочешься? Любовь — это боль. Так говорят о Стрейзанд ее поклонники. Именно они направили в звукозаписывающую компанию 150 миллионов заявок на приобретение песенной антологии великой Барбры Стрейзанд. Пой, Барбра! Тебе есть что’ рассказать миру.
По материалам телепередачи Сергея Майорова "История в деталях", телеканал "СТС"



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции