ХИРУРГ

 Майя Немировская
 24 июля 2007
 5989
Возможно, словосочетание «сосудистая хирургия» знакомо не каждому читателю «Алефа». Возможно, кто-то узнал, что это такое, когда с родными или близкими случилась беда — инсульт или инфаркт, и им пришлось обратиться к специалистам. Клиника сосудистой хирургии в московском Институте скорой помощи имени Склифосовского входит в пятерку лучших клиник России. Именно там делают экстренные операции, спасшие жизнь многим пациентам. За год специалисты клиники оказывают помощь почти полутора тысячам больных и проводят более семи сотен сложнейших операций.
Возможно, словосочетание «сосудистая хирургия» знакомо не каждому читателю «Алефа». Возможно, кто-то узнал, что это такое, когда с родными или близкими случилась беда — инсульт или инфаркт, и им пришлось обратиться к специалистам. Клиника сосудистой хирургии в московском Институте скорой помощи имени Склифосовского входит в пятерку лучших клиник России. Именно там делают экстренные операции, спасшие жизнь многим пациентам. За год специалисты клиники оказывают помощь почти полутора тысячам больных и проводят более семи сотен сложнейших операций. Тридцать лет назад клинику сосудистой хирургии создал и возглавил Владимир Леонович Леменев, удостоившийся признания таких медицинских светил, как Майкл Дебейки, Борис Петровский, считавший начинающего хирурга своим любимым учеником, а также личной благодарности президента России В.В. Путина. Владимир Леменев и в зрелом возрасте обладает импозантной внешностью и густой седой шевелюрой, сохраняет прекрасную спортивную форму, занимается альпинизмом, горными лыжами, красив и подтянут. В канун его 70-летия в гостях у известного хирурга побывала наш специальный корреспондент. Сын за отца... Судьба Владимира Леменева во многом типична для людей его поколения. Профессию врача за отца и за него самого «выбрали» обстоятельства. Леон Михайлович Леменев, отец Владимира, родился в начале прошлого века в бедной семье. Чтобы вырваться из нищеты, решил стать врачом и поступил в Екатеринославский мединститут. Когда грянула революция и лозунги о всеобщем равенстве и братстве вскружили головы еврейским парням, отец бросил учебу и ушел служить военфельдшером в Первую Конную армию. После окончания Гражданской войны он продолжил учебу на медицинском факультете Московского университета, стал врачом, окончил аспирантуру, Институт красной профессуры (был такой), занялся организацией народного здравоохранения и неплохо преуспел на этом поприще. Работал на заметных должностях в Наркомате путей сообщения, в Госплане СССР, Наркомздраве СССР. Во время Отечественной войны был начальником фронтового эвакоприемника. Но никакие профессиональные и боевые заслуги не смогли уберечь Леона Михайловича от судьбы тысяч замученных невинных людей. В 1950 году его обвинили в шпионаже в пользу семи иностранных разведок и арестовали. При обыске у сына Владимира нашли стреляные гильзы от патронов, стаканы артиллерийских снарядов, взрывпакеты, с помощью которых мальчишки устраивали фейерверки. Этого «арсенала боеприпасов» хватило для обвинения отца в подготовке покушения на вождя. «Тройка» осудила его на восемь лет лагерей и отправила в Карагандинский лагерь. Отца реабилитировали после смерти Сталина, в 1954 году. А пока в начале 50-х он отбывал «наказание» в лагерях, его сын Владимир Леменев в 1951 году окончил среднюю школу и мечтал стать инженером. Но этой мечте не суждено было осуществиться. Семья, в которой осталось трое детей, жила очень трудно. Маму — «жену врага народа» — не брали на работу даже уборщицей. По той же причине не удалось устроить в детский сад трехлетнюю сестренку Таню. Пришлось сдавать одну из двух комнат студентам. Помогали родственники, да еще Владимир давал уроки соученикам, не успевавшим по химии и математике. В Энергетическом институте Владимиру сразу отказали: «Вы — сын врага народа, а наш институт готовит инженеров для режимных предприятий». Старшая сестра Зоя, студентка-медичка, посоветовала попытать счастья в ее институте. Документы Владимира приняли, но потом ответственный секретарь, испугавшись обвинения в содействии сыну «врага народа», возвратил документы обратно. Пришлось Владимиру обратиться к директору института Борису Петрову, известному впоследствии академику. Петров не мог не знать Леона Леменева, отца Владимира, — одного из ведущих в то время организаторов здравоохранения. Процитировав слова Сталина о том, что «сын за отца не отвечает», Борис Петров позвонил в приемную комиссию и распорядился принять документы. Владимир Леменев успешно сдал экзамены и связал свою судьбу с медициной. Он понял, что медицина — это его призвание, решил стать хирургом и ни разу об этом не пожалел. Восхождение Владимир Леменев окончил мединститут с красным дипломом и несколько лет проработал в хирургической клинике Института переливания крови. В 1963 году защитил кандидатскую диссертацию и начал работать в недавно организованном Институте клинической и экспериментальной хирургии, директором которого был молодой, энергичный хирург Борис Петровский, академик, Герой Социалистического Труда. Двери кабинета Бориса Васильевича были открыты для каждого, но особое внимание он уделял молодежи. Петровский предложил Владимиру Леменеву попробовать свои силы в новом направлении — в сосудистой хирургии. Владимир Леонович согласился, и вот уже 40 лет он практикующий хирург, который занимается сложными операциями на сосудах. За это время он преуспел и в карьерном росте. Когда в 1973 году Борис Петровский рекомендовал его на работу в Институт им. Склифосовского, Владимир Леменев организовал там клинику сосудистой хирургии, которую возглавляет и по сей день. Впрочем, по мнению юбиляра, его продвижение по служебной лестнице нередко осложнялось пресловутым «пятым пунктом». В свое время начальник отдела кадров Института им. Склифосовского не рекомендовал брать на работу евреев. «Я затратил гигантские усилия, чтобы достигнуть своего сегодняшнего уровня, — говорит Владимир Леонович. — Не будь я евреем, достиг бы его лет на 25 раньше. Мне долго не давали звания профессора, хотя я был доктором наук и воспитал немало учеников». Ныне доктор наук, профессор Владимир Леонович находит время и для занятий спортом — он альпинист и горнолыжник со стажем. Более пятидесяти лет назад, еще студентом, он впервые поехал в горы, и с той поры каждое лето ездит с альпинистами по России, СНГ и дальнему зарубежью. Он организовал первую советскую экспедицию на Килиманджаро. А за организацию Гималайской экспедиции в 1991 году был награжден орденом «Знак Почета». Все альпинисты, нуждающиеся в хирургическом лечении, проходят его в клинике Леменева. Рука спасенная и руки спасающие Работа в Институте скорой помощи им. Склифосовского всегда экстремальна. Привозят людей с тяжелейшими травмами, ставшими жертвами автомобильных аварий, разбойных нападений, несчастных случаев. Но эту историю Владимир Леменев помнит вот уже несколько десятков лет. В Институт скорой помощи была доставлена молодая девушка. В результате производственной травмы у нее была оторвана левая рука, которая держалась на обрывке кожи в подмышечной впадине. Ей грозила ампутация. Но как сказать об этом 21-летней Татьяне? К тому времени молодой хирург Владимир Леменев сделал не одну сложнейшую операцию, но такую — реплантацию отсеченной конечности — ему еще делать не приходилось. Да и во всем СССР о такой операции не слыхали. Предстояло сшить все крупные и мелкие кровеносные сосуды руки, нервные окончания, мышцы. Специальных медицинских инструментов не было, только очки с увеличительными стеклами... С тех пор прошло тридцать лет. «Гимнасткой Таня не стала, — вспоминает Владимир Леонович, — но с домашними делами справляется. Обеими руками». А этот случай произошел у меня на глазах. Как-то во время медицинской конференции в Тбилиси мы с Владимиром Леоновичем обедали в ресторане. Неожиданно к нему подошел высокий грузин лет сорока и опустился перед ним на колени. Растерявшись, Леменев попытался его поднять, но тот схватил его руки и стал их целовать, повторяя: «Эти руки спасли мне жизнь». «Грузины — эмоциональный народ, — улыбается Владимир Леонович, вспоминая этот случай. — Мы успели вовремя прооперировать этого молодого человека. Сужение сонных артерий грозило его жизни. С великим трудом удалось добиться согласия руководства «Склифа» на проведение подобных операций — слишком велик был риск летального исхода. В прошлом году мы сделали 140 подобных операций». У Владимира Леменева много учеников, он — создатель школы сосудистой хирургии. И еще он — глава прекрасной семьи, где многие тоже стали медиками. Жена Лиля Николаевна — врач-гематолог, кандидат медицинских наук, дочери Наташа и Светлана — врачи, внучка Женя — тоже будущий врач, ветеринарный, правда, зять — инженер. Все они, как и Владимир Леонович, увлекаются горнолыжным спортом. В заключение нашей встречи я не удержалась и спросила Владимира, в чем секрет его успеха и в медицине, и в спорте, и в семейной жизни. «Чем больше человек работает, тем успешнее обстоят дела с его здоровьем, — сказал он. — Я не сижу часами перед телевизором, не кричу «судью на мыло», не пью пива. И всегда ставлю перед собой только труднодостижимые цели. Легкие цели — бугорок в степи, который проходишь незаметно. Только достигая трудной цели, получаешь удовлетворение».


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!