Встреча под покровом ночи

 Песах Амнуэль
 29 июня 2012
 2805

Такого политического кульбита, который произошел в ночь на 8 мая, в Израиле не видели давно. Может, вообще никогда. Никто этого не ожидал — вот что шокировало в первую очередь журналистов, которые обычно держат руку на пульсе и любой политический трюк предсказывают за недели, а то и месяцы! А ведь все развивалось в предсказуемом направлении. В «Аводе», «Кадиме» и «Ликуде» прошли праймериз. В двух первых партиях лидеры сменились, а «Ликуд» подтвердил свое доверие Биньямину Нетаниягу. В «Кадиме» Шауль Мофаз сменил на посту председателя Ципи Ливни, которая объявила о своем уходе из политики. Обычное дело: в свое время, проиграв выборы, из политики уже «уходили» и Нетаниягу, и Барак. Возвращались, конечно. Может, и Ливни вернется, но сейчас это уже мало кому интересно.

События развивались предсказуемым чередом. Яир Лапид, бывший телеведущий, сын известного политика Томи Лапида, 29 апреля объявил о создании партии «Йеш атид!» («Есть будущее!») и начал готовить свою политическую программу. Будущие избиратели, любящие все новое и неизведанное (чем в свое время пользовались и «Кадима», и Партия центра, и «Шинуй» Томи Лапида), уже предрекали в опросах этой партии до двенадцати мест в новом составе кнесета. Вновь появился на политической сцене Арье Дери, весь в раздумьях: возвращаться в родной «ШАС» или создать свою, альтернативную партию. Шели Яхимович, лидер «Аводы», а следом и новый лидер «Кадимы» Шауль Мофаз призвали оппозицию проголосовать за роспуск кнесета и досрочные парламентские выборы. Идею поддержал и «МЕРЕЦ».
2 мая Эхуд Барак сообщил, что созданная им партия «Ацмаут» («Независимость») пойдет на выборы независимо, согласно своему названию, и не собирается (как прогнозировали журналисты) вливаться в «Ликуд». О новой правой национально-религиозной партии сообщил 6 мая бывший глава Совета поселений Иудеи и Самарии Нафтали Бенет.
Все рвались в бой, в том числе и Биньямин Нетаниягу, прекрасно понимавший, что сейчас новые досрочные выборы в кнесет выгодны прежде всего именно ему и «Ликуду»: ведь все опросы показывали, что в будущем кнесете «Ликуд» станет самой крупной партией (сейчас самая крупная — все еще «Кадима», так и не сумевшая в свое время использовать численное преимущество и создать жизнеспособную коалицию власти).
Перехватив инициативу у своих соперников, Нетаниягу внес предложение о проведении досрочных выборов, и события начали развиваться, как в хорошем голливудском триллере. 7 мая правительство утвердило и передало депутатам на рассмотрение законопроект о роспуске кнесета. В тот же день к вечеру депутаты приступили к обсуждению, и никто не сомневался, что словесные баталии окажутся недолгими: ведь почти все фракции и партии уже успели публично заявить о том, что досрочные выборы неизбежны.
К наступлению ночи, как предсказывали журналисты и аналитики, кнесет утвердил в первом чтении Закон о собственном роспуске. И даже гипотетический день выборов был назначен: 4 сентября.
Кульминация, а затем и развязка триллера под названием «Досрочные выборы» наступили так неожиданно, что утром 8 мая (через несколько часов после того, как кнесет принял в первом чтении Закон о выборах!) ошарашенные журналисты не знали, как оценивать ситуацию, поставленную с ног на голову (или с головы на ноги — это уж в зависимости от точки зрения). Впервые «четвертая власть» не только ничего не предсказала, но вообще не имела информации о происходившем!
Что же случилось? В ночь на 8 мая Шауль Мофаз и Биньямин Нетаниягу провели личную встречу, и Мофаз, который неделей раньше утверждал, что «Кадима» никогда не станет сотрудничать с нынешним правительством, сделал Нетаниягу предложение, от которого тот не смог отказаться. А может, все было наоборот: Нетаниягу сделал Мофазу предложение, которое невозможно было не принять.
Мофаз и Нетаниягу договорились о том, что «Кадима» присоединится к правящей коалиции, которая, таким образом, разрастется до 94 мандатов и получит в кнесете перевес. У оппозиции, во главе которой теперь оказалась Авода с ее лидером Шели Яхимович, не будет ни малейшего шанса заблокировать хоть какой-нибудь законопроект, предложенный правительством. Подавляющее влияние новой коалиции так велико, что Руби Ривлин, нынешний спикер кнесета, заявил: «Возникает серьезная угроза демократии, когда оппозиция фактически лишена возможности влиять на происходящее».
Как бы то ни было, соглашение подписано, законопроект о роспуске кнесета отозван, досрочных выборов не будет. И скорее всего, кнесет 18-го созыва просуществует до конца каденции. Редкий случай в истории Израиля: только шесть раз из восемнадцати выборы в кнесет проходили в положенный срок.
Шауль Мофаз получил пост заместителя главы правительства и должность министра без портфеля, но что еще важнее — вошел в состав так называемого узкого кабинета по вопросам политики и безопасности. Прежде там было восемь членов, теперь будет девять, и военные обозреватели с удовлетворением отмечают, что армейский опыт Мофаза (в разное время Мофаз был начальником Генерального штаба и министром обороны) вкупе с его политическими взглядами, далеко не всегда совпадающими со взглядами главы правительства, позволят новому «узкому кабинету» принимать более взвешенные и продуманные решения, касающиеся самых важных вопросов безопасности государства.
Журналисты назвали поступок Мофаза «грязным трюком». Сколько раз Мофаз говорил одно и почти сразу делал другое! В 2005 году он сказал: «“Ликуд” — мой родной дом, а родной дом не бросают», и на следующий день ушел из «Ликуда» в «Кадиму». Уже в нынешнем году Мофаз неоднократно говорил, что «Кадима» никогда не примкнет к коалиции, и вдруг...
Все так. Но у политиков, как и у стран, есть интересы. Личные, партийные, государственные. Если не обращать внимания на слова, сказанные до подписания соглашения, то оба политика — Нетаниягу и Мофаз — поступили на пользу не только себе, но и своим партиям и своей стране.
На пользу себе — понятно. Мофаз получил желанный пост (и не один), а Нетаниягу обеспечил себе спокойную жизнь по крайней мере на полтора года. А при благоприятном стечении обстоятельств — и на более длительный срок.
На пользу партии — тоже понятно. Если бы выборы состоялись 4 сентября, «Кадима» наверняка потеряла бы больше половины своего представительства в кнесете. Последние опросы предрекали этой партии максимум десять мандатов. Более того: как оказалось, у «Кадимы» огромные долги (а у какой партии их нет?), и у нее просто могло не хватить денег на нынешнюю избирательную кампанию! Иными словами, Мофаз фактически спас партию от разгрома.
«Ликуд» тоже выиграл, поскольку появился реальный шанс вернуть «беглецов» в лоно родной партии. Еще на прошлой неделе «Кадима» реально вставляла «Ликуду» палки в колеса, а теперь будет исправно голосовать за предложения правительства. Более того, когда все-таки дело дойдет до очередных выборов в кнесет, «Кадима», вполне возможно, попросту объединится с «Ликудом» — оставшись независимой, эта партия после всех кульбитов вряд ли сможет рассчитывать на доверие избирателей.
Выиграло ли государство, о котором, как утверждают политики, они пекутся денно и нощно? Похоже, что да. Время сейчас непростое, правительству в ближайшем будущем придется принимать судьбоносные для страны решения — как во внутренней, так и во внешней политике. Во внутренней — «перезагрузка» закона Таля о всеобщей воинской обязанности, принятие бюджета с учетом рекомендаций комиссии Трахтенберга. Во внешней — принятие решений относительно иранской ядерной программы и возможных переговоров с палестинцами.
Махмуд Аббас, к примеру, твердо настаивает: никаких переговоров, если Израиль не прекратит строительство в поселениях и не отойдет к границам 1967 года. Коалиция, существовавшая еще вчера, могла под влиянием оппозиции и требований американской администрации «прогнуться» и сделать какой-нибудь нежелательный «жест доброй воли». Сейчас это практически исключено. Нетаниягу, который сказал: «Переговоры — только без предварительных условий», может быть уверен в том, что кнесет его поддержит. То же самое можно сказать и относительно планов атаки на иранские ядерные объекты (если такие планы существуют).
Проиграла ли демократия, как считает Руби Ривлин? Не думаю. До очередных выборов (если они все же состоятся в срок) — полтора года. Кнесет 19-го созыва будет таким, каким его захочет видеть избиратель. И если действия нынешней «широкой» коалиции израильтянам не понравятся, они это вполне демократически продемонстрируют в ноябре 2013 года.
Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции