Законотворчество жарким летом

 Песах Амнуэль
 7 сентября 2012
 2223

Лето в Израиле, как всегда, выдалось жарким. А Электрическая компания, как обычно, объявила, что выработка энергии находится на пределе, и попросила израильтян не включать в самые жаркие часы энергоемкие электроприборы. Вот и в политике то же самое — жара, лето, и хорошо бы сейчас не заниматься острыми проблемами, оставить на осень, на «после праздников», когда все будут пребывать в благодушном настроении, и можно будет договариваться по важнейшим вопросам нашего бытия. Например, о том, все ли обязаны проходить военную службу. Закон Таля, как-то регулировавший эту проблему, уже не действует, и Верховный суд* обязал правительство и кнесет до 1 августа принять новый закон. Летом! В самую жару! Вот министры и депутаты и стараются перещеголять друг друга, придумывая параграфы, которые должны бы удовлетворить всех, а на деле не удовлетворяют никого.

Принципиальное требование «Кадимы» и НДИ — полное равенство всех израильтян перед законом. Хорошая идея. Правильная. Действительно, перед законом все должны быть равны, иначе что это за закон? Но существует многолетний статус-кво — как в отношениях между светской и религиозной частью населения, так и в отношениях между евреями и израильскими арабами. Со времен Бен-Гуриона установилась традиция: учащиеся ешив (не всех, впрочем, ибо есть и армейские ешивы, где религиозные юноши учат Тору и служат в боевых частях, причем на самых опасных участках) от службы в ЦАХАЛе освобождаются, точнее, по достижении 23-летнего возраста они сами должны решать, идти ли в армию или продолжать обучение в ешиве. Обычно юноши выбирают учебу. По многим причинам, но главных две: к 23 годам еврейский религиозный мужчина уже несколько лет как женат и имеет ребенка, а то и нескольких. Куда ж ему в армию? А семья? Вторая причина, не менее существенная: армия просто не в состоянии предоставить ультрарелигиозному новобранцу ту степень кашрута и вообще религиозной жизни, какая ему необходима.
Это, кстати, прекрасно понимают все политики. Более того, министр обороны Эхуд Барак (и все его предшественники) не раз говорил и в кулуарах, и на публике, что армии просто не нужно такое количество (десятки тысяч!) новобранцев из ультрарелигиозных ешив: с ними масса хлопот, а солдаты из них — не лучшие.
Но… политика есть политика. А поскольку значительная часть светского населения недовольна тем, что кто-то воюет, а кто-то в это время сидит дома с женой и детьми, то политики обязаны это недовольство учитывать и как-то пытаться оформить компромисс, чтобы не ущемлять по возможности никого.
Не получается. На мой взгляд, и не может получиться в результате такого, как сейчас, кавалерийского наскока на проблему. Полагаю, что и Биньямин Нетаниягу, и остальные министры прекрасно это понимают, но… В общем, идет обычная политическая игра с предсказуемым результатом. Играть в такую игру можно летом, в жару, когда не только оппонента, но и себя самого понимаешь плохо.
«Кадима» и НДИ требуют, чтобы, поскольку перед законом все равны, в армии служили и израильские арабы. Конфликт возникает мгновенно. Можно ли допустить, чтобы арабы служили в боевых частях или даже «джобниками», допущенными к сложной военной технике? Арабы и сами не хотят служить (и в случае войны убивать своих братьев из других арабских стран!). Да, но есть альтернативная служба — почему бы арабам не послужить стране таким образом? Возможно, молодые арабы (во всяком случае, многие из них) так бы и поступили, но этой идее противостоят арабские политики, депутаты кнесета. Существует статус-кво, это очень сложная проблема, не надо нарушать сложившиеся традиции!
Да, но когда традиции складывались, была одна ситуация, а сейчас — несколько иная. Времена меняются, и традиции должны меняться тоже. Если при Бен-Гурионе число освобожденных от армейской службы учеников ешив достигало нескольких сотен, то сейчас в ультрарелигиозных ешивах учатся более 30 тысяч человек. Недовольство светского населения понятно, но равно понятны и требования религиозной общины: армия действительно не в состоянии обеспечить этим новобранцам достойные условия службы.
Ситуация, в принципе, патовая. Проблему решать нужно, иначе между светской и религиозной частями общества, как и между еврейским и арабским населением, будет накапливаться взаимное недовольство, переходящее в раздражение и, возможно, в открытый конфликт.
Но решать эту проблему следует постепенно, очень маленькими шагами переходя от старого статус-кво к новому, которому еще предстоит сложиться. И было бы очень жаль, если бы прямо сейчас, жарким израильским летом, политики приняли бы закон, который — совершенно очевидно — невозможно будет исполнить.
Наверняка это было ясно Мофазу, когда он подписывал коалиционные соглашения. И в результате новый вице-премьер оказался перед непростой дилеммой: уступить Нетаниягу, стороннику постепенного изменения статус-кво, или проявить упорство и выйти из коалиции, созданной с таким трудом всего два месяца назад. Мофаз выбрал второй путь. Понять его можно, политик должен придерживаться принципов. Понять можно, но принять позицию Мофаза я не могу – не верю, что вице-премьер (впрочем, уже бывший) действительно думает, что принятие Закона о всеобщей воинской повинности способно мгновенно перевернуть сложившиеся за десятки лет традиции.
Принципиальность проявил и Либерман. НДИ внесла на рассмотрение кнесета свой вариант законопроекта, и партия потерпела поражение: законопроект был отвергнут в первом же чтении.
В отличие от «Кадимы», партия Либермана из коалиции не вышла – как и все депутаты и министры, лидер НДИ прекрасно понимает сложность ситуации и, судя по всему, не собирается ради неисполнимых принципов топить лодку, в которой сам занимает место одного из рулевых. Либерман поступил мудрее Мофаза – и принципы продемонстрировал (светским избирателям – на будущее), и коалицию разваливать не стал, отдалив новые выборы на предельно возможный срок. Проблема всеобщей воинской обязанности не исчезнет от того, примет ли кнесет «революционный» закон – неважно чей: Мофаза или Либермана.
В свое время, когда попытались таким же кавалерийским наскоком разобраться с арабо-израильским конфликтом, в результате получили вторую интифаду и террористический анклав в секторе Газа. Быстро и радикально пытаясь решить проблему воинской службы для ультрарелигиозного и арабского населения Израиля, политики навяжут стране долговременное гражданское противостояние. Нам это надо?
А как же постановление Верховного суда, требующее к 1 августа принять новый закон о призыве вместо уже не работающего закона Таля? Решение Верховного суда — ведь тоже закон, обязательный для исполнения. Значит, нужно (надеюсь, так и будет сделано) принять некий компромиссный закон, очень мало отличающийся от закона Таля. Чтобы и закон был новым, и статус-кво изменился очень незначительно. На малую величину. Потом, когда общество привыкнет к новому статус-кво, сделать еще один маленький шажок. И так понемногу, всякий раз сверяясь с настроением всех слоев непростого израильского общества… Собственно, этот путь и предлагает премьер-министр.
Потребуются годы? Конечно. Но в Израиле есть проблемы, которые нельзя разрешить быстро, за один присест. Это прежде всего конфликт между израильтянами и палестинцами. Сменятся поколения, прежде чем в этой проблеме обозначится реальный прорыв. И еще один конфликт, который государство обязано удерживать от перехода в активное состояние: между светским и религиозным населением страны, связанный со службой в армии. Да, ЦАХАЛ — народная армия, и теоретически в ней должны служить все молодые люди. Теория, однако, почти всегда отличается от практики, и это должны понимать не только политики (впрочем, они-то, скорее всего, это понимают), но и те группы населения (как светского, так и религиозного), которые сейчас, расположившись по разные стороны баррикады, не согласны идти на компромисс.
Жара. Лето. Жаль, что Верховный суд ограничил срок принятия нового закона о призыве 1 августа. Лучше бы судьи дали срок до 1 января. И жара спадет, и мозги у министров будут работать в более разумном режиме.
Но для Фемиды, видимо, нет ни жаркого, ни холодного времени года. Вот и по делу Эхуда Ольмерта суд вынес свой вердикт в самую жару, и многие, услышав, каким оказалось решение, подумали, видимо, что и на судей подействовало лето, поскольку по двум обвинениям из трех бывший премьер-министр был полностью оправдан. По третьему обвинению решение еще не принято, но и по нему вряд ли Ольмерта ожидают сколько-нибудь серьезные неприятности.
А ведь сколько было шуму! Из-за обвинений в коррупции (не подтвержденных!) Ольмерт был вынужден уйти в отставку с поста премьер-министра.
Гора родила мышь? В данном конкретном случае, может, и так. Но суд над Ольмертом ясно показал существование еще одной важной для Израиля проблемы: доверия к власти. Но это тема для совсем другого разговора…
Песах АМНУЭЛЬ, Израиль
Фото: Koren Ziv
_______
*Верховный суд — орган, стоящий на вершине иерархии судебной власти и являющийся высшей судебной инстанцией в Государстве Израиль.



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!