ПОБЕДА ИЛИ ПОРАЖЕНИЕ?

 Песах Амнуэль
 24 июля 2007
 3106
Трагедия любого израильского премьер-министра в том, что ему приходится решать политические задачи, не имеющие решения. Но решать все равно нужно, и тогда премьер, руководствуясь зачастую одному ему известными соображениями, говорит: «Да будет так»
Трагедия любого израильского премьер-министра в том, что ему приходится решать политические задачи, не имеющие решения. Но решать все равно нужно, и тогда премьер, руководствуясь зачастую одному ему известными соображениями, говорит: «Да будет так». Однако в нерешаемой проблеме любой вариант выглядит проблематичным. Прав ли был Рабин, подписывая Норвежские соглашения? Прав ли был Нетаниягу, не отказавшийся эти соглашения выполнять? Прав ли был Барак, выводя войска из Южного Ливана? А Шарон прав ли, утверждая, что от палестинцев необходимо отделиться и начать следует с самой проблематичной области — сектора Газы? Каждый из этих лидеров пытался решить одну и ту же задачу — покончить с арабо-израильским конфликтом. Надо полагать, что каждый из них понимал: эта задача не может быть разрешена в срок жизни одного поколения. Любое решение окажется тактическим, а стратегия не будет вырисовываться даже в отдаленной перспективе. Думаю, это понимают даже такие профессиональные миротворцы, как Шимон Перес и Йоси Бейлин. Почему же они и сейчас, после очевидного провала Норвежских соглашений, говорят о «Новом Ближнем Востоке» и братании с палестинцами? Все это — политика, господа, борьба за власть. Левые не могут говорить, как правые (действовать, как показывает практика, могут, а говорить — нет). Миротворец слева обязан стремиться к миру любой ценой (в том числе и ценой жизни детей, погибающих в терактах). Миротворец справа тоже стремится к миру, но такому, чтобы не поступиться ни пядью еврейской земли (и готов, как и левый его собрат, поступаться жизнями детей, погибающих на территориях). Но нужно что-то делать, принимать решения и заставлять своих партнеров-противников тоже что-нибудь решать. Решение Ариэль Шарон принял: одностороннее размежевание. Первый этап: эвакуация еврейских поселений из сектора Газы, выход ЦАХАЛа, закрытие границы. «Алеф» неоднократно публиковал материалы по этой теме, в течение мая обсуждение плана Шарона продолжалось в Израиле на всех уровнях — от правительства и кнесета до скамеек на улицах, где «пикейные жилеты» решали и эту проблему и все прочие. Поскольку в начале мая Ликуд на внутрипартийном референдуме высказался против плана своего же лидера, Шарон оказался перед чрезвычайно непростым выбором. Он ведь уже принял решение и обсудил его с президентом США, добившись согласия. Решение о выходе из сектора Газы и ликвидации еврейских поселений одобрили руководители европейских стран, его поддержали внутри страны оппозиция и половина министров. Вы представляете, что это такое для политика: объявить о своем решении, а потом сказать «не буду я этого делать, поскольку партия против»? Если политику так важно мнение партии, почему не спросил до того, как объявил о своем решении всему миру? Шарон, которого все-таки не зря назвали «Бульдозером», приняв решение, обязан был довести дело до конца. Иначе — потеря политического лица, потеря уважения, в конечном счете — потеря власти. Ариэль Шарон показал нынче, чего способен добиться лидер, если демократия идет вразрез с принятым уже решением. Оставим в стороне красивые слова о том, что «решение принимается во благо государства, а не отдельной партии, и если партия против, то думать нужно не о ее интересах, а об интересах государства». Хорошо сказано, но ведь и противники Шарона в Ликуде тоже, по их словам, именно о благе государства пекутся, а не о собственном политическом будущем. А политики из блока «Национальное единство» и вовсе ради блага государства готовы поступиться (и поступились!) министерскими должностями. Как развивались события после референдума в Ликуде, на котором партия сказала «нет» Ариэлю Шарону? Во-первых, «нет» сказала не вся партия. К урнам пришла только половина членов Ликуда, из них 60% проголосовали против программы Шарона. Значит, если считать всех партийцев, включая оставшихся дома, противники Шарона составляют всего 30%, что, согласитесь, выглядит совсем иначе. Во-вторых, почему на такой важный для всей страны вопрос должны отвечать члены только одной партии, пусть и правящей? Может, народ в целом думает иначе? Кстати, народ в целом действительно думал иначе — многочисленные опросы показали, что от 60 до 70% израильтян поддерживают программу одностороннего отделения от палестинцев. Главное возражение противников отступления: после ухода ЦАХАЛа террор перекинется из Газы в Израиль. Отступление — награда террористам, это их победа, которой они не преминут воспользоваться. Власть в Газе немедленно после ухода ЦАХАЛа захватит «Хамас». А через туннели под Филадельфийским коридором, отделяющим палестинский Рафиах от египетского, контрабанда оружия пойдет такими темпами, о которых сейчас палестинцы и мечтать не могут. Возражение серьезное. Никто не может исключить, что так именно все и произойдет. «Что ж, — говорят военные, — в таком случае мы с полным основанием вновь войдем в Газу и наведем порядок». Армия уже начала было наводить в Газе порядок перед предполагаемым отступлением. Чтобы лидерам «Хамаса» и «Исламского джихада» уход израильтян не казался победой, нужно было этих лидеров, а также всю инфраструктуру террора перед отступлением уничтожить — в ходе операции «Радуга на облаке», проведенной в первой половине мая. Были убиты десятки палестинских боевиков, в том числе руководители военизированных соединений, обнаружены и взорваны три туннеля, по которым палестинцы получали из Египта оружие, ликвидированы несколько мастерских, где палестинцы сооружали ракеты «Касам». Но полностью «зачистить» Газу армия так и не успела — развитие политических событий отставало от армейских планов, и операция «Радуга на облаке» была свернута, достигнув своей цели лишь частично. Если бы во время проведения «Радуги на облаке» решение об одностороннем отделении было уже принято хотя бы на уровне правительства, это придало бы военной операции нужную легитимность. Однако политическая борьба между Ариэлем Шароном и его противниками в Ликуде и правых партиях продолжалась весь май. Сделав вид, что он считается с мнением партии, премьер-министр обнародовал измененный план размежевания. План отличался от первоначального лишь разбиением на отдельные этапы и объяснениями, чем предыдущие этапы отличаются от последующих. Суть осталась все той же. Да суть и не могла измениться, это понимали все — и Шарон, и его противники. Министр финансов Биньямин Нетаниягу уже был премьер-министром Израиля. Он-то уж наверняка понимает разницу между положением премьера, вынужденного принимать решения и нести ответственность, и положением оппозиционера, борющегося за власть и ответственность за решения не несущего. Оппозиционер часто выглядит в глазах народа более «белым и пушистым», чем избранный лидер государства. В данном же конкретном случае Нетаниягу должен был понимать — если ему и его команде удастся сейчас провалить план Шарона, это все равно не приведет к отмене одностороннего размежевания. Чтобы полностью избавиться от этого плана, Нетаниягу должен прийти к власти сам. Но большинства у министра финансов в Ликуде не было, нет и сегодня, несмотря на то, что вроде бы партия своего нынешнего лидера не поддерживает. На самом деле, партия (точнее, ее часть) не поддерживает конкретный план, но готова вновь избрать председателем именно Шарона (около 60%), а не Нетаниягу (менее 30%). Перед заседанием правительства, на котором должен был быть принят или отвергнут новый вариант плана Шарона, Биньямин Нетаниягу, Лимор Ливнат и Сильван Шалом попытались в последний раз свернуть «Бульдозер» с выбранного им пути. «Мы проголосуем «за», — сказали они, — если в плане будут сделаны изменения». Эти изменения обсуждались в течение нескольких дней. Заключались изменения в том, что таки да, мы уйдем из сектора Газы до конца 2005 года, как Шарон обещал Бушу, но решение об эвакуации каждого конкретного поселения будет приниматься правительством отдельно. Значит, просто будет больше потрачено бумаги и нервов. Ариэль Шарон, чтобы добиться большинства в правительстве, не только «сломал» сопротивление группы Нетаниягу, но и отправил в отставку не согласных с планом министров из блока «Национальное единство» — Авигдора Либермана и Бени Элона. В результате правительство утвердило план одностороннего размежевания: 14 голосов было подано за, 7 — против. Значит, нам придется поверить Ариэлю Шарону в том, что уход из сектора Газы — благо для страны, что египтяне возьмут на себя контроль за Филадельфийским коридором, а Мухаммед Дахлан — контроль за порядком и борьбу с террором. Одно жалко: в министерстве туризма в последнее время работал министр, успевший сделать гораздо больше полезных дел, чем его предшественники. Этого министра — Элона — Шарон уволил. Не за развал работы, а за политические взгляды. Число туристов в Израиле от этого не увеличится. А станет ли лучше политическая обстановка, покажет время.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!