Операция «Куст ежевики»

 Алекс Брайнин
 9 ноября 2012
 4584

Я помню осень 1992 года. И день тот помню, когда сначала услышал по радио, а потом прочитал в одной из «русских» газет: на армейском полигоне «Цеэлим-бет» произошла трагедия. Во время учений из-за случайного сбоя вместо учебной была выпущена боевая ракета. Она попала в группу солдат и взорвалась. Четыре человека погибли. Учения, конечно, прекратили до выяснения всех обстоятельств и причин трагедии.

Впоследствии это слово — «Цеэлим» — часто встречалось в разных публикациях и обсуждениях. Но лишь совсем недавно из статьи журналиста Ронена Бергмана в газете «Едиот ахронот» я узнал (не только я — наверняка почти для всех читавших статью написанное в ней стало неожиданностью), что на учениях, так трагически прерванных, отрабатывалась операция по уничтожению Саддама Хусейна. И если бы не страшная трагедия… Трудно давать оценки, но вполне вероятно, что увенчайся успехом операция, получившая кодовое название «Куст ежевики», не было бы вторжения американцев в Ирак в 2003 году. И не исключено, что карта Ближнего Востока выглядела бы сейчас совсем иначе. Не так был понят приказ, не ту кнопку нажал исполнитель… и судьба целого региона мгновенно изменилась.
Идея ликвидировать Саддама Хусейна принадлежала тогдашнему начальнику Генерального штаба Эхуду Бараку и изначально вызвала немало споров в высшем военном руководстве. Против были глава военной разведки (АМАН) Ури Саги, в ведении которого находился Отдел особых операций (ХАМАМ), а также командир спецназа Генштаба Дорон Авиталь. Тем не менее, приказ о подготовке операции по уничтожению Саддама Хусейна был отдан, и руководить операцией Барак назначил Амирама Левина, обладавшего большим опытом проведения таких акций, как проникновение на незнакомую территорию и ликвидация самого охраняемого человека.
Левину нужен был помощник, способный быстро накапливать и обрабатывать информацию о Хусейне. Таким человеком оказался Надав Зеэви, разведчик, известный (в узких кругах, конечно) своими блестящими идеями.
Саддам в то время почти не появлялся в общественных местах, но, тем не менее, эти редкие случаи можно было отследить. Однако даже выяснив, что диктатор будет в определенном месте в определенное время, нужно было еще убедиться, что это именно Хусейн, а не его двойник. Известно было, что каждый год Саддам приходит к памятнику Неизвестному Солдату в центре Багдада. Какие фантастические идеи обсуждались в Израиле, можно судить хотя бы по тому, что одним из предложений было заменить фундамент памятника, подложив туда взрывчатку.
О плане ликвидации Саддама Хусейна Барак рассказал премьер-министру Ицхаку Рабину. Генералы высказали свои соображения и доводы, в том числе отрицательные. Выслушав всех, Рабин поддержал Барака. Подготовка к операции «Куст ежевики» была продолжена.
Тем временем из американского ЦРУ поступила информация: тяжело заболел дядя Саддама Хусейна — Тильфах Хайралла. Зеэви понимал: если Хайралла умрет, племянник непременно приедет на похороны. И представится удобный случай для его ликвидации.
Разведчики стали собирать сведения о здоровье Хайраллы, занимался этим и тайный агент по кличке Хуми, давно завербованный Израилем. Хайралла ездил на лечение в Иорданию и Египет, и всюду его сопровождали израильские агенты.
Группу спецназовцев, которые должны были участвовать в операции «Куст ежевики», возглавил капитан Дрор. Конечно, спецназ не мог пойти на совсем уж неоправданный риск — например, приблизиться к диктатору вплотную и расстрелять его из огнестрельного оружия. Решено было использовать противотанковые ракеты типа «Тамуз», которые можно с высокой точностью запустить с расстояния до 25 километров. Ракета могла поразить не только неподвижную, но и движущуюся цель. Был назначен человек, который должен был, получив приказ, нажать на кнопку пуска: Нимрод Лормир.
В течение нескольких дней между предполагаемой смертью Хайраллы и похоронами нужно было на двух вертолетах «Сикорски» доставить на место бойцов и специальные грузовики, замаскированные под обычные иракские машины. После высадки спецназ на грузовиках должен был преодолеть оставшееся до места похорон расстояние, затем особой группе из четырех человек предстояло выйти непосредственно к месту похорон, идентифицировать Хусейна, передать информацию ракетчикам… И тогда Дрор отдал бы приказ, а Лормир — нажал на кнопку «пуск».
В октябре 1992 года Рабин, которого очень беспокоило это рискованное предприятие, провел два совещания. На них были рассмотрены альтернативные варианты. ХАМАМ, например, предложил отправить спецназ в Ирак не после смерти Хайраллы, а заранее, чтобы бойцы заложили на дорожках, по которым, как предполагалось, будет идти Хусейн, специальные прыгающие мины. Агент Мосада в этом случае должен находиться поблизости, чтобы в нужный момент подорвать нужную мину. Однако этот план не утвердили, поскольку Левин утверждал, что операция спецназа пройдет успешно с вероятностью 98 %. В конце концов, премьер-министр окончательно утвердил план по высадке спецназа и уничтожению Хусейна с помощью противотанковой ракеты.
Тренироваться спецназ должен был на базе «Цеэлим», потому что там можно было имитировать условия будущей операции: изобразить городок Аль-Худжи, где жил и вот-вот мог умереть Хайралла. Бойцы ездили на «иракских грузовиках», имитировали пуск ракеты сначала на симуляторах компании РАФАЭЛ, а после этих тренировок перешли, наконец, к полевым испытаниям. Когда все было подготовлено, командование решило провести последний тест, максимально приближенный к условиям будущей операции.
На базе была подготовлена площадка, похожая на кладбище клана Хусейн. Самого Саддама играл сержант Эяль Катван. Сначала предполагалась действительно игра-имитация, а на втором этапе планировалось запустить настоящие ракеты, и в этом случае Саддама и его свиту заменили бы куклами.
Перед последней тренировкой капитан Дрор и его бойцы выехали в Негев и провели ночь в пустыне — все должно было быть «как по правде», и к месту учений спецназ прошел по пути, в точности похожем на те условия, с которыми предстояло встретиться в Ираке.
Ранним утром на «Цеэлим» прибыло военное начальство: руководители Генерального штаба и разведки. Для них в полукилометре от места событий оборудовали наблюдательный пункт. Оба этапа испытаний — запуск холостых ракет, а потом настоящих — нужно было провести за два часа, потому что Бараку предстояло вернуться в Тель-Авив для доклада Рабину.
Первый этап начался в шесть часов. Катван-Хусейн и его «свита» приблизились к макету кладбища. В двенадцати километрах от них расположились грузовики с ракетными установками, бойцы ждали сигнала о пуске. «Иракцы» выстроились в две шеренги, и Кампель передал код пуска ракет.
Тогда и произошла трагедия.
В двенадцати километрах от «кладбища» Дрор услышал команду «пуск». Он устал, много часов провел на ногах и не спал ночь. Почему-то он подумал, что первый этап учений уже закончился, и к пуску были подготовлены не имитационные ракеты, а боевые. Дрор дал команду, Лормир нажал на кнопку и запустил первую ракету, а через пятнадцать секунд — вторую.
Услышав в воздухе резкий свист, Кампель понял, что произошло, и крикнул «иракцам», чтобы они разбежались. Но было поздно.
От разрыва ракеты погибли капитан Эльад Шило, старший сержант Арье Коэн и сержанты Шарон Шамир и Шимри Шафран. Остальные спецназовцы были тяжело ранены, самое тяжелое ранение получил старшина Эран Вексельбаум…
Рабин приказал остановить учения. Барак создал комиссию по расследованию. Пресса опубликовала сообщение о трагедии на базе «Цеэлим». Цель учений указана не была.
Ури Саги писал впоследствии: «За тридцать пять лет моей службы в армии я не видел операции, которая была бы подготовлена лучше этой. Но операция провалилась…»
Кампеля и Дрора отдали под суд, обвинив в причинении смерти по неосторожности. Обоих понизили в звании и осудили на условный срок. Кампель ушел из армии и занялся бизнесом, а Дрор некоторое время продолжал служить, но и он впоследствии вышел в отставку и возглавил компанию хай-тека.
Нимрода Лормира, нажавшего на кнопку, не судили — он лишь выполнил приказ, — но он судил себя сам, так и не сумев смириться с тем, что произошло, как ему казалось, по его вине. Семь лет спустя Лормир погиб, попав под машину. Было ли это случайностью?..
Операцию «Куст ежевики» официально не отменили, но и проводить не стали. Саддам распрощался с жизнью одиннадцать лет спустя, успев за эти годы погубить немало своих подданных.
Но принесла ли гибель Хусейна мир на иракскую землю? Нет, сейчас там все воюют против всех, и число погибших растет каждый день. История не знает сослагательного наклонения. Операция «Куст ежевики» провалилась, не начавшись. И никто сейчас не сможет сказать, как развивались бы события на Ближнем Востоке, если бы Саддама Хусейна ликвидировал в 1992 году израильский спецназ.
Алекс БРАЙНИН, Россия



Комментарии:

  • 12 ноября 2012

    Гость

    ... а других президентов суверенных государств не пробовали ликвидировать ?...было бы интересно послушать...очень занимательно...


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции