Письмо в редакцию

 Евгения Криницкая
 9 ноября 2012
 3936

Я родилась на Украине, в городе Радомышле Житомирской области. Это в 100 километрах от Киева и в 60 — от Житомира. В сентябре этого года мне исполнилось 90 лет. Войну я со своей старшей сестрой Бэллой провела в эвакуации. Маму и мою младшую сестру Улю, которые остались в Радомышле, расстреляли 6 августа 1941 года вместе со всеми остальными евреями.

В 1946 году мы с Бэллой приехали в Радомышль. Там нам рассказали, что происходило в городе во время оккупации. Кучка немцев набрала команду желающих работать полицаями. Им дали задание уничтожить евреев и коммунистов. А коммунистов уже не было, все они стали полицаями. Немцы уехали, и всю войну их не видели. Полицаи не требовали, чтобы евреи носили нашивки, не устраивали гетто, они и так знали всех. В городе не было военкома, мужчин не успели призвать в армию, и в начале августа все они оставались в городе.
6 августа 1941 года по радио объявили, чтобы все мужчины собрались в 6 часов утра на центральной площади, у церкви. За неявку — расстрел. Пригнали много грузовых машин и всех увезли в лес — копать ямы. Выкопали шесть ям — две большие и четыре маленькие. У одной из них расстреляли всех этих мужчин. В 12 часов дня собрали всех остальных евреев и отвезли в лес, недалеко от города, сразу после моста. А украинцы сидели на лавках и наблюдали, как жидов везут на расстрел. Было объявлено: взять с собой документы и ценности. Все узелочки складывались в одном месте. Начали с грудничков. Отрывали от матерей детишек и живыми бросали в яму. Следующая партия — дети школьного возраста, затем подростки, старики и последние — женщины. Одна женщина рассказала, что у нее не выдержали нервы, и она бросилась в могилу, когда почти всех уже перестреляли. Могилы засыпали только выкопанной землей, живым выбраться из них было легко. Когда стемнело, она выкарабкалась и пошла по лесу. Ночью уже была в ближайшей деревне. Два года она переходила из одной деревни в другую. Делала все: косила, обрабатывала огород, ухаживала за скотом. В селах ее знали, и никто не выдал. Так она прожила до 1943 года. Когда освободили Киев и Житомир, она вернулась в Радомышль. В это время полицаи уже переоделись и опять заняли свои руководящие посты, появилась «власть». После смерти Сталина, при Хрущеве, всех полицаев реабилитировали, они стали «участниками Великой Отечественной войны», их считали героями (по крайней мере, в Радомышле).
Между радомышлевскими евреями была договоренность считать 6 августа, когда расстреляли 6 тысяч евреев, Днем Памяти. Многие годы евреи со всего Союза приезжали в этот день помянуть родных. Лес заполнялся людьми, слезами, горем. Из Киева и Житомира приезжали переполненные автобусы. Привозили раввина, который читал кадиш. Каждое помянутое им имя он оплакивал, и мы рядом с ним обливались слезами. Могилы были неухоженны. Каждый год люди собирали деньги, делали ограды. Но их тут же разбирали и сжигали, пасли на могилах скот. Так продолжалось до 1960-х годов.
Точно не помню когда, но руководству города сообщили, что в Радомышль едет американец — Кипнис. Еще молодым во время Гражданской войны он уехал в США, а вся его семья осталась в Радомышле. Он приехал со своим переводчиком, с охраной. Посетил еврейское кладбище, которое находится возле большого базара за парком. А затем поехал в лес. Он увидел этот кошмар и сказал (сопровождавших было много): я человек богатый, вернусь домой и сразу вышлю деньги, чтобы поставили ограды на могилы. Начальство ответило: не надо нам денег, мы даем слово, что сделаем ограды. Они выполнили свое обещание, поставили чугунные ограды, но только на две могилы и постамент памятника жертвам фашизма. Остальные четыре могилы так и стоят без ограды.
Много лет отмечали эту горькую дату. А сейчас в Радомышле совсем нет евреев, разъехались по свету: в Израиль, Америку, Канаду. Никто в лес не ходит.
Евгения Иосифовна КРИНИЦКАЯ, г. Дюссельдорф, Германия



Комментарии:

  • 18 декабря 2017

    Василий

    Страшные дни прежила Украина при большевиках и фашистах....большевики уничтожали свой народ и все знали, что при власти евреи ...мои деды были репрессированы в 1937 году -тройку возглавлял сержант госбезопасности Гольдштейн Борис Маркович....Оккупационная власть растреливала не только евреев.... А обвинять украинцев в геноциде против евреев- это в стиле еврейской политики: мы белые, пушистые, а все -изверги ....так было и на территории России, Крыма....Беларуссии, Прибалтики.... Вопрос: а где могилы моих дедов и замученных в застенках НКВД ...?

    В нашей деревне всю войну жила еврейская девушка-она переходила от дома к дому -по две недели в каждой семье но ее одевали не очень, чтобы немцы не обратили внимание....с тех пор, если человек одет неряшливо, говорят: одеваешься как Хона ...а вы говорите :украинцы нелюди....!


  • 21 мая 2013

    Мария Котовская

    Мои бабушка, дедушка и еще много родственников закопаны в упомянутых выше ямах и эти места мы стараемся посещать, а в этому году мы с сыном решили поехать на еврейское кладбище, где, как я недавно узнала, похоронен мой прадед (все родственники, которые владели информацией, к сожалению, давно умерли, и узнать что-то конкретно сложно. Так вот. Мы приехали на то место, где когда-то было еврейское кладбище (захоронения 1919-1943 гг. и более поздние). Я понимала, что порядок там вряд ли поддерживают, но то, что мы увидели повергло нас в ступор. Территория поросла лесом и превращена в городскую свалку. Входа на кладбище не существует - оно окружено рвом, засыпанным всякой нечистью. Плиты, которые когда-то лежали на могилах, раскурочены и разбросаны по всей территории. Надписи на большинстве из них прочитать невозможно. Рядом с кладбищем расположен хозяйственный рынок! Складывается впечатление, что эту территорию готовят под будущую застройку. Строить на костях погибших для Украины нормально - достаточно хотя бы вспомнить строительство метро на месте Бабьего яра. Очень страшно мне стало от увиденного!


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!