Алеф № 1028, Декабрь
И снова выборы!

 Песах АМНУЭЛЬ, Израиль
 23 ноября 2012
 2344

Мы голосуем за Биньямина Нетаниягу!  

Досрочные выборы — традиционная игра израильтян. Ни одно правительство и ни один состав кнесета за несколько десятилетий не досидели положенного по закону четырехлетнего срока. Всегда находились причины и поводы для вотумов недоверия и преждевременного роспуска парламента. Помню, во времена Рабина оппозиция каждую неделю (а то и дважды) ставила в кнесете вопрос о недоверии правительству. Обычно голосование заканчивалось ничем, но все же количество переходило в качество, диалектика побеждала, правительство сваливали и начинались увлекательные игры в досрочные выборы. Власть переходила слева направо (от Рабина и Переса к Нетаниягу), потом справа налево (от Нетаниягу к Бараку), потом опять направо (к Шарону), и маятник этот раскачивался с периодом примерно в два-три года.
В этом смысле последнее правительство, возглавляемое Нетаниягу, можно назвать долгожителем: министрам удалось усидеть в своих креслах почти полных четыре года, почти целую каденцию. Своеобразный рекорд! Но традиция все равно победила. Как же в Израиле без досрочных выборов? Вот премьер-министр их и объявил, а кнесет, собравшись в ночь на 16 октября на свое первое заседание после летних каникул, тут же сам себя и распустил. Поскольку выборов хотели все партии, об этом поговаривали еще с весны и все ждали, когда же Нетаниягу объявит об этом, то законопроект о роспуске кнесета (редчайший случай в истории израильского парламентаризма!) был принят единогласно, будто в памятном Верховном Совете СССР. Сто депутатов из ста двадцати присутствовали в зале заседаний (тоже, кстати, редкий случай — обычно зал кажется полупустым), и все сто как один проголосовали за самороспуск.
Назначен день новых выборов:
22 января. На избирательную кампанию отведено всего три месяца, и потому журналисты уже заменили привычное выражение «избирательный марафон» на «избирательный спринт».
Причина спешки, как и причина объявления досрочных выборов, вполне понятна. Бюджет на 2013 год необходимо принять до 31 марта. Вариант бюджета, предложенный Министерством финансов и согласованный с премьер-министром, не устраивает ни оппозицию, ни даже многих членов коалиции, в том числе партии ШАС и НДИ. Слишком мало предусмотрено льгот для социально уязвимых слоев населения, слишком мало делается для среднего класса, и радость этот проект бюджета может принести лишь самым богатым, чего народные избранники, естественно, допустить не могут.
Правда, все понимают, что сокращения бюджета необходимы, что невозможно увеличивать государственный долг (пример Греции перед глазами), что нужно чем-то поступиться и на чем-то сэкономить. Проблема в том, что все министры предпочитают экономить за счет бюджетов не своих министерств. Тоже понятное, но невыполнимое желание.
Ситуация, вообще говоря, не новая и повторявшаяся чуть ли не каждый год. В прежние времена, даже два года назад, когда принимался нынешний бюджет, правительство все же вносило законопроект на рассмотрение кнесета, начинались бурные баталии с выкручиванием рук и криками «Выйдем из коалиции!». Но обычно или перед самым Новым годом, или сразу после него бюджет со множеством поправок все же принимали. Или не принимали — и тогда приходилось объявлять досрочные парламентские выборы.
Сейчас Нетаниягу даже не стал представлять кнесету проект бюджета. Премьер-министр прекрасно понимал, что предложенный им вариант не пройдет, и выборы все равно придется объявлять. Так зачем ждать и тратить время на споры, если результат известен? Поэтому Нетаниягу и внес предложение о досрочных выборах, не став устраивать дебаты со старым составом кнесета.
Причина выборов очевидна, сроки — тоже. И кстати хочу сказать, что журналисты совершенно напрасно тут же начали подсчитывать, в какую копеечку (чуть ли не 1,5 миллиарда шекелей) обойдутся досрочные выборы. Выброшенные, мол, деньги, и все из-за амбиций премьер-министра. Это не так. По графику выборы должны были состояться в октябре 2013 года. В октябре на избирательную кампанию были бы потрачены те самые 1,5 миллиарда шекелей, а то и больше. Но выборы пройдут в январе, в октябре их не будет, так что о каких выброшенных деньгах можно говорить? Те же траты, но на несколько месяцев раньше, только и всего.
Почему же Нетаниягу так охотно пошел на выборы вместо того, чтобы представить кнесету проект бюджета и хотя бы попробовать его протолкнуть? Дело не только в том, что протолкнуть все равно не удалось бы, и Нетаниягу это понимает. Это одна сторона медали. Вторая: рейтинг самого Нетаниягу и партии «Ликуд» сейчас высок как никогда прежде. В последние недели было проведено несколько социологических опросов, однозначно показавших: нет партии популярнее «Ликуда». Если бы выборы состоялись сегодня, «Ликуд» получил бы 30 мест в кнесете. И еще неизвестно, сколько досталось бы этой партии, если бы выборы провели после обсуждения бюджета. Поэтому решение Нетаниягу вполне понятно и объяснимо.
Уже сейчас очевидно, что в кнесете 19-го созыва ведущей и самой многочисленной партией будет «Ликуд», в отличие от нынешнего состава, где, несмотря на то, что «Кадима» находится в оппозиции, именно эта партия в кнесете самая многочисленная. В будущем составе, согласно тем же опросам, «Кадиме» светит в лучшем случае всего семь мест. Так с каким составом парламента лучше иметь дело премьер-министру? Понятно, что с будущим.
Результаты опросов, проведенных разными компаниями, конечно, отличаются друг от друга, но в принципе разница невелика, и уже сейчас можно прикинуть состав кнесета 19-го созыва.
Итак, самое обширное представительство будет у «Ликуда» (29–30 мест), а потому и будущее правительство опять возглавит Нетаниягу. Кстати, опросы показывают: когда речь идет не о партиях, а о конкретных личностях, которых израильтяне хотели бы видеть в кресле премьер-министра, то и здесь Нетаниягу впереди с 34 %. Далеко позади (8–9 %) находится группа, в которую входят лидер «Аводы» Шели Яхимович, лидер НДИ Авигдор Либерман и лидер новой партии «Йеш атид» («Есть будущее») Яир Лапид. За Шауля Мофаза как премьера проголосовало бы всего 3 % избирателей.
Иными словами, будущие выборы при любом раскладе сулят Нетаниягу и «Ликуду» внушительную победу. Соответственно, и коалиционные переговоры Нетаниягу будет вести не как лидер одной из равно представительных партий (как в прошлый раз — «Ликуд» и «Кадима»), а как лидер партии, у которой нет равных соперников. Понятно, что и посулы будущим членам коалиции будут не такими щедрыми. И, следовательно, сопротивление новому бюджету окажется не таким сильным. Нетаниягу выбрал для объявления выборов самый выгодный для себя момент.
Почему же кнесет единогласно за выборы проголосовал? Разве оппозиционные партии не понимают, что момент выгоден премьер-министру, а не им? Все всё понимают, конечно. Но! Проблема в том, что ситуация в стране — не только в экономике, но и в вопросах безопасности — развивается таким образом, что оттягивание выборов на более поздний срок может привести к ухудшению, а вовсе не улучшению положения левых партий. Сейчас «Авода» — после прихода нового лидера Шели Яхимович — на подъеме, но долго ли этот подъем будет продолжаться? Яхимович понимает, скорее всего, что именно сейчас электоральная сила «Аводы» максимальна, через несколько месяцев наступит разочарование, и партия рискует потерять голоса, а не приобрести новые.
Лидеры остальных партий рассуждают примерно так же, видя динамику распределения голосов потенциальных избирателей. К примеру, набирает силу новая партия «Йеш атид», которую возглавил бывший журналист Яир Лапид, сын Томи Лапида, создавшего и возглавившего несколько лет назад партию «Шинуй» («Перемены»). Новая партия пытается занять место в центре политического спектра, то самое место, которого лишилась «Кадима». «Кадима» избирателей теряет,
«Йеш атид» приобретает. И если выборы отдалить, то Яир Лапид, не исключено, сможет даже вывести свою партию на второе место! Нужно это нынешним депутатам? Нет, конечно. И это еще одна причина, по которой кнесет единогласно проголосовал за досрочные выборы.
Все нынешние партии, представленные в кнесете, короткая избирательная кампания вполне устраивает — у них или достаточно стабильный электорат (религиозные партии), или время работает против них («Кадима»). От «Кадимы» избиратель отворачивается, каждый новый опрос сулит этой партии все меньше мест, поэтому Шауль Мофаз тоже за то, чтобы, если уж выборы неизбежны, провести их как можно быстрее, пока избиратели не отвернулись окончательно.
От быстрой избирательной кампании теряет только Яир Лапид и его новая партия. Число сторонников «Йеш атид» стабильно растет, сейчас опросы сулят этой партии 13 мест в кнесете, Лапид отбирает избирателей у «Кадимы» и «Аводы», переметнуться к новичку могут и некоторые избиратели «Ликуда». Продлись избирательная кампания не три месяца, а полгода, и, пожалуй, «Йеш атид» могла бы получить те 20 мест в кнесете, которые предрекает своей партии сам Лапид.
Не скажу, что у Лапида какая-то особенно привлекательная программа — это обычная центристская партия, каких уже немало было в истории страны. Обычно они резво набирают очки перед выборами, но после первой же каденции сдуваются, и их место достается новой партии центра. Постигнет ли такая же участь Яира Лапида с его партией, покажет время.
Но кто совершенно точно проигрывает как от скоротечности избирательной кампании, так и от выборов вообще, это министр обороны Эхуд Барак, который, выйдя из «Аводы», организовал новую партию «Ацмаут» («Независимость»). Опросы дают этой партии в лучшем случае всего два места в будущем составе кнесета. Из большинства опросов следует, однако, что «Ацмаут» не преодолеет электоральный барьер. Барак мог бы спасти свою политическую карьеру, перейдя в «Ликуд», но в этой партии большинство настроено против нынешнего министра обороны, и Нетаниягу вряд ли пойдет на то, чтобы настаивать на предоставлении Бараку реального места в партийном списке.
Интересная ситуация складывается в партии ШАС — самой крупной и влиятельной религиозной партии, которой опросы сулят до 13 мест в будущем составе парламента. В середине девяностых у партии был непререкаемый лидер — Арье Дери. Под его руководством партия ШАС добилась стабильного представительства в кнесете. Но Дери, будучи министром внутренних дел, оказался замешан в коррупции, был осужден и несколько лет провел в тюрьме. Выйдя на свободу, он, естественно, далеко не сразу вернулся к политической деятельности, но его возвращения ждали все — не только в ШАС, но и в других партиях: всем было понятно, что авторитет свой Дери сохранил, и его возвращение неизбежно скажется на раскладе политических сил.
И вот — свершилось. Арье Дери объявил, что возвращается в политику. Одно время говорили, что он не станет конкурировать с Эли Ишаем за лидерство в ШАС и создаст свою партию, но из-за краткосрочности избирательной кампании Дери (как и Лапид) вряд ли успел бы набрать достаточно большой электорат — ведь ему пришлось бы отбирать голоса у «своей» партии ШАС. Судьбу Дери и ШАС пришлось решать Совету мудрецов Торы и духовному лидеру сефардских евреев раввину Овадии Йосефу. Было принято поистине соломоново решение: Дери в партию возвращается и таки да, становится лидером. Но не единоличным, а одним из двух — вместе с Ишаем. Формально первым в избирательном списке ШАС остается нынешний министр внутренних дел, а Дери числится вторым — но на деле это ничего не значит: кто реально, а не формально, возглавит ШАС, будет решено после выборов. Тому есть конкретная причина: имя Дери настолько популярно, что способно принести партии 3–4 дополнительных места в кнесете, отобрав эти места, скорее всего, у «Ликуда». После выборов и станет ясно, реально ли такое предположение. Если ШАС действительно получит на несколько мест больше, чем предполагалось ранее, значит, это успех Дери — ему и быть лидером.
Избирательная кампания только началась, но уже можно сказать, что она в самом разгаре. Каждый день приносит новые сведения о раскладе партийных сил, борьба идет буквально за каждый голос. От того, сколько мест получит в кнесете 19-го созыва лидирующая партия «Ликуд», и от того, как распределятся остальные места, зависит не только судьба бюджета на будущий год (из-за чего и были объявлены досрочные выборы), но, в конечном счете, судьба Израиля: ведь будущий кнесет займется не только экономическими проблемами, но главное — проблемами безопасности. Достаточно вспомнить нерешенную проблему иранской атомной бомбы, гражданскую войну в Сирии, нестабильность в Египте, усиление исламистов на всем Ближнем Востоке, и становится ясно, какие сложные проблемы придется решать будущему премьер-министру и партии, которую он возглавляет.
Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!