Расплата

 Сусанна Лангман
 23 ноября 2012
 3205

В прошлом номере «Алефа» Сусанна Лангман рассказала о том, как ноябрьскими Хрустальными ночами начался гитлеровский коричневый беспредел. Эта публикация посвящена описанию событий, которые произошли в Германии через шесть с половиной военных лет, и какую цену заплатили жители города Франкфурта за поддержку бредовых идей фюрера.   

Сгорели мечты  и развеялся пепел
«Сегодня нам принадлежит Германия, а завтра — весь мир», — с воодушевлением пели немецкие мужчины и парни, маршируя в коричневых рубашках по улицам немецких городов и простирая руку в приветствии своему фюреру.
Позже, в 1945 году, после Победы советский поэт напишет:
«Хайль Гитлер!» —  орал ты, багров от натуги,
«Хайль Гитлер!» —  орали друзья и подруги.
«Нах Остен, в Московию,  в русские степи!»
Сгорели мечты и развеялся пепел.

Полным разгромом, миллионами погибших, разрушенными городами закончилась для Германии Вторая мировая война. Втоптана в грязь нацистскими ботинками идея Фатерланда — немецкого Отечества. Стыд и позор испытывают пожилые немцы, слыша об этой войне. Немцы расценивают годы нацистской диктатуры как время тяжелой вражеской оккупации и собственного безумия.
Гитлер поднялся к власти на волне мирового кризиса, захлестнувшего Германию. Можно ли было это предвидеть и предотвратить? Как бы ни относиться к идеологии Маркса и Энгельса, но факты заключаются в том, что немецкие капиталисты — Крупп, Сименс, Мессершмидт, Юнкерс и другие — поддержали коричневый режим. А за ними — и большинство народа, получившего работу, дешевые квартиры и дешевые автомобили.
Войнами и разрушениями грешат истории многих народов. Но чтобы так хладнокровно применить государственную машину для уничтожения древней культуры (существенной части своей же немецкой культуры!), как это вознамерился сделать Гитлер, — такого история еще не знала!
На вопрос, почему евреи почти не сопротивлялись преследованиям, унижениям и депортации, историк Пауль Арнсберг, родившийся во Франкфурте, отвечает так: «С 1866 года, с тех самых пор, как прусский закон о свободе передвижения отменил все правовые ограничения и полностью освободил евреев от национальной дискриминации, они почувствовали себя равноправными гражданами и немцами «до мозга костей».
Шолом-Алейхем также писал в рассказе «Парнас», что в начале XX века ассимилированных немецких евреев стали называть немцами. До прихода к власти Гитлера евреи Германии, как нигде в мире, были довольны своим положением равноправных граждан и представить себе не могли, что их нормально устроенная жизнь в одночасье рухнет. И для евреев родина больше существовать не будет: «Германия — только для немцев!» Евреев парализовало внезапное изменение внутренней политики государства. Поэтому и о немецких евреях, к сожалению, также можно было бы сказать: «Сгорели мечты и развеялся пепел...»
Антигитлеровские силы в стране были слишком слабы. Антифашистское сопротивление не могло противостоять нацистской военной диктатуре, и немцы сами не смогли бы освободиться от гитлеризма. Поэтому никогда не должно быть предано забвению, кто и какой ценой спас Европу от коричневой чумы.
Разрушенный город
1 сентября 1939 года Гитлер объявил в рейхстаге: «Сегодня в 5 часов 45 минут мы вынуждены были открыть против Польши ответный огонь». Его слова означали вторжение в Польшу. По численности населения и важности военной промышленности город Франкфурт попал в число первых трех особо охраняемых объектов в Германии. С этих пор вступает в силу особое распоряжение о его затемнении и об охране от воздушных атак. «Первое траурное сообщение о погибшем франкфуртчанине — лейтенанте Клаусе Меншере — поступило 9 сентября 1939 года. 15 сентября была первый раз объявлена воздушная тревога. 16 октября над Франкфуртом впервые появились британские самолеты, а 4 июня 1940 года ночью, в 1:20, на город упали первые бомбы. Но лишь после бомбардировок в марте 1943 года жители тысячами стали покидать свои дома. А самые тяжелые воздушные атаки, которые превратили город Франкфурт в пыль и пепел, последовали 18 и 22 марта 1944 года.
18 марта в течение 40 минут был полностью подожжен и уничтожен старый центр Франкфурта. Бомбовые удары наносили тысячи самолетов, которые в шесть заходов атаковали город в ту ночь». Сгорела и превратилась в развалины Паульскирха. Взорван Домский собор. Разрушены Музей народного творчества, другие музеи и институты, тяжелые бомбы попали в Оперный театр. После следующих бомбардировок во вторую страшную ночь, 22 марта 1944 года, ничего не осталось от индустриальных районов города. Грудами развалин стали жилые кварталы. Были уничтожены исторические и культурные памятники. В том числе Дом-музей Гете, а также все дома на Ремерплац — в историческом центре города, и среди них главное здание, в котором находился зал королей и кайзеров (императоров) Германии.
С балкона этого здания в 1930-х годах держал речь фюрер: «Сегодня нам принадлежит Германия, а завтра весь мир!»
Все разрушенное было позже полностью восстановлено. И давно уже каждый житель Франкфурта и его многочисленные гости могут любоваться поднятыми из руин строениями, посещать музеи, театры и соборы. А вот синагогу на Бернеплац и другие синагоги, сожженные и разрушенные в городе в Хрустальную ночь ноября 1938 года, можно увидеть только на фотографиях. И мемориальные доски в местах, где стояли эти синагоги, их никогда не заменят.
(Справедливости ради надо сказать, что в последние годы в Германии опять стали восстанавливаться старые и появляться новые синагоги. А в самом престижном районе Франкфурта — Вестенде — вырос архитектурный комплекс Еврейской общины.)

Закончилась война для Франкфурта-на-Майне 28 марта 1945 года. Последнюю точку поставило Военное руководство союзников, объявив в 17 часов по американскому радио о полном захвате разрушенного города. Город претерпел самые тяжкие разрушения за всю свою тысячелетнюю историю. «Окончательный баланс разрушений и потерь, если таковой вообще правомерно подводить, таков: в последних бомбардировках погибло 4822 человека, более 22000 раненых, 12701 немецкий солдат погиб в гарнизонах, расположенных вокруг Франкфурта. Материальные потери исчисляются тринадцатью миллионами кубометров строительного мусора, в который превратились здания, и десятью полностью разрушенными мостами через Майн. Считается, что в руинах Франкфурта при капитуляции в 1945 году все еще оставалось в живых 240000 человек, половина которых совершенно не имела никакой крыши над головой…»
Американцы сообщали, что их вступление в город было встречено многолюдными демонстрациями. На плакатах было написано: «Давайте будем с вами добрыми друзьями!» А еще не сдавшееся к тому времени руководство национал-социалистов назвало население Франкфурта «предательски подлым». Последующее полное восстановление метрополии на Майне, как и других германских городов, состоялось при помощи тех же самых американцев. Сегодняшний Франкфурт имеет уже очень мало общего со старым предвоенным городом.

«Мы не сможем забыть»
Среди уцелевших франкфуртчан к окончанию войны в городе оставалось около 600 евреев. Сильно пострадавшая Вестендсинагога оказалась чуть ли не единственной в Германии, которую нацисты не сровняли с землей. Она находилась внутри густонаселенного жилого квартала, и это спасло ее от полного уничтожения. Оперный театр какое-то время использовал помещения синагоги как склад для своих декораций и мебели. Но 20 марта 1944 года в здание попали зажигательные бомбы, после чего от него остались только стены — внутри все выгорело.
После освобождения города от нацистского засилья синагогу стали восстанавливать. 6 сентября 1950 года Вестендсинагога была вновь открыта. Открытие состоялось в присутствии представителей государственной власти, руководителей города и членов вновь образовавшейся в 1948 году еврейской общины, насчитывающей уже почти тысячу человек.
Первый раббинер Франкфуртской послевоенной общины Вильгельм Вайнберг в своей речи при открытии подчеркнул, что после всего, что было, евреям очень непросто даются отношения с немцами: «Тяжелый занавес, сотканный из крови, слез и траура, будет вечно разделять нас...»
Освящение проводил 82-летний раббинер — доктор Георг Зальцбергер. За 40 лет до того, в 1910 году, он участвовал в освящении этой синагоги, построенной в западном районе Франкфурта. Теперь его пригласили для такого же события из Лондона, куда ему удалось эмигрировать в 1939 году после освобождения из концлагеря Дахау.
Раббинер Зальцбергер в своей проповеди произнес: «Мы не сможем забыть, но хотели бы простить».
Сусанна ЛАНГМАН, Германия
При подготовке статьи использованы материалы:
Пауль Арнсберг (1899–1978) «История франкфуртских евреев после Французской революции». Изд. Дармштадт, 1983.
Эрих Хельменсдорфер. «Франкфурт — метрополия на Майне». Изд. «Еcon», 1982, и «100 лет Вестендсинагоги (1910–2010)».
______
1Стихи «По Унтер-ден-Линден» были напечатаны сразу после Победы в 1945 году в одной из центральных советских газет. Кто автор, пока не установлено.



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции