Капитан Арон Стомахин на войне, в тюрьме и дома

 Леонид Сорока
 21 марта 2013
 6538

Казалось бы, что может быть более мирным, чем разрабатывать новую технику для сахарных заводов? Арон Эммануилович Стомахин работал начальником такого конструкторского бюро в Киеве. В этой же отрасли работал и мой родственник, Иосиф Черняховский. В свой недавний приезд в Киев мы разговорились с Иосифом. Он вспомнил своего бывшего босса и сказал: – А ты знаешь, он ведь был легендарной личностью. Его друг Юрий Разладин оставил мне заметки о нем. Вот возьми, почитай. Эти заметки с небольшим сокращением я и предлагаю вашему вниманию, дорогие читатели. Леонид Сорока

О  войне пишут много и по-разному. Мне всегда были интересны рассказы Арона Эммануиловича. Между собой мы называли его кратко АЭ или просто Ароном. По совместной работе с ним мы знали, что он человек оригинальный, решения принимает часто неожиданные и вызывающие поначалу протест. Но всегда ведущие к успеху. Оказалось, что и в армии эти его черты проявились самым ярким способом. Иногда эти решения стоили ему карьеры или даже лишения свободы. Но об этом потом. Пока же несколько эпизодов из его фронтовой биографии.
В последний год войны Арон командовал стройбатом. Ему предстояло обес­печить форсирование небольшой речки в Чехословакии. На пути саперов оказался завод по переработке кож. Арон приказал перевезти неиспользованный материал на переправу и уложить в качестве настила между сваями. Десантники благодарили саперов за такую смекалку, переправа прошла быстро и боевая задача была выполнена.
А когда советские войска оказались на подступах к Вене, у капитана Арона Стомахина родилось совершенно авантюрное желание — с выделенным взводом пробиться в центр Вены и в королевском парке поднять красный флаг с помощью дирижабля. Воины добыли дирижабль, трос, баллоны с гелием, и подразделение двинулось в Вену. Вечерело. В городе было относительно тихо, враг начал отступать.
Два грузовика со взводом охраны двинулись к центру по радиальному проспекту, ориентируясь по карте. По пути встретили немецкую колонну, двигавшуюся в противоположном направлении. Заехали в глухой переулок. Переждали. Далее путь был свободен. Добрались до парка, когда уже стемнело. И подняли дирижабль с красным флагом на тросе.
Утром с первыми лучами солнца наступающие части увидели в небе над Веной красный стяг — незабываемое зрелище и для жителей Вены, и для наступающих войск Красной армии.
В небольшом городке Австрии батальон получил приказ овладеть зданием банка. Валюту было приказано уничтожить и доложить о выполнении. Солдаты капитана Стомахина успешно справились с заданием. За небольшим исключением. Несколько сумок с деньгами разведчики спрятали в обозе со стройматериалами. Через несколько дней зашли в небольшое селение и расположились в крестьянских домах. Одного бойца капитан отправил в местный кабачок. Основная цель — проверить конфискат и закупить продукты. Посыльный вернулся сияющим — все в порядке, ужин был роскошным по военным меркам. На эти же средства приобрели у крестьян инструмент и стройматериалы.
День Победы Арон встречал в Вене. Капитан был почти героем и ожидал награды. Возможно, и самой высокой. Боевые задачи были выполнены, воины ликовали. Капитан был молод, хорош собой. Он подружился с местной театральной элитой. Свободное время проводили вместе. Что уж скрывать, у солдат его подразделения имелись трофеи, среди них и дорогие шубы. И капитан одаривал артисток с широкого плеча. Разумеется, его «связи» не остались без внимания соответствующих служб. Наказывать не стали, но из наградного списка вычеркнули. Медали «За взятие Вены» Стомахин так и не получил.
Приключения бывали и забывались. Но пришла к нему неожиданно большая любовь. Звали ее Вильма. Эту молодую девушку из Румынии только-только освободили из плена. И капитан окружил ее таким теплом и такой заботой, на которые был способен только он. И он решил пойти на невероятный поступок — перевезти любимую Вильму из Австрии в СССР. О том, что в те времена даже от мысли такой у другого волосы дыбом встали бы, не надо говорить. Но не у Арона.
В это сейчас трудно поверить, но капитан пошел на отчаянный шаг. Он переодел Вильму в солдатскую одежду, и она в танке прибыла с возвращающимися войсками в Киев. Пока находились в столице, нужно было определиться с жильем, не говоря уже о документах на Вильму. С документами решили так: Вильма была оформлена на паспорт умершей родственницы капитана. А решение жилищной проблемы пришло неожиданно. Занимать старые квартиры было опасно, могли вернуться хозяева. Стомахин организовал встречу с высокими чинами — и выход найден. В центре города на ул. Трехсвятительской был выбран капитальный пятиэтажный дом старой постройки. Силами стройбата в короткий срок были достроены еще два этажа. И здесь вместе с высокими чинами Стомахин получил свою первую в жизни квартиру.
Я бывал у него дома. Все было сделано добротно, капитально. Единственная трудность — отсутствие лифта. После пятого этажа на каждой площадке были установлены стульчики для отдыха. Все бы было хорошо. Как говорится, жить бы молодым, поживать да добра наживать. Но сработала система доносов, и переезд Вильмы через границу не прошел безнаказанно. Повели капитана по этапу на Север, десять лет лагерей получил он без права обжалования.
На лесоповале работали рядом ученые, писатели, деятели искусств... При всем желании и стараниях план лесопоставок лагерь не выполнял, не помогали угрозы, наказания, люди были истощены. Но Арон Стомахин и тут проявил свои знания, свою находчивость и талант организатора. Он обратился к начальнику лагеря с техническим предложением: на базе существующего трактора изготовить своими силами механический лесопогрузчик, то есть дооборудовать трактор лебедкой, тросом, механизмом захвата бревен и подъема на платформу. С этой целью предлагалось организовать в лагере конструкторское бюро для выполнения проектных работ, изготовить необходимые детали и организовать сборку и испытания лесопогрузчика. Зэк Стомахин гарантировал выполнение плана лесопоставок, а начальник лагеря обеспечивал теплое помещение для работы КБ, улучшенное питание и одежду.
Работа закипела. В КБ поступили сотрудники Академии наук, видные ученые, в основном из авиапрома, проектировщики, опытные инженеры. В короткий срок был спроектирован и оборудован первый лесопогрузчик. Испытания прошли успешно. Начальник лагеря ликовал. До сей поры заключенные по наклонным лагам вручную накатывали бревна на платформы. Труд был каторжным и малопроизводительным. А теперь лагерь стал выполнять план, и начальство ходатайствовало о сокращении срока заключения Стомахину.
И вот долгожданный день настал! Здравствуй, Киев, здравствуй, новая жизнь с любимым человеком. Вильма, а теперь уже Вильма Андреевна, прошла обучение, получила специальность конструктора и терпеливо ждала возвращения мужа.
Способности организатора у Стомахина всегда были на высоте. У него был коллектив единомышленников, его КБ выпускало образцы новой техники плюс работа на перспективу. Многие изобретения Стомахина были реализованы еще при жизни автора.
…Мы, его друзья, часто бываем на его могиле. Его надгробье тоже, можно сказать, инженерное сооружение с подземным склепом и нишами для погребений, каждому родственнику — своя ниша. Все продумал АЭ еще при жизни, на передней панели изображен барельеф воина, на обратной стороне — контуры Вены, над панорамой города — дирижабль с флагом.
Проходят годы, память понемногу стирается, и хочется сказать героям: мы вас помним!
Юрий РАЗЛАДИН, Израиль



Комментарии:

  • 4 сентября 2015

    Гость

    Вечная память!


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции