Их водила молодость

 Леонид Сорока
 21 марта 2013
 3579

Писать о том, как тесен мир, уже просто неприлично. Общее место. И все же каждый раз эта теснота помогает пересечься с людьми и узнать о событиях, свидетелей которых, казалось бы, уже нигде не найти. Мое детство и ранняя юность прошли на Урале, в Удмуртии. С той поры много лет пролетело. Я уехал в Киев, там прошла большая часть сознательной жизни. Уже более двадцати лет живу в Израиле в небольшом галилейском городке.

И вдруг узнаю, что в город приезжает моя одноклассница Майя, которую тоже судьба унесла из Удмуртии, но в Сибирь. Она стала учительницей, живет все эти годы в Новосибирске. А в Израиль приехала в гости к Розе Ефимовне Гиндиной, своему бывшему завучу (заведующей учебной частью. – Ред.) по 111-й новосибирской школе. Зная мои журналистские интересы, Майя сказала: «Ты поговори с Розой Ефимовной! Это ходячая история!»
И вот я сижу в уютной комнатке Розы Ефимовны в кармиэльском хостеле. По старой учительской привычке она заранее подготовилась к нашей встрече. Обложилась альбомами, грамотами, медалями. Ей важно рассказать мне всю свою жизнь. И повествует о своей учительской карьере со всеми детялями, заслугами и наградами, показывает письма с благодарностями от учеников, ставших учеными, военными, врачами и инженерами и помнящими своего любимого учителя физики.
Она возвращается к юности — когда началась война, ей было шестнадцать лет. Отец ушел на фронт. Больше живым она его не увидела… С мамой и тремя сестрами эвакуировалась из Витебска на Кузбасс.
И тут особенно загораются ее глаза. Она вспоминает свою комсомольскую юность. При всей иронии, которая возникает у современного читателя, ей нельзя отказать в искренности энтузиазма. Мужчины ушли на фронт, женщины встали у мартенов, стали шахтерами.
– Я, совсем сопливая девчонка, — вспоминает Роза Ефимовна, — была назначена освобожденным комсомольским секретарем на стройке 5-й комсомольской домны. Люди работали, почти не отдыхая. Я носилась по участкам стройки, знала всех по именам, была и толкачом, и ходатаем за рабочих, и человеком, который поднимал народ. У нас тогда на стройке находилась выездная редакция «Комсомольской правды», свои поэты и художники.
Роза Ефимовна раскрывает один из альбомов и показывает фотографию.
– Я внизу, крайняя слева. В светлом берете. А у меня за спиной поэт Михаил Львов. Да, тот самый, который написал слова песен «Поклонимся великим тем годам», «Сидят в обнимку ветераны», «Чтоб стать мужчиной, мало им родиться», «Сколько нас, нерусских, у России»...
Это мы сфотографировались во время торжественной сдачи домны в эксплуатацию. Приехал тогда на сдачу Вениамин Эммануилович Дымшиц. Тот, который потом был членом ЦК, вы, наверно, помните. А тогда он был управляющий строительным трестом.
И когда пошел первый чугун, произошел неприятный инцидент. От жара стал таять снег на крыше, капли воды проникали в расплавленный металл, и искры разлетались во все стороны. Одна из них обожгла Дымшицу шею. На следующий день на торжественном митинге, посвященном сдаче домны в эксплуатацию, Вениамин Эммануилович появился с перевязанной шеей.
А потом я окончила пединститут, уехала в Новосибирск. Но это уже совсем другая история.
Леонид СОРОКА, Израиль



Комментарии:

  • 3 апреля 2013

    Гость

    Спасибо,Леонид.Читается легко,а самое главное-интересны факты того времени.И то,что вспомнили такую замечательную песню-"Поклонимся великим тем годам",которую исполняла моя любимая Людмила Зыкина-золотой голос России.


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!