Дело принципа

 Лев Авенайс
 21 марта 2013
 3291

У этого человека есть имя и фамилия. Но я не думаю, что он уже заслужил честь быть занесенным в пантеон славы еврейского народа, чай, не Эйнштейн, не Фрейд и даже не Кобзон. Поэтому не стоит загружать его именем коллективную память евреев земного шара — от Новой Зеландии до Лапландии. Пусть он пока остается просто человеком. Но все-таки не совсем «просто человеком», а человеком с большой буквы — Человеком. Потому что человек с маленькой буквы до всего этого не додумался бы, а если бы додумался, не смог бы осуществить.

А начиналось все очень обыденно. Итак, лет пять тому назад Человек прокатился на своем автомобиле по единственному платному израильскому шоссе. Я сам по этому шоссе несколько раз в году проезжаю, потом получаю на дом счет и незамедлительно плачу, потому что пени за просроченный платеж набегают весьма немалые.
Вот и наш герой (герой истории и герой — в смысле героический) проехал по этому шоссе как простой смертный. И спустя некоторое время получил домой счет за проезд. Это завязка истории. Проверив счет, что уже характеризует Человека с правильной стороны (я, например, всегда верю счетам и их не проверяю), он обратил внимание, что с него взяли на 1 (прописью: один) шекель и 80 агор (то есть на полдоллара) больше, чем, по его мнению, он должен был заплатить. Вот вам урок первый и важный: проверяйте счета!
Идем дальше. Что сделал бы на его месте такой пофигист, как я (если бы я обнаружил неувязку)? Максимум буркнул бы что-нибудь малоцензурное в адрес компании — владельца шоссе и заплатил бы. Потому что спорить — себе дороже! Но это мне дороже! А Человек был адвокатом, что само по себе многое объясняет. И хотя у него, без сомнения, была в наличии эта не слишком крупная сумма в шекель восемьдесят, он написал в компанию гневное письмо, в котором объяснил, что компания взяла с него какой-то налог, который брать не должна была. И бюрократическая машина завертелась, медленно, натужно набирая обороты.
В компании отнеслись к письму со всей серьезностью. Человеку ответили, что он не прав, и лишние (по его мнению) шекель восемьдесят, по мнению компании, совсем не лишние. И извольте, Человек (нет, для компании он с маленькой, даже очень маленькой буквы)… человек, заплатить по счету сполна, включая спорные шекель восемьдесят.
Теперь я спрошу вас, что бы сделали вы на месте Человека? Не отвечайте. Я скажу вам, как поступил Человек. Он написал пространное письмо в Министерство промышленности и торговли, отвечающее за порядок в этой сфере. Потому что не деньги важны, а принцип. Он не хочет быть «фраером», ибо в Израиле нет ничего страшнее этого статуса.
В министерстве от письма не отмахнулись, тщательно проверили все аргументы автора, запросили доводы компании-ответчика и приняли сторону компании. Она — большая, а Человек — маленький, хоть и с большой буквы.
Теперь ответьте мне, что на этой стадии сделал бы человек (с маленькой буквы), если бы он не был адвокатом? Нет, не отвечайте… Я вам скажу, что сделал адвокат. Он подал иск в суд. Подробный, на многих страницах, с объяснением, расчетами, ссылками на статьи и параграфы. И, как водится, заплатил за подачу иска сумму, во много раз превышающую первоначальную спорную — один шекель и восемьдесят агор. Потому что когда речь идет о справедливости, настоящий Человек за ценой не постоит.
Как известно, в израильских судах, благодаря таким дотошным и принципиальным людям, скопилось огромное количество дел. Так что пока до дела о шекеле восьмидесяти дошло дело (извините за неуклюжую тавтологию), прошло много месяцев, а, может, даже и лет. На суде были истец, представители ответчика, судья, секретарь суда — в общем, все как положено. Истец потратился на бензин, на стоянку автомобиля, не говоря уж о своем драгоценном адвокатском времени… Правда, он сэко­номил на адвокате, так как представлял свои интересы сам. (Хотя, судя по его дотошному характеру, может быть, он сам себе выписал гонорар.) Суд вник в существо вопроса, но опять-таки принял сторону большого бизнеса. Как будто это не наш израильский — самый справедливый — суд в мире!
Очередной мой вопрос: что бы сделал обычный, заурядный, халтурный адвокат, получив такой вердикт суда? Выругался бы уже во весь голос и провел бы шекель восемьдесят и все сопутствующие этой сумме немалые расходы по графе «убытки». Может, выпил бы с горя, оплакивая проигранный процесс!..
Но наш адвокат был Человеком с большой буквы (с какой буквы он был адвокатом — пока молчу). Евреем. Жестоковыйным. Принципиальным. Несгибаемым. В общем, если выставить в музее, то весь день в музее б торчали ротозеи… И он подал апелляцию в вышестоящий суд. И снова шли месяцы и, возможно, годы… И была ночь. И было утро. И был суд. Окружной. Судья мучительно вникал в суть дела, секретарь кропотливо заносил в протокол каждое слово, истец произносил речь, которой позавидовал бы А.Ф. Кони, а адвокаты компании-ответчика были не менее блистательны. Как Плевако. Плеваки этакие! И снова суд принял решение, что шекель восемьдесят были взысканы правильно и подлежат оплате.
Дорогие читатели, у меня к вам больше нет вопросов. Просто скажу, что Человек подал апелляцию в Верховный суд Государства Израиль. Выше него только тот, чье имя нельзя произносить всуе. Вроде бы за подачу иска в этот суд взимают очень серьезную сумму. Какую точно — не знаю, но большую, чтобы не каждое дело ценой в шекель, пусть даже принципиальный шекель, попадало на рассмотрение высшей судебной инстанции страны. И так уже Верховный суд завален делами под самую крышу этого величественного здания. Дело это, разумеется, не получило статуса первоочередного, так что оно тихо дожидалось своего часа. Год или более года…
И час пробил! Не зря говорят наши мудрецы и записано в священных книгах: «Еш дин бэ-Иерушалаим»! Есть суд в Иерусалиме! Верховный суд! И есть высшая справедливость. Человек выиграл! Суд признал, что шекель восемьдесят с него содрали незаконно! Ура, товарищи! Да, на доказательство истины ушли долгие годы! Да, вместе с годами на это дело ушли немалые деньги и нервные клетки! Но кто теперь скажет, что евреи — корыстные и готовы за шекель удавиться? Только антисемиты такое скажут! Человек сражался ради принципа и победил!
Правда, я не исключаю, что компания, эксплуатирующая «шоссе раздора», подаст апелляцию и потребует рассмотрения дела в расширенном составе судей. Это придало бы картине какую-то законченность…
Впрочем, о законченности говорить в любом случае рано… Сейчас я вам раскрою секрет: это не просто Человек с большой буквы, это и юрист с большой буквы «Ю»! Потому что теперь на основании вердикта Верховного суда он готовит… представительский иск против компании, которая взимала эти лишние шекель восемьдесят со всех водителей, проезжавших по этому шоссе в течение всех этих лет… А шекель восемьдесят, умноженные на число проехавших автомобилей… число автомобилей, помноженное на шекель восемьдесят… это же… это же — бешеные деньги! И в случае, если он выиграет это дело (на что уйдет со всякими апелляциями еще лет десять!), гонорар, выражаемый процентами с бешеных денег, составит… тоже бешеные деньги, только чуть менее бешеные.
А ведь все начиналось с одного шекеля восьмидесяти агор! Вот что значит правовое государство, хорошие адвокаты, справедливый суд и дальновидный Человек с большой буквы! Ну, и дело принципа, конечно!
Лев АВЕНАЙС, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!