Без изменений

 Песах Амнуэль
 30 мая 2013
 2468

Весной нынешнего года Израиль посетил с официальным визитом президент США Барак Обама. Это была его первая зарубежная поездка после переизбрания на второй срок. Кроме Израиля, Обама побывал в Рамалле, Бейт-Лехеме (Вифлееме) и Аммане. Израильтяне не ждали от Обамы новых идей и обещаний. «Я еду на Ближний Восток не для того, чтобы предлагать новые решения, а чтобы послушать», — сказал Обама перед поездкой, и выслушал он действительно многих: и премьер-министра Нетаниягу, и президента Переса, и министра обороны Яалона, и палестинского «президента» Аббаса, который заявил, что «мы не можем судить палестинцев, убивающих евреев»! А также иорданского короля Абдаллу. Обама и сам сделал несколько важных заявлений, которые я приведу с тем чтобы потом дать им оценку.

Итак, цитаты из речей президента США:
«Мы сошлись на том, что ядерный Иран будет представлять угрозу для Израиля, региона и мира. Мы не будем придерживаться политики сдерживания, наша политика — остановить ядерную программу Ирана, и еще есть время, чтобы сделать это»;
«Поддержка Америкой Израиля беспрецедентна, и связь между странами никогда не была лучше, чем сейчас»;
«Время моего визита в Израиль оказалось подходящим для примирения между Израилем и Турцией. Однако примирение между странами, которые связывают долгие годы партнерских отношений, находится лишь на начальной стадии, и еще многое должно быть сделано, чтобы их восстановить окончательно»;
«Окно возможностей (начала мирного диалога с палестинцами. – П.А.) еще открыто, но достижение мира становится все более и более трудным»;
«США не могут гарантировать мир; он может быть достигнут, только если стороны будут стремиться приложить усилия к его достижению».
* * *
Это — слова. О том, насколько они соответствуют делам, можно судить по тому, что произошло в регионе после того, как американский президент вернулся домой.
Премьер-министр Нетаниягу еще во время пребывания Обамы в Израиле позвонил президенту Турции Эрдогану и «выразил сожаление» по поводу «инцидента» с турецким судном «Нави Мармара» в мае 2010 года. Тогда погибли девять граждан Турции, и Эрдоган многократно заявлял, что о нормализации отношений с Израилем и речи быть не может до тех пор, пока израильская сторона не принесет официальных извинений и не выплатит компенсации семьям погибших. Израиль приносить извинения отказывался — действительно, с какой стати? Любой желающий может и сейчас посмотреть на YouTube видеоролики, снятые во время захвата израильским спецназом турецкого «мирного корабля», пытавшегося прорвать морскую блокаду Газы. Любой желающий может увидеть, как израильским солдатам пришлось оборонять свои жизни, как их выбрасывали за борт, избивали… Собственно, и международная комиссия признала, что действия израильского спецназа были законными. Израиль извинения не приносил, отношения между Турцией и нашей страной ухудшались, и президент Обама, будучи в Израиле, уговорил Нетаниягу если не извиниться официально, то хотя бы выразить сожаление. Нетаниягу сожаление выразил, и обозреватели с ликованием писали, что черная полоса в отношениях Израиля и Турции наконец позади и теперь наши страны плечом к плечу будут бороться против терроризма и иранской угрозы. Ничего этого, однако, не произошло. Эрдоган принял сожаления Нетаниягу как должное, но тут же заявил, что никаких улучшений в отношениях Турции и Израиля не будет, пока Израиль не прекратит блокаду Газы и не выполнит все условия палестинцев: отойдет к границам 1967 года, разделит Иерусалим и так далее.
Более того, Эрдоган собрался лично отправиться в Газу, чтобы показать Израилю: блокада его вовсе не касается. Уже после визита Обамы в Израиль Ближневосточный регион несколько раз посетил государственный секретарь Керри, предупредивший Эрдогана, что визит в Газу может негативно отразиться не только на турецко-израильских, но и на турецко-американских отношениях. Но и это не подействовало. Эрдоган определенно заявил, что посетит Газу, как и намеревался, в конце мая.
Единственный результат израильского сожаления — начала работать совместная турецко-израильская комиссия, которой предстоит определить размер компенсаций семьям девяти погибших на «Нави Мармаре». Но и тут, похоже, продвижений не предвидится, слишком различны подходы сторон: Израиль согласен выплатить по сто тысяч долларов за каждого погибшего, турки требуют по миллиону — в десять раз больше.
А что на иранском и сирийском направлениях, о которых тоже говорили Обама и Нетаниягу? Определены ли «красные черты»? Стало ли понятнее, на какие меры готовы пойти Соединенные Штаты, чтобы не допустить появления у Ирана атомного оружия? Стало ли понятнее, вмешаются ли Соединенные Штаты в гражданскую войну в Сирии, или даже применение одной из сторон сирийского конфликта химического оружия не заставит американцев использовать свою силу?
На эти вопросы приходится ответить одинаково: нет, понятнее не стало. Слова были сказаны правильные, но уже после отъезда Обамы разведки как Израиля, так и Соединенных Штатов сообщили, что химическое оружие, видимо, уже было применено регулярной сирийской армией против повстанцев. А что касается Ирана, то уже после отъезда Обамы эксперты (и с ними согласился министр обороны США Хейгел) сообщали: Иран уже накопил столько низкообогащенного урана, что если будет дано указание аятолл начать производство атомных бомб, первые бомбы будут изготовлены в течение даже не месяцев, а недель. Пресловутые «красные черты», похоже, уже перейдены как в отношении Сирии, так и в отношении Ирана. И что? Если судить по заявлениям израильских военных (например, по выступлению бывшего начальника военной разведки Ядлина), справляться как с сирийской, так и с иранской проблемами Израилю придется в одиночку. Да, с молчаливого согласия Соединенных Штатов. Но — только с молчаливого согласия.
Обама говорил и о том, что военное сотрудничество США и Израиля нерушимо и «никогда не было лучше, чем сейчас». И это верно. После визита Обамы Израиль посетил министр обороны США Хейгел, и в результате был подписан контракт на сумму 3 миллиарда долларов. Соединенные Штаты поставят Израилю самые современные летательные аппараты — конвертопланы ­V22-Osprey, сочетающие достоинства самолетов и вертолетов одновременно: они способны взлетать, как вертолеты, с малых площадок, но после взлета превращаются в самолеты, способные развивать скорости, вертолетам недоступные. Эти аппараты, безусловно, необходимы как для высадки десанта в далеком тылу врага, так и для спасения попавших в беду израильских летчиков и спецназовцев. При атаке на иранские атомные объекты конвертопланы — замечательное и необходимое средство.
Получит Израиль и новые самолеты-заправщики КС-135 Stratotanker, без которых атака на иранские атомные объекты становится делом более чем рискованным, и новейшие радары для израильских F-15, и ракеты, с помощью которых наши пилоты смогут подавлять средства противовоздушной обороны противника.
Очень важный контракт! Получив конвертопланы, заправщики, радары и ракеты, израильские ВВС смогут атаковать иранские атомные объекты с гораздо меньшим риском, чем сейчас. Проблема, однако, в том, что всю эту замечательную авиационную технику и оборудование Израиль получит лет через пять. Выполнение таких дорогих контрактов — процесс небыстрый. И если бы контракт был заключен лет пять-шесть назад, имело бы смысл радоваться. Но сейчас счет идет не на годы и даже не на месяцы, а, как уже говорилось, на недели! Если правительство Израиля действительно решит: «Все, ждать больше нельзя, надо атаковать», то произойдет это не через пять лет, а гораздо раньше. И воевать придется тем оружием и той техникой, что есть сейчас.
А если допустить, чтобы Иран стал ядерной державой, то и будущие военные поставки ситуацию не спасут.
О том, что ни визит Обамы, ни последовавшие затем визиты госсекретаря Керри ни на шаг не приблизили хотя бы начало мирных переговоров с палестинцами, я уж и не говорю. Президент США по­обещал Палестинской автономии финансовую помощь в размере сотни миллионов долларов, в ответ Махмуд Аббас не пообещал Обаме ничего. Даже того, что американские деньги пойдут на спасение тонущей палестинской экономики, а не осядут, как всегда, в карманах чиновников.
Так как же изменилась ситуация на Ближнем Востоке после столь долгожданного и разрекламированного визита президента США? По большому счету, никак. Мы и раньше знали, что Соединенные Штаты — наш единственный стратегический союзник. Мы и сейчас знаем, что если придется отбиваться от сирийских повстанцев, палестинских террористов и иранского атомного оружия, делать это Израилю придется самому. Американцы нас, конечно, поддержат. Но не больше.
А разве мы и до визита Обамы рассчитывали на большее?
Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!