Женщины — агенты Моссада

 Александр Шульман
 30 мая 2013
 2857

Женское обаяние, красота и проницательность способны творить чудеса. Они открывают сердца непримиримых врагов и находят ключи к самым неприступным объектам. Эти замечательные женские свойства издавна используются разведками мира. Израильская служба внешней разведки Мосад не является исключением: в рядах бойцов невидимого фронта Израиля женщины занимают достойное место. Впрочем, вся информация об их подвигах навечно скрыта в служебных архивах, их имена неизвестны и вряд ли когда-нибудь появятся в прессе.

Завесу секретности над ежедневным подвигом израильских разведчиц слегка приподняла журналистка Веред Рамон-Ривлин, получившая уникальную возможность взять интервью у пяти женщин, занимающих ключевые посты в Мосаде. Их ранги в разведслужбе соответствуют армейским званиям генерал-майора и полковника, и с каждой из них связана увлекательная история жизни, посвященной служению отечеству. Среди них есть командиры оперативных групп, мастерски владеющие всеми видами оружия, и аналитики, планирующие смелые и изобретательные операции по всему миру. Интеллектуальный уровень их очень высок — у всех есть ученые степени, они владеют многими языками и обладают уникальным опытом и проницательностью, которые позволяют им распутывать самые хитрые комбинации врага и выходить живыми из, казалось бы, безнадежных ситуаций. Они способны определять признаки надвигающейся войны и предупреждать готовящиеся террористические акты. Они могут менять свою идентичность, мгновенно переходя из образа процветающей бизнесвумен в образ одетой в лохмотья нищенки на восточном базаре.
У каждой из них есть семьи и дети. Ими движет патриотизм и чувство долга перед Родиной, ради защиты которой они готовы отправиться на выполнение опасных заданий. Представим этих замечательных женщин.
Эфрат
Самая высокопоставленная женщина в Мосаде. Под ее началом служат бойцы элитных подразделений коммандос, летчики и другие бойцы невидимого фронта. Один из них стал ее мужем, у них трое детей. За свои достижения она награждена премией безопасности Израиля.
Яэль
Легендарный агент-оперативник Мосада. Из ее характеристики: «На протяжении многих лет Яэль выполняла во многих странах оперативные задания, требовавшие большого личного мужества, как индивидуально, так и в составе боевых групп. За ней числится целый ряд успешно проведенных операций».
Элла
Агент-оперативник, 38 лет, мать троих детей, защитила докторскую диссертацию.
Нирит
Агент-оперативник, мать троих детей, защитила докторскую диссертацию.
Шира
Агент-оперативник.

Из интервью Веред Рамон-Ривлин
– Агенты, действующие во враждебных странах, рискуют гораздо больше, чем при операциях в дружественных странах?
Эфрат: – При провале во вражеской стране моя жизнь будет кончена. Впрочем, при аресте в дружественной стране ситуация немногим лучше — там я могу провести остаток жизни в тюрьме. Но мы готовы пожертвовать своими жизнями ради свободы и безопасности нашей Родины.
Яэль: – Женщины — оперативники Мосада действуют за рубежом в любом месте, в любую погоду, даже когда дома остался больной ребенок. Мы знаем, что при этом на кон ставится наша жизнь и свобода.
– Как жизнь в экстремальных условиях разведки изменила вас?
Элла: – Мы стали гораздо более жесткими и твердыми в достижении целей. Дело в том, что нам постоянно приходится принимать важные решения в условиях стресса и ограниченного времени. Колебания в конечном итоге могут привести к гибели и провалу задания. Впрочем, это не мешает нам оставаться любящими матерями и любимыми женами. Я знаю, что моя семья гордится тем, что я служу в Мосаде. Нам оказана великая честь, а с ней и возложена большая ответственность за порученное дело.
Эфрат: – Мы как пилоты боевого самолета. Государство дало нам право реализовать себя в деле обороны нашей страны наравне с мужчинами. В каком-либо другом поле деятельности подобное вряд ли возможно.
Шира: – Невероятно — я делаю свое дело, подобно Супермену из шпионского фильма. Это доступно только исключительным людям. Я получила редкую возможность реализовать себя.
Элла: – Я принимала участие в операциях, рядом с которыми сюжеты шпионских фильмов покажутся ­детскими играми: реальность гораздо сложнее и опаснее. В фильме эпизоду отводится пять минут, тогда как в действительности он длится несколько месяцев. Это настоящий физический, эмоциональный и интеллектуальный вызов, ведь все это время вы находитесь в состоянии противоборства с врагом, преодолевая препятствия и делая невозможное.
Эфрат: – Жизнь научила нас тому, что нет ничего невозможного. Любая проблема остается неразрешимой до тех пор, пока мы не нашли силы превзойти себя и сделать то, что вчера казалось нам невозможным.
Яэль: – Когда меня пригласили в Мосад, мне сказали: «Есть работа, которую ты можешь сделать лучше, чем десантник или летчик. Ты будешь глазами государства во вражеских странах». Это взволновало меня. Я увидела в этом заманчивом предложении большие возможности.
– Вы работаете в условиях, когда за успех иной раз приходится расплачиваться собственной жизнью. Как вы относитесь к тому, что о вашем ежедневном подвиге самопожертвования почти никто не знает?
Нирит: – Моя работа дает мне очень сильное чувство полезности и необходимости, и потому я не нуждаюсь в оценках со стороны.
Шира: – Эта работа коренным образом изменила мою личность. Она укрепила мою уверенность в себе, развила мои способности. Я твердо знаю, чего хочу, и это облегчает принятие самых ответственных решений.
– Вы попадаете в опасные ситуации. Как преодолеваете страх?
Эфрат: – В ходе операции я не зацикливаюсь на своих страхах — я полностью погружена в выполнение поставленной задачи, и для страха просто нет времени. В противном случае страх парализует.
Нирит: – Страх является одной из форм защиты. Если вы сознаете, что есть угроза, с которой вам предстоит сразиться, то страх предохраняет вас от совершения глупостей. Вы концентрируетесь на своем деле, и ваша уверенность в себе основывается на знании противника и путей преодоления страхов и опасностей.
– Операция может пойти не так, как планировалось. Это может привести к панике, а значит, к провалу операции и гибели людей?
Эфрат: – В нашей работе постоянно возникают ситуации, которые не запланированы никакими планами и сценариями. Решение тут одно: вы должны искать и найти выход из самой неожиданной ситуации. Постепенно вы обретаете уверенность в том, что способны справиться с любой неожиданностью.
Яэль: – «Я женщина и способна излучать невинность и обаяние» — это наше оружие в самых опасных ситуациях. В головах нашего противника прочно сидит образ врага, и этим врагом обычно является мужчина. Здесь женщины имеют большое преимущество.
– Женщина находится как бы вне подозрений?
– Верно. Женщина может проникнуть туда, где мужчину остановят через три минуты. У женщины, которая с улыбкой входит в запретную зону, больше шансов на успех. Мужчина, в два часа ночи пытающийся затаиться в укромном месте, немедленно вызовет подозрения. Напротив, оказавшаяся там женщина скорее всего вызовет желание оказать ей помощь в этой ситуации.
Эфрат: – Я не уверена, что могла бы выйти живой из многих ситуаций, в которых мне пришлось работать.
– Пытались ли вы уйти с агентурной работы?
– Это как наркотик. Это затягивает. Это такая жизнь, при которой вы постоянно находитесь в движении, это постоянный прилив адреналина. Без этого трудно обойтись. Когда меня перевели на штабную работу, мне стало гораздо труднее. Я постоянно спрашивала себя, в чем тогда смысл моей жизни?
– Как вы переживаете неудачи?
Эфрат: – Неудача — это такая же часть игры, как и успех. Когда я посылаю людей на задание, а оно заканчивается провалом, я как командир очень остро переживаю неудачу. Но нас учили: тот, кто не падает, тот не поднимается, и потому мы не должны бояться провала. Провал — это и самый короткий путь к обретению профессионального опыта.
– Вы проводите большую часть своей жизни под чужими именами и в чужом обличье. Как это отражается на вас?
Элла: – Вы все время существуете как будто в двух мирах: реальном и параллельном. Вы сами себя контролируете, когда происходит переход из одного мира в другой. Все вокруг вас задействовано в вашей работе. Например, когда вы сидите в кафе в далекой стране, то и официант, принесший вам чашку кофе, невольно становится источником информации и частью вашей оперативной работы.
Яэль: — Вы полностью входите в роль, которую вам поручено играть. Например, мне пришлось действовать во вражеской стране в качестве жены нашего агента. Я должна была полностью исключить возможные подозрения в искусственности наших отношений. Это было непросто, ведь в нашем доме постоянно присутствовали местные слуги. И они не должны были почувствовать в нашей «семье» нечто, что отличало бы нас от других знакомых им семей. Я должна была анализировать каждый свой шаг и действовать соответствующим образом.
Александр ШУЛЬМАН, Израиль
Использованы материалы интервью, опубликованного в израильской газете «Глобс».Окончание следует



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!