Еврейское сердце Парижа

 Эдуард Белый
 30 мая 2013
 3548

Еврейская община Франции (ок. 450 тыс.) — самая большая в Европе, и добрая ее половина проживает в Париже и его пригородах. Специально соплеменников я не искал, но натыкался на их присутствие буквально на каждом шагу.

Собор Парижской Богоматери — знаменитый Нотр-Дам де Пари — украшен скульптурами 28 царей иудейских. Причем в этих нишах изначально стояли французские короли, но революционные массы королей выкорчевали, а на их место через несколько лет поставили израильских царей, которые благополучно пережили даже гитлеровскую оккупацию. «Счастливые, как евреи в Париже», — такая поговорка бытовала в Европе между двумя мировыми ­войнами. Действительно, в Париже и во Франции в целом евреям жилось лучше, чем где-нибудь еще в Европе. С началом Второй мировой войны и оккупацией нацистами Парижа привольное житье евреев сразу закончилось.
Во многом благодаря евреям за Парижем утвердилась репутация мировой художественной и культурной столицы. Плафон, расписанный Шагалом, является жемчужиной знаменитой Гранд-опера. В Париже творили и другие великие живописцы и скульпторы-евреи: Модильяни, Хаим Сутин, Мане-Кац...
Если пройтись по древней торговой улице Парижа — Амстердам, то можно увидеть, что двери многих магазинов украшены мезузами, и продавцы охотно переходят с французского на иврит, но на цене товаров, к сожалению, это не сильно сказывается.
По утверждению некоторых историков, евреи в Париже появились раньше французов: уже в V веке район, где сегодня расположен аэропорт Орли, был еврейским поселением Вилль Жюиф. В Средние века французские короли издавали указы об изгнании евреев. Евреев выселяли, через некоторое время позволяли вернуться. Тем не менее уже в XIII веке евреи имели право на личное оружие, что в определенной степени уравнивало их с рыцарями и ленниками, относившимися к верхнему слою общества. Однако определенные ограничения и бытовой антисемитизм имели место. Великая французская революция дала евреям все гражданские права. Императору Наполеону принадлежит знаменитое выражение: «Обращение с евреями в любой стране — термометр ее цивилизованности».
Евреи всегда были патриотами Франции, и это особенно проявилось во время гитлеровской оккупации: 20% бойцов в партизанских отрядах были евреями, свыше 400 из них награждены орденом «Военный крест». Генерал де Голль, выступая на параде в освобожденном Париже, так оценил вклад евреев в Сопротивление: «Синагога дала больше солдат, чем церковь». При этом следует учесть, что де Голль отнюдь не был юдофилом и занимал резкую антиизраильскую позицию в Шестидневной войне (1967).
В сегодняшнем Париже на многих домах установлены мемориальные доски в память евреев, отправленных в лагеря смерти, а в Музее искусства и истории иудаизма на специальных стелах выбиты имена жертв гитлеровцев. Во Франции не было такого народного энтузиазма в преследовании евреев, как в Прибалтике или на Украине, но и здесь хватало негодяев, помогавших нацистам в уничтожении евреев. Среди евреев тоже находились коллаборационисты, входившие в созданные нацистами органы еврейского самоуправления. В конечном счете они разделили участь преданных ими своих братьев.
Главные еврейские достопримечательности Парижа — Еврейский квартал и Музей искусства и истории иудаизма — находятся в квартале Маре. Название квартала переводится как «болото». Однако сегодня это, наверное, самое сухое место в Париже. Во всяком случае, улица Розье, главная улица Еврейского квартала, даже в слякотном январе оставалась сухой и привлекательной. Может быть, такой ее делали многочисленные уютные ресторанчики и кафе, книжные и антикварные лавки и люди в кипах и традиционных еврейских одеяниях. Хорошему настроению способствовало и посещение кафе, принадлежавшее пяти (!) поколениям семьи Финкельштейн. Таких вкусных латкес мне не приходилось есть никогда! Еврейская кухня, еврейская музыка, еврейское искусство — в одном месте, на одной улице! Такое мне доводилось видеть только в Израиле, но здесь это еще сопровождалось часто звучащим идишем!
Недалеко от улицы Розье, на узкой улочке Тампль, в особняке XVII века расположен Музей искусства и истории иудаизма. Во дворе музея перед центральным входом установлен памятник Дрейфусу работы Луи Мительберга, который увековечил память о героическом еврее — офицере французского Генерального штаба — и позорном судилище над ним. Несломленный Альфред Дрейфус, стоя с гордо поднятой головой, приветствует входящих сломанной шпагой.
Недавно музей приобрел у потомков Дрейфуса его архив, и экспозиция с этими материалами вновь возвращает посетителей музея от интеллектуальной и культурной истории к теме антисемитизма. Музей насыщен уникальными документами и произведениями искусства... От художников XIX века, таких как Эдуар Брандон, Эдуар Мойс и Альфонс Леви, до Шагала, Модильяни, Паскинда. В январе 2013 года там была развернута выставка работ гениального безумца Хаима Сутина, родившегося в белорусском местечке и погибшего в Париже в 1943 году. Сегодня картины Сутина стоят миллионы долларов, и за ними охотятся коллекционеры и музеи всего мира. Недавно картину Сутина за 400 тысяч долларов приобрел один белорусский банк.
Сильное впечатление произвел на меня старенький радиоприемник ­1940-х годов, который в режиме non stop передавал результаты голосования в ООН о признании Государства Израиль: yes, yes, yes...
Париж остается Парижем — общественная жизнь бурлит и в слякотный холод... За короткий период пребывания я оказался свидетелем многотысячных демонстраций как против, так и за право гомосексуальных пар усыновлять детей, за и против использования обезьян в качестве подопытных животных и др. В то же время в последние годы во Франции участились антисемитские эксцессы: на весь мир прогремел расстрел учеников и учителя еврейской школы в Тулузе, но в Париже сталкиваться с проявлениями антисемитизма мне не пришлось. Хотя... На обратном пути в аэропорт водитель, угрюмый бывший соотечественник, завел шарманку о «жидомасонском заговоре» против Франции: «Евреи специально завозят мусульман в страну, чтобы столкнуть их с христианами». Такой вот французский патриот российского розлива. Обязательно снова поеду в Париж, но теперь в аэропорт поеду на электричке: быстрее, дешевле и меньше риск нарваться на параноика.
Эдуард БЕЛЫЙ, Россия
Фото: Давид Шехтер



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!