Женщины — агенты Моссада

 Александр Шульман
 21 июня 2013
 3462

Статья посвящена работе женщин в израильской внешней разведке Мосад, в которой разведчицы рассказывают о себе и своей уникальной работе, требующей незаурядной отваги и интеллекта. Окончание. Начало в № 1034

– Человек неспособен работать в разведке, если так и не научился лгать?
Шира: – В общем-то это необходимое условие. Вы должны быть способны лгать, будучи уверенными в себе и оставаясь при этом полностью спокойными. При этом ваша ложь направлена вовне, тогда как внутри себя вы четко проводите грань между ложью и правдой. В своем внутреннем самоотчете вы должны быть абсолютно честны. Если вы неспособны на это, все закончится провалом.
– Были ли у вас тяжелые ситуации?
Эфрат: – Трудно принимать тяжелые решения, от которых зависит судьба твоих подчиненных. В ходе одной из операций сложилось так, что мы пришли к выводу: противник раскрыл нас. Я приняла решение эвакуировать своих бойцов, чтобы не подвергать их опасности. Побег удался, однако для меня это было нелегким шагом, с тяжестью которого я живу до сих пор.
Элла: – У меня был такой кризисный момент в конце одной из операций, когда я вернулась домой после выполнения задания. Я спросила своего командира, что мне предстоит делать дальше, и получила ответ: «Продолжения не будет. Вы участвовали в этой операции. И теперь мы не хотим вновь подвергать вашу жизнь опасности. У вас есть возможность продолжить службу в штабе. И больше не задавайте этот вопрос». Большую часть времени вы остаетесь под прикрытием легенды, которая позволяет вам вести вполне обычную жизнь. Есть лишь короткие эпизоды, когда вы активно действуете «с ножом в зубах», а затем вновь возвращаетесь к жизни под прикрытием легенды, защищающей вас. Это как бы резкое переключение из одного состояния в другое.
– В ходе оперативной работы приходится заниматься ликвидациями. Как вы воспринимаете эти шаги?
– Мы — солдаты невидимой армии. Солдаты на поле боя сражаются и убивают врага. Мы — первая линия обороны, и наш фронт проходит в местах, недоступных для пехоты или танков.
– Как у вас возникла мотивация преодолевать, казалось бы, непреодолимые барьеры?
Эфрат: – Поставленная задача заставляет тебя прилагать все силы для ее решения. Когда мне было 20 лет, я была самой младшей на тяжелейшем курсе подготовки разведчиков. Мне было очень тяжело, и в какой-то момент я сказала себе: «Хватит, я больше не могу нести такие нагрузки». Однако вскоре я подумала: «Если бы кто-то из тех, кто сражался за нашу страну, сломался от выпавших на его долю испытаний, то где бы мы были сегодня?!»
– Самый опасный момент в вашей оперативной работе?
Яэль: – У меня был такой момент в аэропорту вражеской страны, когда я ждала свой рейс, чтобы вернуться с задания. Посадка на самолет была сопряжена со множеством опасностей и рисков.
– Вы не можете поделиться своими переживаниями с близкими вам людьми. Это не сводит с ума?
Яэль: – Есть вещи, которые я могу рассказать мужу, и есть вещи, о которых я никогда и ни с кем не буду говорить. Ведь в моих руках безопасность страны, и мои слова могут ей навредить. Ничто и никто в мире не заставит меня открыть эти тайны.
– Используют ли женщин — агентов в качестве сексуальной ловушки?
Эфрат: – Мы используем в нашей работе нашу женственность и привлекательность, потому что это средства достижения поставленных целей. Но если мы решим, что секс будет лучшим способом выведать информацию, к примеру, у Ахмадинежада, никто в Мосаде не позволит нам это сделать, даже если бы мы были готовы пожертвовать собой для нашей Родины. Женщины-агенты не используются для сексуальных целей. Есть искушения, использование сексуальной привлекательности, попытки увлечь собой противника, но это все возможно только до определенной границы, за которой начинаются интимные отношения.
– Какая самая смелая вещь, которую вы сделали?
Нирит: – Я никогда не думала, что существуют границы, которые я не могла бы преодолеть. Мне выпала честь быть первой женщиной, принятой в аналитическое подразделение Мосада. Когда я демобилизовалась со срочной службы в армии, где служила в военной разведке, мне предложили работу в Мосаде в качестве секретарши. Тогда я сказала, что мне это неинтересно, но если вы сможете предложить мне что-нибудь серьезное, тогда позвоните. Прошло несколько лет, я окончила университет и докторантуру. Мне было уже 26 лет, когда мне позвонили из Мосада. Я приняла предложение и была направлена на курсы разведчиков.
– Какие качества вы обрели и развили в процессе учебы?
– Это было интересно — войти в другой мир, совершенно отличный от привычного. Я научилась делать такие вещи, о которых ранее думала, что просто неспособна совершить такое. Это говорит о том, что вы всегда способны достичь гораздо большего, чем вы сами ждете от себя. Я знала, что умна, не труслива, мне нравится совершать экстремальные поступки, но я никогда не думала, что способна преодолеть многие, казалось бы, неприступные барьеры.
– Что является самым важным из приобретенных вами свойств?
– Вы поднимаете руку и при этом не знаете, какие мышцы использовали. Так и в разведке — если я не могу получить нужную информацию самостоятельно, то я ищу того, кто сможет это сделать вместо меня. Это большое мастерство — превратить другого человека в продолжение самого себя. Он пребывает в абсолютной уверенности в своей независимости, хотя на самом деле находится под полным вашим контролем. Он думает, что знает, кто вы, он полагается на ваше мнение, однако он просто неспособен понять ваши истинные цели и возможности. Удивительно, как этого удается достичь.
– Как это делается?
– Это долгий путь выстраивания отношений и достижения доверия. Только в конце долгого развития этих отношений я говорю ему, что же я хочу от него, однако мои действительные цели остаются скрытыми от него. Этот человек превращается в источник информации и работает на вас, о чем он, впрочем, не догадывается. То, что я женщина, не делает меня сексуальным объектом, ведь у каждого человека есть мать, сестра, и в отношении к ним секс отступает прочь.
– Вы не боитесь быть пойманной врагом?
– Я прохожу тренировки и процедуры, снижающие возможные риски. Но всякое может случиться, и тогда мы полагаемся на нашу способность справиться с ситуацией. За многие годы агентурной работы я научилась доверять своей очень сильной интуиции. Однажды я очутилась в месте, где мое шестое чувство сказало мне: «Смотри, здесь присутствует какая-то опасность». Я немедленно покинула это место. С другой стороны, были ситуации, в которых другие испытывали страх, я же шла напролом.
– Вы научились быстро вникать в совершенно незнакомый материал?
– Вы встречаетесь с политиками, учеными и специалистами из самых разных областей — и вы должны интеллектуально общаться с ними на равных, чтобы вызвать их на сотрудничество с вами. Для этого необходимо научиться быстро и глубоко усваивать каждый раз совершенно новую для вас информацию.
– Эти ваши способности не вызывают у вас чувство собственного могущества?
– Немного. Но этого не должно произойти. Высокомерие и чувство собственного всемогущества крайне опасны, поскольку время от времени приводят к провалу.
– Что больше всего удивляет вас в мастерстве получения информации?
– Вы понимаете, что сами можете придумать реальность, и люди будут вам верить. Женщины хороши в этом тонком деле, потому что они гораздо глубже понимают людей. Женщины более уязвимы, поэтому более осторожны.
– Вы знаете, что видит и чувствует человек, сидящий напротив вас?
– Я обладаю отличным чувством «встраивания» в другого человека, и это чувство не обманывает меня.
– Что было пиком вашей карьеры до сих пор?
– Однажды вечером я сидела с четырьмя людьми, каждый из которых был нашим злейшим врагом. У нас был восхитительный разговор, касавшийся личных и профессиональных тем. Я увидела, что наши враги удивительно обаятельны и умны. Они подозревали меня и в ходе беседы пытались проверить свои опасения. Они задавали мне вопросы, и я, полагаясь на свою интуицию, говорила им нечто противоположное тому, что они по логике ожидали услышать от меня. Я прошла этот тест, и мы проговорили несколько часов. Я считаю, что провела эту важную и опасную беседу на пике своих возможностей.
Александр ШУЛЬМАН, Израиль
Использованы материалы интервью, опубликованного в израильской газете «Глобс».



Комментарии:

  • 12 мая 2016

    Гирш

    В общем: Рубай его хлопцы! И чего ради женщины идут на такую работу? Если из принципа и для защиты идеалов - значит,они глупы. А тогда какая от них польза? Если женщина не серая мышь,которая передаёт информацию из какой-нибудь канцелярии,а активный разведчик,то она может делать своё дело только как эффектная женщина,тем самым сразу обращая на себя внимание. А на той стороне тоже не все дураки.


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции