Трагедия Джойнта в СССР

 Исаак Трабский
 21 июня 2013
 3702

Слово «Джойнт» (American Jewish Joint Distribution Committee, сокр. JDC) врезалось мне память в начале 1953 года, когда я, курсант-первокурсник Киевского военно-медицинского училища, услыхал по радио, а позже прочитал в газете о «деле врачей». Виднейшие советские врачи и ученые-медики, по учебникам которых мы учились, обвинялись в преступных связях со шпионской организацией «Джойнт», которая была объявлена агентом космополитизма, сионизма и американским прихвостнем.

Надо сказать, что до того времени в это военное училище курсантами принимали евреев. Среди преподавателей (но не командного состава) тоже встречались евреи. Каждую неделю на политинформациях нам рассказывали о новых «ужасных преступлениях врачей-евреев, залечивших насмерть видных руководителей партии и правительства». Настроение у меня, как и у моих однокурсников Дани Зундера и Левы Флейшмана, в те дни и месяцы было тягостное: что с нами будет? Ждали неприятностей, отчислений... Но, к счастью, обошлось: через год «наша слава боевая» — Сталин — «сдох», арестованные и выжившие после пыток «врачи-вредители» были освобождены и реабилитированы, а «дело врачей» партия Ленина – Сталина признала досадной ошибкой.
Пробежали тридцать лет моей военной службы, и уже на пенсии, проживая в славном городе Кутаиси, где с древних времен значительную часть населения составляли грузинские евреи и постоянно работали две синагоги, я вновь услышал слово «Джойнт». Его с благоговением и надеждой произносили кутаисские евреи, которые готовились к переселению в Израиль. По дороге их ждали, встречали и устраивали в Вене и Риме сотрудники Джойнта, а по прибытию на Землю обетованную они помогали найти кровлю над головой, пищу и работу.
После развала Советского Союза мы с женой уехали из охваченной националистическим угаром Грузии к сыну в волжский город Балаково, и там в жуткие 1990-е годы на себе ощутили конкретную помощь Джойнта. В России, как на Украине и в Белоруссии, эта американская еврейская организация финансировала еврейские хеседы, обеспечивала обездоленные еврейские семьи, инвалидов и стариков продуктовыми посылками, теплыми вещами, лекарствами. В то тяжелое время Джойнт многое сделал для возрождения еврейских общин в городах СНГ, в том числе в Балаково, где мы жили до отъезда в Америку.
Но более подробно о Джойнте я узнал лишь недавно в Детройте. Моя добрая соседка по десятиэтажному дому, бывшая киевлянка Фрида Коломейская посоветовала прочитать новую книгу «Последняя глава: Агро-Джойнт в годы Большого террора» о трагической судьбе сотрудников Джойнта в СССР. Эту книгу ей подарил ее племянник, автор, известный историк, бывший сотрудник Института иудаики в Киеве, а ныне старший архивист Джойнта в Нью-Йорке Михаил Мицель. Эта уникальная книга издана в 2012 году в Киеве Центром исследований истории и культуры восточноевропейского еврейства.
Американский еврейский объединенный распределительный комитет, более известный как Джойнт, был основан на средства еврейской общественности США осенью 1914 года для оказания помощи евреям Европы, пострадавшим во время Первой мировой войны. После окончания Гражданской войны в Советской России особенно удручающим оказалось состояние беднейшего населения еврейских местечек на Украине. И многие еврейские семьи в 1920-х годах, в соответствии с начавшимся экспериментом советской национальной политики, решили ехать в Крым и южные области Украины, чтобы там организовать еврейские коммуны.
В сентябре 1922 года американский Джойнт одобрил проект восстановления еврейских колоний Южной Украины и заключил соглашение с правительством СССР (от имени которого выступал КОМЗЕТ).
В своей книге Михаил Мицель приводит интересные цифры и архивные документы. Например, данные о том, что в 1925 году, в котором началось массовое освоение крымских сел, на устройство одной еврейской семьи выделялась тысяча рублей, из которых лишь 200–300 рублей обеспечивало государство, а 400–500 — Агро-Джойнт. Остальные деньги должны были найти сами поселенцы.
В последующие годы с правительством СССР были подписаны дополнительные договоры, согласно которым Агро-Джойнт обязался ввести из-за границы и израсходовать в СССР такие суммы в долларах:
– 1925–1928 гг. — 4 900 000;
– 1928–1935 гг. — 7 675 000;
– 1936 г. — 60 000.
Таким образом, за указанный период Агро-Джойнт израсходовал в СССР 14 946 254 доллара. Из них более чем 11 с половиной миллионов долларов были выделены переселенческим хозяйствам, которые получили землю, а на более чем 3 миллиона были завезены в страну машины и оборудование. На средства Агро-Джойнта возводили дома и фермы, школы, больницы, детские сады, специалисты подбирали пригодные для земледелия участки, оценивали, для каких культур они подойдут, решали сложнейшие в этих засушливых степных районах вопросы водоснабжения и орошения. В Крым прибывали трактора, а в райцентрах были организованы курсы трактористов и ремонтные станции, для которых закупался сельскохозяйственный инвентарь.
Агро-Джойнт через коммуны создавал колхозы. С председателем и всеми атрибутами коллективного хозяйства. Таким уровнем благоустройства, как в еврейских колхозах, редко какие села в Крыму могли похвастать. Историк-архивист Михаил Мицель пишет: «К 1931 году евреи установили рекорд в темпах коллективизации... Всего тогда в Украине было 216 еврейских колхозов, а только в Крыму их насчитывалось 85, причем не только в национальных районах — Фрайдорфском и Лариндорфском». Агро-Джойнт спас от голодной смерти не только еврейское население, но и десятки тысяч людей других национальностей — жителей Крыма и Южной Украины.
В книге М. Мицеля приводится интересное письмо от 3 августа 1935 года врача больницы села Курман Эрнста Зусмановича Кемельчи, который вместе с другими евреями-специалистами бежал из гитлеровской Германии. Он с женой Ирэной через Бельгию, Францию. Швейцарию, Австрию и Польшу 28 декабря 1934 году прибыл в Москву. Там по направлению московской конторы Агро-Джойнта их направили на работу в Крым. И здесь они обрели новую родину: «...Все наши, — писал Эрнст Зусманович, — здесь устроились хорошо. Доктор Вольф женился, доктора Эпштейн и Кон очень довольны...» Молодой врач лучился энтузиазмом, а его супруга, которой обещали место в детском саду, сказала: «Здесь нас ожидает здоровое, счастливое и достойное будущее...»
Но в 1937 году в Советском Союзе начался большой террор. И Агро-Джойнт был объявлен «контрреволюционной организацией», хотя политической деятельностью он никогда в СССР не занимался. Начались массовые аресты. И в первую очередь мишенью карательных органов стал кадровый состав Агро-Джойнта. В 1937–1938 годах были осуждены и расстреляны многие специалисты как «сионисты и вредители сельского хозяйства». Но арестовывали не только их, но и рядовых колхозников и врачей-беженцев. Доктор Эрнст Зусманович Кемельчи был арестован 20 сентября 1937 года, и только 17 декабря лейтенант НКВД Вейнберг «добился признания» о его контрреволюционной работе на территории СССР. 1 ноября 1938 года «шпион и враг народа» доктор Кемельчи был расстрелян в Симферополе.
Михаил Мицель был первым (естественно, после работников прокуратуры), кто вновь просмотрел архивно-следственные дела сотрудников Агро-Джойнта и всех связанных с ним арестованных. Ему впервые удалось глубоко проанализировать эти ранее закрытые документы, приказы и инструкции НКВД, ордера на обыски, списки арестованных, протоколы допросов и обвинительные заключения осужденных. В своей книге автор-составитель говорит языком фактов и обличительных фотографий.
В период 1937–1938 годов выявление «врагов народа» втянуло в свою орбиту сотни тысяч граждан, бесконечно далеких от политики: арестовано 1,7 миллиона человек, более 700 тысяч из них расстреляны. А ликвидация в СССР структур «Агро-Джойнта и репрессии в отношении их сотрудников — яркий пример деспотического обезглавливания организации, одной из множества подобных, подверженных террору.
Главной заслугой архивиста и историка Михаила Мицеля является восстановление исторической правды, особенно сейчас, когда в России высшие государственные органы начали поиск среди некоммерческих организаций (НКО) «иностранных агентов». Своей книгой, крайне нужной для сегодняшней России, Украины, Белоруссии, он не только поименно увековечивает память работников Агро-Джойнта, советских и американских граждан, которые пали жертвой бесчеловечного сталинского террора, но и предупреждает о недопустимости и опасности повторения кровавых уроков истории.
А в крымских селах до сих пор жива осуществленная память о еврейских поселениях и Агро-Джойнте: многие дома, водяные скважины, сельскохозяйственные постройки, которые быстрыми темпами возводились четверть века назад, и сейчас еще служат людям...
Сегодня Американская благотворительная организация «Джойнт» продолжает помогать еврейским общинам во многих странах мира.
Исаак ТРАБСКИЙ, США



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции