Евреи в Эрец Исраэль – вас тут не стояло?

 Давид Шехтер
 5 августа 2013
 3011

Арабская пропаганда представляет дело так: территория Фалястын испокон веку принадлежала арабам. Жили они не тужили, аллаху служили, да землю пахали. Пока не нагрянула — невесть откуда — сионистская беда. Ушлые евреи, заприметив незаселенные места в Фалястын, придумали свою некую связь с этой землей и рванули сюда, чтобы отобрать кровную земельку у палестинцев. Да еще и лозунг выдвинули злодейский: «Народу без земли — землю без народа». Это без какого-такого народа? — возмущаются арабы. А мы? Нас, выходит, здесь не стояло? Это вас тут не стояло никогда!

Апофеозом сионистского вторжения стала накба — трагедия 1948 года, когда пришлые ушкуйники-сионисты таки сумели оторвать себе большой кусок арабской землицы.

Можно ли верить этим арабским утверждениям? Насколько они подтверждены документами? Действительно ли «их здесь стояло»? Сегодня единственными свидетельствами, которым можно верить, являются демографические отчеты турецких чиновников и сообщения иностранных консульств.

В соответствии с ними в 1840 году та часть турецкого вилайета, которую арабы называют Фалястын, а евреи — Эрец Исраэль, была в основном безлюдна и пуста. Небольшое население проживало в святых для евреев четырех городах — Иерусалиме, Цфате, Твери и Хевроне. Из других городов отметить можно было еще два — Рамле и Шхем. Тут и там существовали крохотные деревушки, жители которых вели нищенское, полуголодное существование.

В первой четверти XIX века население всех городков и деревень Эрец Исраэль не превышало 250 тысяч человек. Причем около 30 процентов из них составляли евреи и христиане. Арабы, оккупировавшие эту землю в IX веке новой эры, потеряли над ней власть в XVI веке, когда ее завоевал турецкий султан Селим I. С тех пор количество арабов в Эрец Исраэль постоянно уменьшалось — найти пропитание в этом пустынном, да еще и со скверным климатом крае было очень трудно.

Посетивший в 1867 году Эрец Исраэль Марк Твен писал: «Из всех непривлекательных стран Палестина, я думаю, должна быть чемпионом. Холмы голые, тусклые и некрасивой формы. Долины — всего лишь немиловидная пустыня, окаймленная чахлой растительностью, несущей выражение печали и безнадежности. Мертвое и Галилейское моря спят среди бескрайних холмов и равнин, где глаз не может остановиться ни на одном ярком пятнышке, ни на какой выделяющейся детали, ни на какой мягкой картине в пурпурной дымке или хоть чем-нибудь, пестреющем в тени облаков. Это блеклая, безнадежная, безрадостная страна. Палестина стоит на саване и пепле. Над ней довлеет проклятие, которое высушило ее поля и высосало ее силы».

Рост населения начался в 1870–1890 годах. Одним из главных факторов была еврейская алия — впервые здесь появились инициативные, энергичные люди, которые стали сажать сады, осушать болота, строить новые дома, прокладывать дороги. То есть менять безрадостный ландшафт, описанный Твеном. Сионистов не испугало проклятие, они были полны намерения превратить выж­женную пустыню в цветущий край, каким была Эрец Исраэль до изгнания из нее еврейского народа.

Кроме того, еще несколько факторов сыграли немаловажную роль. Именно в эти годы укрепилась связь с европейскими странами, некоторые даже открыли здесь свои консульства. Появились, причем в немалых по сравнению с прежними временами количествах, паломники. Это также привело к росту экономики, появлению новых рабочих мест и, естественно, к увеличению населения.

Если свести воедино турецкие отчеты и консульские донесения, то можно сделать следующий вывод: к 1890 году население Эрец Исраэль насчитывало уже около 300–400 тысяч человек. Из них 65–70 тысяч — бедуины, 55 тысяч — христиане и 45 тысяч — иудеи. Остальные — мусульмане. Но самый главный показатель состоит в том, что постоянных жителей страны было в несколько раз меньше — 145 тысяч человек. И 45 тысяч евреев, постоянно проживавших здесь, составляли почти третью часть всего населения.

В отношении только одного города турецкого вилайета у нас есть более или менее точная статистика, касающаяся состава населения. Регулярные переписи проводились турками в Иерусалиме в 1844, 1876, 1896, 1905 и 1913 годах. Они дают достаточно ясную картину, сколько евреев и арабов проживало в святом городе.

В 1844 году в Иерусалиме было 7120 иудеев, 5000 мусульман и 3390 христиан. То есть евреи составляли большую часть городского населения. И эта картина не менялась ни в XIX, ни в XX веке. В 1876 году: иудеев — 12000, мусульман — 7560, христиан — 5470. В 1896 году: иудеев — 28112, мусульман — 8560, христиан — 8748. В 1913 году: число иудеев — 48400, мусульман — 10050, христиан — 16750. Данные первой английской переписи 1922 года продемонстрировали ту же картину: иудеев — 33971, мусульман — 13413, христиан — 14699. А в 1948 году: иудеев — 100 тысяч, мусульман — 40 тысяч, христиан — 25 тысяч.

Чем больше приезжало в страну евреев, тем сильнее становилась ее экономика, повышался уровень жизни. Появились первые больницы и медицинские пункты, стали практиковать дипломированные врачи. Детская смертность резко уменьшилась. К началу XX века постоянное население насчитывало 250 тысяч человек. В 1914 году евреев было уже 94 тысячи.

В октябре 1921 года, после получения Палестины под свое правление, британцы провели первую упорядоченную перепись населения. В ней учитывалось население, жившее по обе стороны реки Иордан, и его делили на две части — иудеи и все остальные, то есть арабы-мусульмане, бедуины и христиане. Евреев оказалось 100 тысяч, а всех остальных — 500 тысяч. Англичане планировали проведение переписи каждые пять лет, однако этому помешали арабские беспорядки 1936–1939 годов, а затем начало Второй мировой войны.

При англичанах произошел резкий рост населения — как еврейского, так и арабского. Впервые за много столетий пустынный край начал по-настоящему процветать, и в нем можно было достаточно легко найти пропитание. Прослышав об этом, арабы стали целыми хамулами съезжаться в Эрец Исраэль со всех концов арабского мира — из Сирии, Ливана, Заиорданья, Египта и даже из Ливии. Так, например, хамула Муграби прибыла из Северной Африки, Мацри — из Египта, Джоариш — из Ливии. Члены хамулы Зайдан поселились в Галилее, хамулы Цаадия — в районе Хайфы. Не отставали от арабов и бедуинские племена, поселившиеся в Верхней Галилее, Хевроне, Бейт-Шеане, Изреельской долине.

Сделать это арабам было проще и легче, чем евреям, ведь перед ними англичане не ставили никаких преград. С 1870 по 1947 год арабское население Эрец Исраэль возросло на 270%. За этот же период численность арабской популяции во всех других регионах Ближнего Востока увеличилась только на 30 процентов.

Перед провозглашением Государства Израиль в подмандатной Палестине уже проживали 600 тысяч евреев и 1 миллион 200 тысяч арабов. После бегства 600 тысяч во время Войны за независимость на территории Израиля осталось только 150 тысяч арабов. То есть в западной части Эрец Исраэль перед провозглашением Израиля проживали около 750 тысяч арабов.

Эта статистика неопровержимо доказывает, что количество евреев и арабов было почти равным, во всяком случае, в те времена, когда его более или менее точно подсчитывали. Поэтому утверждения арабской пропаганды, что арабы являются коренным населением Фалястын, а евреи — невесть откуда взявшимися пришельцами, не выдерживают никакой критики.

Уинстон Черчилль очень хорошо высказался по поводу того, что многолетнее проживание арабских оккупантов на еврейской земле будто бы дало им право на эту землю, которую они довели до состояния, описанного Марком Твеном. «Я не считаю, что собака на сене имеет исключительные права на это сено, даже если она лежит на нем очень длительное время».

Вот уж действительно, сэр Уинстон, точнее не скажешь.

Давид ШЕХТЕР, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!