Письмо в редакцию

 Владимир Ханелис
 12 сентября 2013
 3656

Уважаемая редакция! Хочу добавить несколько слов к статье Николая Овсянникова «Французский шпион со стаканом жемчуга» («Алеф» № 1034). «Ахилл Григорьевич Левинтон родился в Одессе 23 апреля 1913 года (в этом году исполнилось 100 лет со дня рождения) в семье директора банка. Учился, работал. В 1935-м приехал в Ленинград. Поступил на германское отделение филологического ф-та ЛГУ. Затем аспирантура, кандидатская диссертация, должность доцента, научная работа (исследование немецкой романтики), переводы... 16 февраля 1949 года Левинтона арестовали, и, как указано в статье, срок он отбывал в Свердловской области, где и написал известную песню «Марсель» («Стою я раз на стреме…») Но написал он ее «не просто так», под настроение, а ко дню рождения своей знакомой — писателя, переводчика, публициста, одесситки, участницы войны в Испании и Великой Отечественной войны Руфи Александровны Зерновой (1919–2004). Как и Левинтон, она окончила филфак ЛГУ. Обоих «замели» в один год по одному и тому же сфабрикованному делу. И освободили их по амнистии в один год — в 1954-й.

Историю песни «Марсель» Руфь Александровна описала в своих воспоминаниях. Выйдя на свободу, они с друзьями часто пели ее во всех вариантах. Ахилл Григорьевич умер в 1971 году и похоронен в Комарово, под Петербургом. Руфь Александровна вместе с мужем — литературоведом, историком литературы, профессором Ильей Серманом, сыном и дочерью репатриировалась в Израиль. Умерла в Иерусалиме.
И еще: я всегда с интересом читаю статьи г-на Безелянского. Но позвольте сделать небольшую поправку к его материалу «Человек, шагнувший за 100» о Борисе Ефимове («Алеф» № 1034). Автор пишет: «Однажды Сталин, разговаривая с художником, посоветовал ему не рисовать японцев с выпирающими зубами...» Сталин НИКОГДА не встречался и не разговаривал с Ефимовым. Об этом сказал сам Борис Ефимович в большом интервью, которое он дал мне в 2001 году. Оно было много раз перепечатано во многих газетах и на электронных сайтах. Что же касается эпизода с изображением японцев, то позвольте привести отрывок из этого интервью. «Сталин внимательно следил за моими карикатурами. Об этом мне говорил Мехлис. Разговор с ним я помню в мельчайших подробностях. У меня на такие вещи стенографическая память. ...1937 год. Осенний вечер. Я плохо себя чувствую, простужен. Лег пораньше спать. Меня будит телефонный звонок:
– Товарищ Ефимов? Говорят из редакции «Правды». С вами будет говорить товарищ Мехлис.
Я, честно говоря, встревожился. Что нужно от меня этому зловещему человеку? Слышу его голос.
– Ефимов? Вы можете сейчас приехать?
– Лев Захарович, если нужно — приеду, но я прихворнул, лежу в постели.
– Не можете приехать? Странно, странно... А я хотел вам передать, что Он сказал о ваших карикатурах.
Сердце екнуло. Я спросил Мехлиса: «Что-нибудь неприятное?» – «Когда Он говорит — это всегда приятно. Приятно для дела. Понятно? Ладно, я слышу, вы кашляете, приезжайте завтра в одиннадцать». Назавтра в одиннадцать Мехлис завел меня в кабинет и очень серьезно сказал: «Он обратил внимание, что когда вы изображаете японских милитаристов-самураев, то обязательно рисуете им огромные, торчащие изо рта зубы. Так вот, Он сказал: “Этого не надо делать, это оскорбляет национальное достоинство каждого японца...”» «Лев Захарович, — ответил я, — о чем разговор?! Зубов больше не будет». С тех пор я рисовал японцев только с закрытым ртом».
Владимир ХАНЕЛИС, Израиль
 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!