Тайна еврейских десантников

 Алексадр Шульман
 7 марта 2014
 3683

Несколько лет назад на сайте «Финская война» появилась фотография человека в советской флотской форме, захваченного в плен и расстрелянного финнами в первые дни войны в июле 1941 года. Подпись под фотографией в переводе с финского гласила: «Финские офицеры пытались допросить захваченного 17.7.1941 русского десантника. Десантник только рассмеялся в ответ. После этого он был казнен».

О расстрелянном десантнике ничего не было известно. Ситуация стала проясняться после обращения российских следопытов в финские архивы — есть ли там информация об этом человеке? Им ответил финский историк Карл Геуст:

«Фотография, которую вы послали мне, находится под номером 25930 в архиве армии Финляндии и была сделана 17 июля 1941 года в секторе «Ханко» (наиболее вероятно, в Карья).

Этот человек — эстонец Виктор Осипович Фейгин, родившийся 27 июня 1910 года в Пскове. Он был задержан в 20 километрах от Сало 1 июля 1941 года, после того как прыгнул с парашютом в предыдущую ночь или 30 июня 1941 года.

Фейгин был приговорен к смерти как шпион или террорист, потому что на другом парашюте для него было сброшено более 30 кг взрывчатки. Фейгин должен был совершить подрыв железнодорожного полотна на дороге Сало – Карья. В ту же ночь несколько других «десантников», уроженцев Эстонии, были сброшены в южной части Финляндии (Ганс Кару, Арон Тауб и русский Виктор Лебедев). Они также были задержаны и впоследствии казнены. … Фейгина допрашивали несколько раз в период с 2 по 11 июля 1941 года, может быть, и позже».

 

Кроме Виктора Фейгина в составе разведывательно-диверсионной группы был еще один еврей — Арон Абрамович Тауб, который также был расстрелян. Виктор Фейгин и Арон Тауб упоминаются в статье профессора Дова Левина «Эстонские евреи (1941–1945)», опубликованной в сборнике Yad Vashem Studies:

«24 июня 1941 года на территории Эстонии были сформированы 25 истребительных отрядов… Эти батальоны находились под юрисдикцией органов безопасности… Прикрывая отход регулярных ­войск, эти подразделения нередко вступали в бой с эстонскими националистами и передовыми частями немецкой армии… Среди тех, кто пал в боях, были… участники гражданской войны в Испании Арон Тауб и Виктор Фейгин, которые занимали довольно высокие посты в органах безопасности во времена советского режима в Эстонии».

Есть еще одно упоминание об Ароне Таубе в статье Рудольфа Лациса «Два года в Испании»: «В Альбасетских казармах я познакомился с Ароном Таубе, единственным сыном таллинского текстильного фабриканта. Он оставил семью, отца со всеми его фабриками и уехал в Испанию сражаться с фашизмом. Ему двадцать шесть лет, он учился в парижском и берлинском университетах, свободно владеет русским, немецким, французским и испанским языками — вообще всесторонне образованный человек. В бою у реки Харамы, на Мадридском фронте, Арон был ранен. Он только что вышел из госпиталя и собирается после отдыха вернуться на фронт. С ним очень интересно поговорить о перспективах международного положения, о военной обстановке в Испании, о литературе и других вопросах. Арон среднего роста, с круглым приятным лицом, у него неторопливые робкие движения, вначале он производит впечатление заурядного, хорошо воспитанного интеллигента. Но в разговоре он как бы оттаивает, его глаза и лицо начинают излучать теплоту. Когда я спрашиваю его, принимал ли он участие в революционном движении у себя на родине, он отвечает:

– Я этого никак не мог из-за своего социального положения, мне всегда казалось, что рабочие смотрят на меня подозрительно и не доверяют мне, когда я пытаюсь приблизиться к ним. Словами трудно доказать свои убеждения. Я решил завоевать доверие к себе и право прямо смотреть рабочим в глаза здесь, где нужно доказать свои убеждения делом, а может, даже и ценою жизни.

Вскоре он опять уехал на фронт. Некоторое время мы переписывались, но потом я перестал получать от него письма и уже больше ничего не слышал о нем. Видимо, он отдал жизнь за свои убеждения, за право прямо смотреть рабочим в глаза».

Меня заинтересовали судьбы этих еврейских юношей, несмотря на смертельный риск, добровольно отправившихся на задание в тыл врага. В первые дни войны, в период с 25 июня по 31 июля 1941, советское командование забросило в финский тыл, в Южную Финляндию, 129 десантников с аналогичными заданиями. Все они были пойманы и расстреляны. Это фактически были смертники — шансов выйти живыми у них не было. Советское командование предлагало им только один вариант: после выполнения задания в тылу врага попытаться пробиться через линию фронта к своим.

Подтверждение этому находим в «Записке по плану действий войск в прикрытии на территории Западного особого военного округа», подписанной маршалом Тимошенко перед войной:

«Для выполнения задач по срыву жел[езно]дорожных перевозок и сосредоточения войск противника наряду с боевыми действиями авиации будут использованы мелкие десантные группы в составе 5–10 человек, выбрасываемые на территорию противника с задачей разрушения жел[езно]дорожных сооружений, нарушения связи и других диверсионных действий. Высадка десантных групп, как правило, будет производиться ночью при помощи сбрасывания людей и материалов на парашютах или при посадке самолета на землю. Возвращение их по выполнении задачи будет производиться при помощи посадки самолетов, но вероятнее им придется переходить на нелегальное положение и пробираться обратно через границу самостоятельно.

Формирование десантных групп будет производиться в строго добровольном порядке, отбирая для этой цели смелых, решительных бойцов и командиров, способных выполнить эту ответственную задачу».

 

Среди погибших диверсантов также были евреи. Фотографию одного из неизвестных советских диверсантов нашли в финских архивах. В подписи нет ни имени, ни фамилии, только дата: 12 июля 1941 года, и — «Русско-еврейский десантник».

Сейчас трудно определить, кто осуществлял подготовку и заброску диверсантов в Финляндию в первые дни ­войны. Диверсионные группы могли засылать и разведка Северо-Западного фронта, и разведка Балтийского флота, и НКВД. Наиболее вероятно, что заброска шла по флотской линии: Фейгин на фотографиях в морской форме. Тогда единственным человеком, способным раскрыть тайну еврейских диверсантов, мог быть полковник Наум Соломонович Фрумкин, в 1941 году — начальник разведотдела штаба Балтийского флота. Но в 1998 году полковника Н.С. Фрумкина не стало.

Может быть, среди читателей «Алефа» найдутся родственники погибших еврейских десантников или люди, знающие какие-либо подробности этой трагической истории.

Александр ШУЛЬМАН, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!