Евдокия Богданович. О профессии и о себе

 Яна Дрель
 7 марта 2014
 3688

Евдокия Михайловна Богданович — представитель так называемой старой гвардии врачей — образованных, эрудированных, честных и порядочных. Для нее клятва Гиппократа — не пустой звук. Именно такие, как она, могут передать свои знания и пример добросовестной  работы молодым коллегам… Мне посчастливилось побеседовать с этой удивительной женщиной — гастроэнтерологом, врачом высшей категории, врачом от Б-га с 58-летним стажем.

– Евдокия Михайловна, расскажите о своей семье.

– Папа у меня много лет был прорабом на стройке, мама — фармацевтом, двоюродная сестра — врачом-окулис­том, двоюродный брат сейчас — известный хирург. Я родилась в Курске, но еще в детстве мы переехали в Москву, к брату отца. В начале войны, в 1941 году, папа попал на фронт, где был до 1945 года. Мама работала заведующей аптекой на улице Чкалова. Сейчас эта аптека стоит у Курского вокзала, у метро «Чкаловская». Еще у меня была сестра младше меня на 10 лет, она уже умерла.

 

– Где вы учились?

– Я закончила 10 классов школы и поступила во 2-й Московский медицинский институт им. Н.И. Пирогова, один из крупнейших в СССР учебных и научных медицинских центров, где проучилась шесть лет. У нас был талантливый курс. Многих уже нет в живых, кто-то уехал. Но осталось еще много моих сокурсников, прекрасных специалистов в самых разных областях медицины. Вот к ним я и направляю своих больных на консультации.

По окончании института вышла замуж за младшего лейтенанта — ленинградца. Мы с ним уехали в Эстонию, где прожили 20 лет. Там я работала в таллинском военно-морском госпитале. Затем мужа перевели в Ленинград, где я тоже лечила больных в качестве гастроэнтеролога. После демобилизации мужа Виктора Абрамовича Богдановича мы вернулись в Москву, где я работала в нескольких центральных столичных поликлиниках. А потом меня пригласили в Московский научно-практический центр медицинской реабилитации, восстановительной и спортивной медицины. Там я работала врачом-гастроэнтерологом. Лечила и обычных спортсменов, и спортсменов международного класса, тренеров и других больных, прикрепленных к этому центру.

 

– Известно, что обучение врача продолжается всю жизнь. И все-таки почему вы выбрали специальность гастроэнтеролога?

– Да, учиться приходится всю жизнь. Я неоднократно оканчивала высшие курсы усовершенствования врачей по гастроэнтерологии, по мануальной терапии органов брюшной полости, по иглотерапии. И сейчас посещаю все научные конференции. А гастроэнтерологом стала случайно. Когда работала в таллинском военно-морском госпитале, случилось так, что все больные — офицеры, генералы, адмиралы, моряки, которые поступали с заболеваниями органов желудочно-кишечного тракта, поступали ко мне в палату. Таким образом моя деятельность началась с лечения заболеваний этих органов. Мне это понравилось. В течение моей врачебной практики я несколько раз училась на курсах усовершенствования врачей по гастроэнтерологии. И работаю врачом-гастроэнтерологом вот уже 35 лет. Такая судьба…

 

– Тяжело быть женой военного, кочевать по гарнизонам?

– Мой любимый ныне покойный муж был морским офицером, капитаном 2-го ранга. В Эстонии мы находились в окружении прекрасных, добрых морских офицеров,  и все дружили! Это была как бы одна большая семья, прекрасные годы, о которых вспоминаю с большой теплотой и ностальгией. Морские офицеры того времени — штучный товар, истинные интеллигенты. Работа у меня была непростая. Я дежурила по 3–4 раза в месяц и выезжала на причалы, когда подходили военные корабли с больными на борту. Меня встречали на лодке и отвозили к пациентам. И при этом за своим мужем я была как за каменной стеной…

 

– Откуда вы берете силы для работы? Я знаю, что вы работаете на нескольких работах.

– Cилы у меня берутся от того, что я люблю своих больных. Они — мое лекарство, мой смысл жизни! Мои пациенты, часто известнейшие люди, рассеяны по всему миру, но со всеми я поддерживаю активную связь. Многих больных лечу даже по телефону.

 

– Где вы  работаете, кроме Центра спортивной медицины?

– Кроме этого я работаю в благотворительном центре Chamah на Водном стадионе. Своих больных я сначала направляю на обследование в различные специализированные медицинские учреждения. Пациенты приходят ко мне с результатами назначенного мной обследования. И после этого я могу поставить точный диагноз и проводить лечение. Хочу подчеркнуть, какие в этом благотворительном центре замечательные, чуткие, активные, доброжелательные руководители — Грета Семеновна Елинсон и Цалел Ицикович Штейн. Прекрасные умнейшие люди, которые отдаются работе с головой, продлевая жизнь подопечных центра! Кроме меня, гастроэнтеролога, на Водном стадионе на благотворительной основе ведут прием еще почти десять специалистов других медицинских отраслей. Осматривают больных, назначают соответствующую терапию и направляют на обследования в лечебные учреждения Москвы.

Еще я принимаю больных в диагностическом центре «Рамбам» в Марьиной роще.

 

– Есть ли у вас дети и как вы проводите свободное время?

– У меня есть сын Игорь. У него трое детей, все мальчики: Алеше — 32 года, Вите — 20 лет и самому младшему, моему любимому Виталику — 10 лет. Это мои самые любимые мужчины, которые меня обожают, а я их! Недавно я пережила большое горе: от онкологии скончался мой любимый муж, с которым прошла вся моя жизнь… И сейчас я живу с сыном, невесткой и внуками. Что касается проведения досуга, то я стараюсь так заполнить свою жизнь работой, чтобы совсем не было свободного времени. У меня один выходной — суббота, который посвящаю готовке еды для внуков, чтобы приготовить своим мальчикам что-то вкусненькое. А в будние дни встаю в 5 утра, в 6 выхожу из дома, на работу. И так каждый день, кроме субботы.

 

– Я знаю, что вы за годы своей работы открыли в медицине что-то новое…

– Ко мне часто обращались больные, страдающие болями в брюшной полости, в области кишечника. При тщательном обследовании этих больных патологии со стороны желудка, пищевода, кишечника обнаружено не было. Никто не мог определить, из-за чего эти люди страдают. И я смогла обнаружить у них склероз брюшной аорты, что-то наподобие склероза сосудов сердца. Вначале врачи из моего окружения весьма скептически относились к моему диагнозу. До тех пор, пока мои коллеги, сосудистые хирурги, не подтвердили этот диагноз, обследовав одну из моих больных. Сегодня, научившись самостоятельно определять это заболевание, помогаю молодым специалистам, занимающимся УЗИ, ставить такой диагноз — нарушение питания органов брюшной аорты.

 

– Что хотите пожелать нашим читателям?

– Если вам плохо, приходите ко мне на прием. Я буду выводить вас из этого состояния... 

Яна ДРЕЛЬ, Россия

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!