ЯРКИЙ ГАЛСТУК ОТ ВЕРСАЧЕ

 Владимир Нузов
 24 июля 2007
 3132
У авторов телепередачи «Формула власти» — уникальная работа: встречаться с сильными мира сего. Михаил Гусман и его команда объехали весь мир и сделали десятки передач о президентах, королях, герцогах, императорах... От Джорджа Буша-младшего до Аскара Акаева, от президента Чили Рикардо Лагоса до короля Иордании Абдаллы II. Сейчас на планете нет другого журналиста, которому удалось бы побеседовать с таким количеством правителей
Михаил Гусман — свой человек в коридорах власти У авторов телепередачи «Формула власти» — уникальная работа: встречаться с сильными мира сего. Михаил Гусман и его команда объехали весь мир и сделали десятки передач о президентах, королях, герцогах, императорах... От Джорджа Буша-младшего до Аскара Акаева, от президента Чили Рикардо Лагоса до короля Иордании Абдаллы II. Сейчас на планете нет другого журналиста, которому удалось бы побеседовать с таким количеством правителей. — Михаил Соломонович, ваш старший брат Юлий пришел на телевидение и в кино из медицины. Вы какое образование получили? — Я окончил Бакинский (Азербайджанский) институт иностранных языков имени Ахундова, а потом в Бакинской партийной школе осваивал еще и политические науки. По диплому я — учитель английского языка. В Баку с молодых лет работал в ЦК комсомола Азербайджана. — Вот это интересный момент. В Союзном ЦК комсомола, по-моему, евреям «заказано» было работать. — Я не могу сказать, что это так, в Азербайджане, во всяком случае. Там никогда не было антисемитизма. Ни в мои годы, ни в годы жизни моих родителей. Баку — город не только многонациональный, но и интернациональный. Это не пустые слова, им есть простое объяснение. Стык XIX и XX веков — начало нефтедобычи в Азербайджане. Тысячи людей, искатели приключений, испытывали судьбу в нефтяном российском клондайке. Среди них были мой дед и несколько его братьев, которые переехали из местечка Чаусы, что в Донбассе. Дед, кстати, жил неподалеку, буквально в двух километрах от местечка, откуда родом мать премьер-министра Израиля Ариэля Шарона. И когда я беседовал с Шароном, то выяснил, что, возможно, мы с ним — родственники. — Баку, видимо, чем-то похож на Одессу, только на Каспийском море... — Я много раз слышал это сравнение. Действительно: оба города — у моря, оба — южные, оба — интернациональные. Но, мне кажется, что Баку даже более мультинациональный город, чем Одесса. В Одессе все-таки четыре основные национальности: русские, украинцы, евреи и греки. А в Баку, наверное, проживают десятка два национальностей. Кроме всего прочего, он знаменит тем, что здесь родились Лев Ландау и Мстислав Ростропович. Одна из улиц города при жизни Ростроповича названа его именем, одна из музыкальных школ также носит его имя. А на доме, где с 1904 года проживало несколько поколений нашей семьи, указом покойного президента Гейдара Алиева установлена мемориальная доска в честь моих родителей: Соломона Гусмана и Лолы Барсук. Отец был доктором медицинских наук, мама — доктором педагогических наук. Кстати, этот указ висит у меня в кабинете. — Вы берете интервью у первых лиц государства. Готовитесь к встречам? Какую информацию изучаете? — Мне помогает целая команда профессионалов. Сначала из всех возможных источников — от традиционных тассовских архивов до новомодного Интернета — мы собираем все, что можно, о моем будущем герое. Создается некий файл, который сортируется, убираются все повторы, все лишнее. Это — серьезный труд, почти диссертация, которую я называю «штрихи к портрету». Там бывает масса интересных вещей, с этим материалом я как бы общаюсь, то есть пропускаю через себя. Параллельно вместе с коллегами мы придумываем вопросы: они должны быть разноплановые, с учетом того, что входит в задачи нашей программы. То есть, во-первых, нас почти не интересует внутриполитическая ситуация в данной стране, поэтому мы стараемся свести вопросы политические до минимума, к двусторонним отношениям — отношениям героя программы с руководителем нашей страны. Часть вопросов связана со страной, ее традициями. И третья группа вопросов, самая большая, связана с биографией главы государства, с историей его жизни, с его привязанностями, вкусами, семьей. — То есть вы заранее ставите себе цель сделать это интервью неформальным? — Это даже не цель, это — концепция. Мы должны дать телевизионный образ нашего героя, главы государства, и через его призму создать образ страны. — А как обстоят дела с протоколом? Вам предписывают, в чем идти, как сесть, как к кому обратиться? — Ну, я достаточно хорошо воспитан и не думаю, что можно идти к главе правительства в шортах. Я себе придумал образ человека в строгом черном костюме, но при этом взял яркий желто-золотой галстук от Версаче. Все 57 раз — один и тот же галстук, он уже обветшал, но я его храню. У меня их три одинаковых, но два я просто вожу с собой, а «рабочий» галстук ни разу не менял. Больше того, даже парфюмом после бритья я пользуюсь перед встречей одним и тем же. — Как вы узнаете, что ваша беседа прошла удачно? — Не сочтите за нескромность, но были благодарственные письма от королевы Дании, президента Австрии, от президента Буша и так далее. Да я и сам всегда чувствую, когда беседа прошла удачно. Телевизионная программа — это коллективный продукт, и не всегда все зависит только от тебя. Это — творческое дело, случаются какие-то телевизионные шероховатости, но мне очень важно, чтобы сама беседа была приятной. Большинство моих собеседников, а это, как правило, главы государств, ждут сухого политического разговора, каких у них — сотни. А когда с кем-то из них ведешь человеческий разговор, показываешь, что подготовлен, знаешь, как зовут его внука, какие у него увлечения, это любому человеку — бальзам на душу. Когда я президенту Израиля Кацаву сказал о том, что знаю о его археологических увлечениях, он, смеясь, спросил: «Кто вам дал эту информацию? КГБ или Мосад?» Я ему ответил, что работаю в мировом информационном агентстве, и нашей информации позавидуют и КГБ, и Мосад. И это прозвучало в программе. — Вы как тележурналист работаете, я бы сказал, в «мягкой» манере... — Я не считаю себя прирожденным телевизионщиком, но, слава Б-гу, кое-какой опыт есть. Журналистика для меня сродни медицине. Эта мысль не моя собственная, но она мне нравится. В медицине есть хирурги, терапевты, кардиологи, гастроэнтерологи, но есть в медицине, пардон, проктологи и патологоанатомы. Я к чему это говорю? В журналистике тоже есть люди, соответствующие этим медицинским профессиям. Есть журналисты, обожающие, когда человека сняли с работы или даже когда он умер. Им интересно его препарировать. Это журналисты-патологоанатомы. Есть журналисты, которые обожают приходить к собеседнику с хирургическим скальпелем и считают своей высшей доблестью резать по живому. Возможно, такая журналистика имеет право на жизнь. Мне лично для того, чтобы раскрыть образ собеседника, достаточно «терапевтических мер», мне вскрывать грудную клетку скальпелем нет необходимости. Я считаю, что вполне сумею справиться с задачей терапевтическими методами. — Вы брали интервью у президента Буша перед его встречей с президентом Путиным. Какой он — Буш? — Во-первых, это человек, безусловно, убежденный. В чем-то даже, как говорят на Украине, «упэртый». Во-вторых, что мне очень близко, он человек истинно семейных ценностей, действительно любит свою жену Лору. Ну, что тут вроде особенного — муж любит жену? Но когда это видишь у главы государства после многих и многих лет семейной жизни... Производит впечатление. Третье — он человек религиозный, верующий. И, как мне показалось, его вера, религиозность приводят его к мысли об определенной миссии — быть одним из лидеров противостояния злу. Из многих политиков, с которыми я встречался, он показался наименее циничным... Мне показалось также, что он достаточно естественен, органичен. И опять-таки — с допуском на политика, занимающего столь высокий пост, а тем более на политика, разговаривающего с журналистом, — он показался мне даже искренним... — Вы неоднократно бывали в Штатах. Ваше впечатление о наших соотечественниках там? — Самое интересное для меня там — это «племя младое, незнакомое», то есть те, кому сейчас 25-30 лет. Это программисты, молодые врачи, юристы, ученые, то есть внуки или дети тех, кто уехал в 70-90-х годах прошлого века. Это очень интересное поколение, в чем-то сохранившее связь со своей исторической родиной, и в то же время в чем-то они уже совсем другие. Но мне кажется, что со временем в них проснется интерес к России. Тут все вместе: голос Родины, голос отчего дома, любопытство. И еще — возможность реализовать себя на необъятном российском рынке. Это происходит сплошь и рядом, тому пример — китайцы, уехавшие из коммунистического Китая. Теперь они возвращаются, создают новый Китай. У них даже специальное название есть — хунсяо.
ИЗ ДОСЬЕ «АЛЕФА» Михаил Соломонович Гусман родился 23 января 1950 года в г. Баку Азербайджанской ССР. Отец — кардиолог-терапевт. Мать Лидия Юрьевна, по образованию актриса, работала деканом в Бакинском институте иностранных языков. М.С. Гусман в 1970 году окончил Азербайджанский институт иностранных языков по специальности «преподаватель английского языка в азербайджанской школе». Работал инструктором Бакинского горкома ВЛКСМ. В настоящее время — первый заместитель генерального директора Информационного телеграфного агентства России (ИТАР-ТАСС).


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!