Серый кардинал революции

 Борис Якубович
 6 мая 2014
 4990
Приблизительно в те дни 1873 года, когда перед строгим судейским столом стоял бледный, с горящими глазами Сергей Нечаев, один из самых страшных идеологов и практиков беспощадной революционной борьбы, автор «Катехизиса революционера», в Одессе поселилась патриархальная еврейская семья. Ее глава, Лазарь Гельфанд, преуспевающий мастер одного из ремесленных цехов маленького городка Березино, расположенного под Минском, вынужден был перебраться в «жемчужину у моря» после сильнейшего пожара, уничтожившего его дом и большую часть имущества.  

Его любимый отпрыск Изя, впоследствии хорошо известный в революционных кругах России и далеко за ее пределами как Александр Парвус, успешно окончил одесскую классическую гимназию, имевшую статус достаточно привилегированного учебного заведения. Почему Изя Гельфанд предпочел взять псевдоним Парвус («маленький, незначительный») — вопрос остается открытым. Возможно, это было сделано с целью определенного камуфляжа, поскольку с годами внешний облик этой габаритной личности никак не соответствовал скромному псевдониму.

В 1885 году, почти сразу же после окончания гимназии, 18-летний Изя Гельфанд, уже тогда проявлявший стремление к высоким целям, покидает провинциальную Одессу и отправляется в Швейцарию, где поступает в университет. В Цюрихе — европейской колыбели свободной мысли — юный искатель жизненного кредо сблизился с основателем марксистской группы «Освобождение труда» Георгием Плехановым, куда кроме него входили известные впоследствии революционеры Аксельрод, Засулич и др.

Успешно завершив учебу и получив степень доктора философии, Израиль Лазаревич Гельфанд переезжает в Германию, где под влиянием революционных идей Плеханова со товарищи вступает в социал-демократическую партию. Дипломированный философ и одаренный молодой человек, он скоро становится заметной фигурой немецкой социал-демократии и сближается с ее лидерами Каутским, Кларой Цеткин, Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург. Особую известность получают его очень хлесткие, яркие и порой скандальные статьи, подписанные псевдонимом Парвус. Не ослабляя своей бурной журналистской деятельности в Германии, Парвус в середине 1890-х годов исхитрился побывать на Международном социалистическом конгрессе в Лондоне, а также съездить в Россию для подготовки своего политического бестселлера о голодающем народе.

В мае 1895 года, по пути в Швейцарию, на короткое время в Германию заехал Ленин, только что оправившийся от тяжелого воспаления легких. В Мюнхене будущий вождь мирового пролетариата знакомится с Парвусом, который своей эрудицией, напористостью и парадоксальными суждениями произвел на Ильича чарующее впечатление. Талантливый выпускник Одесской гимназии знакомит Ленина с лидерами немецких социал-демократов и подает ему идею создания международной политической марксистской газеты. Эту идею Ленин осуществил в 1900 году, когда после своей ссылки прибыл в Мюнхен. В декабре того же года в баварской столице выходит первый номер знаменитой газеты «Искра».

Как в этом, так и в последующих номерах яркие и информативные передовые статьи, вызывавшие большой резонанс, почти неизменно принадлежат перу Парвуса. Полностью солидаризируясь с теорий Маркса о «перманентной революции», Парвус подхватывает и развивает мысль основоположника марксизма, отводя главную роль в будущем нескончаемом революционном процессе России. Все там же, в Мюнхене, осенью 1904 года состоялось знакомство авторитетного социал-демократа и журналиста Александра Парвуса с молодым Львом Троцким, который вместе со своей женой Натальей Седовой некоторое время жил в его просторной, густо обставленной книжными шкафами квартире. Троцкий, которого по многим вопросам можно считать учеником Парвуса, восторженно писал о своем наставнике как о выдающейся марксистской фигуре.

Обработанная и популяризированная Парвусом марксистская теория «перманентной революции» сделалась практически до конца его жизни главной программной установкой Троцкого. Еще задолго до начала Русско-японской войны, несмотря на царившее в русском общественном мнении шапкозакидательское настроение, Парвус уверенно и аргументированно предсказал неизбежность поражения России, чем на многие годы закрепил за собой лестную репутацию проницательного политика.

После трагических событий Кровавого воскресенья по всей России прокатилась мощная волна стачек и забастовок. Почти одновременно в октябре 1905 года в Петербург приехали Парвус и Троцкий. Они сразу приняли активное участие в создании Петербургского совета рабочих депутатов. По инициативе Парвуса начинает печататься «Рабочая газета» — будущий боевой орган революции, тираж которой за короткое время поднимается до полумиллиона экземпляров. События первой русской революции 1905 года, несомненно, можно считать звездным часом Александра Парвуса, во многом определявшего в те дни всю стратегию деятельности Петербургского совета, а, следовательно, и всей революционной России.

Ленин, не игравший заметной роли в революционных потрясениях 1905 года, хвалебно отзывался о фигуре теоретика: «Тысячу раз прав Парвус, который говорит, что социал-демократия не должна бояться смелых шагов вперед». Не кто иной, как Парвус, являлся автором знаменитого «Финансового манифеста», где речь шла о коррупции высших государственных чиновников России (не правда ли, весьма актуальная тема), и призывал население забирать вклады из государственных банков, что могло привести к экономическому коллапсу.

После подавления революционных выступлений Парвус и Троцкий были арестованы, что не помешало обоим смело выступить на открытом судебном процессе, имевшем огромный общественный резонанс. В результате Парвус получил три года ссылки в Туруханский край, откуда совершил благополучный побег и вновь очутился в полюбившейся ему Германии. Однако нынешний приезд на берега Рейна, казалось бы, предвещавший маститому революционному теоретику-марксисту блестящее политическое будущее, что называется, не задался. И виной этому, как ни удивительно, оказался… Максим Горький. Дело в том, что Парвус, будучи еще и тонким ценителем литературы, уже давно являлся литературным агентом известного пролетарского писателя, и часть денег, полученных от постановок в Германии нашумевшей пьесы «На дне», должен был переслать Горькому в Россию. Этой весьма значительной суммы от Парвуса, очень любившего пожить на широкую ногу, Буревестник революции так и не дождался и направил жалобу лидерам немецкого социал-демократического движения.

При рассмотрении столь скандального дела партийным «судом чести» под председательством Каутского и Клары Цеткин Парвус был признан виновным в нечистоплотности и исключен из партийных рядов. Оставаться далее в Германии после такого конфуза было решительно невозможно, и Парвус после недолгих скитаний нашел подходящее прибежище в Стамбуле.

Шел 1908 год — время прихода к власти Младотурецкой партии, на совести которой в дальнейшем будет геноцид армянского народа. Как глубокий знаток политических и финансовых проблем Европы Парвус сблизился с крупнейшими воротилами турецкой экономики, что позволило предприимчивому сыну Лазаря Гельфанда в короткий срок сделаться весьма состоятельным человеком.

С началом Первой мировой войны революционные идеи Парвуса, отложенные им до лучших времен, вновь приобрели востребованность и актуальность. В январе 1915 года маститый политик провел конфиденциальную встречу с немецким послом в Турции фон Вагенхеймом, в ходе которой убедил германского дипломата в полном совпадении интересов Германии и радикальных русских революционеров, стоявших за поражение своего правительства.

Вскоре в немецкий генеральный штаб поступил составленный Парвусом пространный меморандум под названием «Подготовка массовой политической забастовки в России». Революционный пафос меморандума едва ли был интересен германским властям, однако возможность вывести из войны самого опасного противника весьма впечатлила кайзера. Парвус получил приглашение приехать в Германию, где был весьма холодно встречен социал-демократами, не забывшими скандала с гонорарами Горького, а также крайне раздраженными его контактами с немецким правительством.

Достаточно тонко повел себя в этой ситуации находившийся в Швейцарии Ленин. Публично открестившись от всякого сотрудничества с Парвусом как с «агентом германского империализма», будущий вождь революции в своих работах использовал большинство его идей, успешно проводимых в русской армии большевистскими агитаторами. Кстати сказать, вплоть до Октябрьского переворота 1917 года Ленину так и не удалось оправдаться от многочисленных обвинений в получении крупных денежных средств из Германии для осуществления революционной деятельности в России.

Итак, к 1916 году Парвус оказался в своего рода политической изоляции не только от немецких социал-демократов, но и от революционных лидеров России. На некоторое время он перемещается в Копенгаген, где основывает Институт по изучению проблем мировой войны.

Грянувшая в России Февральская революция 1917 года вновь пробудила честолюбивые надежды Парвуса. Он принимает деятельное участие в переброске через территорию Германии российских революционеров, которым страны Антанты отказали в визе. Знаменитый поезд с «пломбированным вагоном», в котором в Россию возвращался Ленин, немецкое правительство пропустило вне очереди, очевидно, не без содействия Парвуса, представившего германским властям фигуру Владимира Ильича как человека, от которого напрямую зависит выход России из войны. Однако когда в июле 1917 года правительство Керенского обвинило большевиков в связях с германским генеральным штабом, Парвус незамедлительно выпустил брошюру, где обоснованно и эмоционально доказал непричастность Ленина к закулисным контактам с немцами.

После прихода к власти большевиков в полной мере встал вопрос о заключении мира с Германией. В высших кругах немецкой дипломатии явно прослеживалось намерение подключить к переговорам Парвуса, однако в Москве этому категорически воспротивились.

По свидетельству современников, Парвус, как говорится, до последнего часа надеялся, что Ленин вспомнит о его былых заслугах перед российским и международным революционным движением и пригласит на пост министра финансов, однако этого не случилось. Что ж, ничего удивительного, ибо председатель Совета народных комиссаров считал Парвуса, с одной стороны, опасно самостоятельной фигурой, с другой — находил, что присутствие этого человека, известного тесными контактами с германским генштабом, может сильно скомпрометировать еще не устоявшуюся, хрупкую советскую власть.

Вынужденный отойти от большой политики, последние годы жизни Парвус сосредоточился на довольно успешной коммерческой деятельности, что при его амбициях едва ли могло удовлетворить личность, грезившую себя вершителем судеб народов и государств. Столь же хаотичной и не слишком удачной оказалась и его личная жизнь: из его обширного потомства сохранились сведения только о двух сыновьях. Старший из них работал помощником наркома иностранных дел СССР Максима Литвинова и был репрессирован в 1939 году. Успешным дипломатом был и другой сын. Парвус ушел из жизни в декабре 1924 года, пережив своего некогда близкого соратника, а затем непримиримого противника Владимира Ленина всего на десять месяцев.

В образе этого человека, демонизированного исторической беллетристикой и всевозможными домыслами, несомненно, присутствовали такие качественные характеристики, которые при ином развитии событий могли бы вознести его на самую вершину властной пирамиды. Как мы знаем, этого не случилось, и Израилю Лазаревичу Гельфанду (Парвусу) остается в истории почетная, но маловразумительная роль серого кардинала революции.

Борис ЯКУБОВИЧ, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции