Хана Орлова, известнейший скульптор современности

 Семен КИПЕРМАН, Израиль
 7 мая 2014
 4680

Творчество скульптора Ханы Орловой привлекает внимание специалистов-искусствоведов (см. Л. Латт «Скульптор Хана Орлова». Сб. «Евреи в культуре русского зарубежья». Сост. М. Пархомовский. Иерусалим, 1992). Л. Латт отмечает, что все, писавшие о Хане Орловой, относят ее к выдающимся скульпторам современности. Между тем в вопросе о ее принадлежности к той или иной национальной школе изобразительного искусства — считать ли ее французской, израильской или русской — мнения разделились.

Интересна связь творчества Ханы Орловой с Израилем.

Хана Орлова родилась в небольшом украинском городке Староконстантинове в 1888 году. Ее отец был сионистом, знание иврита она получила в семье. В их доме часто собирались друзья отца и говорили об Эрец Исраэль. В 1904 году, после еврейского погрома 1903 года в Кишиневе, семья уехала в Палестину, где жил старший брат Ханы, и поселилась в Петах-Тикве. Как все халуцим (первопроходцы), отец занялся сельским хозяйством. Хана работала портнихой, чтобы помочь родителям содержать семью.

В 1910 году Хана поехала в Париж для изучения моделирования одежды, но сменила направление и, заняв первое место на конкурсе, поступила  в скульптурный класс Национальной школы декоративного искусства. Поселилась в «Улье», известном общежитии художников на Монпарнасе, где присоединилась к кружку, в который входили Амедео Модильяни, Хаим Сутин, Марк Шагал, Жюль Паскен (Юлиус Пинхас), Осип Цадкин и другие. Определенное влияние на Хану оказывало творчество Модильяни. Однажды на внутренней стороне разложенного конверта он нарисовал портрет Ханы Орловой, подписав на иврите: «Хана Орлова — дочь Рафаэля».

Естественно, что различные художественные течения начала ХХ века формировали собственный почерк Ханы. Писатель Борис Носик в книге «Еврейская лимита и парижская доброта» (2010) отмечает, что живописец и скульптор Хана Орлова, в отличие от прочих «лимитчиков», приехала во Францию не из России, а из-под Яффы, из Палестины. Многие из обитателей «Улья» быстро забыли о своем местечковом происхождении и евреями себя вообще не считали. Но не Хана Орлова. Она всю жизнь была предельно внимательна к родной культуре, ее вдохновляли библейские сюжеты, иудейский фольклор и детские воспоминания. После двух лет учебы в Национальной школе декоративного искусства Хана была допущена к участию в Осеннем салоне 1913 года.

Представленные два бюста из дерева критики отметили как талантливые произведения высокого профессионального уровня. Весьма продолжительное время Хана Орлова создавала скульптуры из дерева. Однако ее не привлекали природные возможности этого материала, и порой она даже уничтожает древесную фактуру. Правда, позднее отдельные произведения того времени она повторила уже в бронзе, стремясь найти новые возможности. К ним относится «Портрет художника-еврея» (Рейзин). Используемые Орловой материалы многообразны: дерево, бетон, кожа, мрамор, бронза, камень. Ей принадлежат слова: «Я хочу, чтобы мои произведения были такими же жизненными, как сама жизнь».

Наряду с поисками художественной формы Орлову занимала проблема создания еврейского национального стиля. В конце XIX века многие художники из России, Европы и Эрец Исраэль начали изучать истоки национальных традиций по сохранившимся старинным рукописям, по каменным надгробиям. В этот процесс включилась и Хана Орлова, тем более что идея создания национального искусства, сформированная в недрах сионизма, всегда находила поддержку в доме Орловых.

В 1916 году Хана вышла замуж за поэта Ари Юстмана, который ушел на войну и в 1918 году умер во время эпидемии гриппа. С тех пор она одна растила сына. Сборник стихов Ари Юстмана иллюстрирован фотографиями ее ранних работ. Поэт Гийом Аполлинер, получив в подарок этот сборник, писал Орловой: «Очень благодарен за «Поэтические раздумья», которые Вы прислали мне вместе с фотографиями приятных и очень значительных скульптур».

Живя в Париже, Хана не порывала связь с Эрец Исраэль и своей семьей. В 1913 году она купила дом в Тель-Авиве. Ее влекли в эту страну не только родственные узы. Как считает искусствовед Л. Латт, сионистские взгляды, господствовавшие в семье Ханы, национальный дух, которым были пропитаны ее детство и юность, на всю жизнь определили философский склад ее ума и человеческие привязанности.

В скульптурном портрете (1923, дерево, затем бронза) Орловой удалось выразить духовную глубину израильского художника Реувена Рубина. В Тель-Авивском музее демонстрируется выполненная Ханой Орловой скульптура «Мой сын» (1924). Богатое художественное наследие Ханы Орловой составляют скульптурные портреты писателей, художников, ученых, видных политических деятелей. Среди них — портрет Хаима Бялика (бронза, 1926). Посетители музея поэта в Тель-Авиве подолгу стоят у ее Бялика — поэта «лучей золотистого цвета».

В 1930-е годы основатель и мэр Тель-Авива Дизенгоф вел переговоры с Ханой Орловой о создании в городе художественного музея. В 1935 году состоялась ее первая персональная выставка в Тель-Авиве в незадолго до этого открытом музее. В том же году Орлова создала «Портрет Ханы Ровиной», ведущей актрисы театра «Габима».

В Тель-Авивском музее демонстрируются две бронзовые фигуры, выполненные в Париже: «Поцелуй (Семья)» (1916) и «Еврейский художник» (1920).

Увлеченная работой, Хана Орлова не сразу осознала опасность, нависшую над ней после прихода немцев в Париж. Предупрежденная друзьями о готовящемся аресте, она с сыном бежала в Швейцарию. За время пребывания в этой стране Хана создала более пятидесяти скульптурных произведений, которые в 1945 году были выставлены в Женеве.

Послевоенное творчество Ханы Орловой представляет новое осмысление действительности. Лиричность ее довоенных работ сменяется драматизмом. Создание Государства Израиль в 1948 году вызвало у Ханы Орловой прилив творческих сил. Она выполнила ряд монументов, прославляющих героизм евреев, павших в борьбе за независимость. В 1949 году в кибуце Эйн-Гев была установлена скульптурная группа «Материнство», посвященная Хане Тухман-Альберштейн, погибшей в Войне за независимость.

В 1949 году Орлова вылепила бюст Давида Бен-Гуриона и будущего премьер-министра Леви Эшколя. В 1954 году в Рамат-Гане был открыт памятник Дову Груннеру и его братьям по оружию. Этот памятник аллегоричен. Он изображает львенка, смело борющегося со львом, что символизирует борьбу еврейского ишува с Британской империей. На открытии памятника присутствовали тысячи людей. Ее скульптуры «Орлы» (бронза, 1958) в кибуце Ревивим и «Раненая птица» (бронза, 1964, в кибуце Бей-Орен) — память о трех погибших израильских пилотах.

В кибуце Ревивим, расположенном в 25 км южнее Беэр-Шевы в пустыне Негев, есть небольшой музей павших в войнах за независимость. В нем установлен памятник «Мать и дитя» Ханы Орловой.

Вестибюль Дворца наций в Иерусалиме украшает монументальный символичный «Голубь мира». Он крепится штырями к стене, и полет его свободен — мощный взмах крыльев устремляет птицу ввысь. Взрыхленная поверхность, переливающаяся разными оттенками сверкающей бронзы, выполнена в экспрессионистской манере. Это произведение Ханы Орловой отличается большой эмоциональной силой.

В 1961 году в музеях Тель-Авива, Иерусалима и Хайфы прошли большие ретроспективные выставки Орловой, на которых были представлены ее произведения, созданные за 50 лет творчества.

В 1968 году Хана Орлова приехала в Израиль для участия в юбилейной выставке, посвященной ее восьмидесятилетию. В аэропорту ей стало плохо, она попала в больницу, где умерла 18 декабря 1968 года. Похоронена Хана Орлова в Тель-Авиве.

Семен КИПЕРМАН, Израиль

Фото: Илья Гершберг



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции