«Вор должен сидеть в тюрьме»

 Песах Амнуэль
 19 июня 2014
 2675
По числу громких судебных процессов Израиль в последние годы переплюнул все прочие демократические страны. В Италии, правда, уже дважды осудили бывшего премьер-министра Сильвио Берлускони, но ему удалось от тюремного заключения отвертеться, все ограничилось условным сроком и общественными работами. Судили Берлускони один раз за коррупцию, другой — за сексуальные преступления. В Израиле получилось иначе: за сексуальные преступления осудили бывшего президента Моше Кацава, а за коррупцию — бывшего премьер-министра Эхуда Ольмерта. Если принять во внимание нашумевшие дела министров и политиков Арье Дери, Хаима Рамона, Цахи Анегби, Авраама Хиршзона, Шломо Бенизри, Гонена Сегева и Омри Шарона, то, несомненно, Израиль выйдет на первое место в мире то ли по числу коррупционеров и маньяков во власти, то ли по независимости израильского правосудия. А может, по тому и другому сразу.

Против нынешнего министра иностранных дел Авигдора Либермана также больше десяти лет велось уголовное расследование, прокуратура требовала тюремного срока, но суд оправдал подсудимого, проявив упомянутую выше независимость.

В мае Окружной суд Тель-Авива приговорил Эхуда Ольмерта к шести годам тюремного заключения за получение взяток в рамках дела строительной компании Holyland. Ольмерта также приговорили к двум годам заключения условно, штрафу в миллион шекелей и конфискации имущества на сумму 650 тысяч шекелей. Прокуратура именно такого наказания и требовала. Всех поразило жесткое заявление судьи Давида Розена, оглашавшего приговор. Открывая судебное заседание, он сказал, что «взяточник подобен предателю — он разрушает основы нашего общества», и что «все преступления, связанные с получением взяток, являются позорными», а «народный избранник, получающий взятки, подлежит более тяжелому наказанию, чем тот, кто взятки дает».

Это были, конечно, слова продуманные и рассчитанные именно на тот эффект, который вызвали. Предательство, по законам Государства Израиль, — преступление, по тяжести сравнимое с терроризмом. И нет ничего позорнее предательства, в этом судья Розен тоже прав.

Свои слова о том, что «получающий взятки подлежит более тяжелому наказанию, чем тот, кто взятки дает», судья также подтвердил: остальные фигуранты дела Holyland (взяткодатели) получили более мягкие приговоры, нежели Ольмерт. К примеру, строительный подрядчик Гилель Черни приговорен к 3,5 годам тюремного заключения и полутора годам условно. Один из основателей компании Holyland Авигдор Кельнер получил три года заключения и заплатит миллион шекелей штрафа. Кроме них, к различным срокам тюремного заключения (от трех до пяти лет) приговорены еще четверо подсудимых. Отбывать наказание все осужденные начнут 1 сентября — более трех месяцев они еще будут на свободе и успеют подать апелляции в надежде на пересмотр приговора.

Адвокат Ольмерта Эли Зоар заявил, что апелляция, безусловно, будет подана, поскольку его подзащитный «по-прежнему чувствует себя невиновным». «Речь идет о крайне жестком приговоре, — добавил Зоар, — а также о не всегда оправданно резких словах, сказанных судьей».

Обратите внимание: адвокат не утверждает, что приговор несправедлив, а его подзащитный невиновен (как обычно заявляют адвокаты, проиграв процесс). Зоар говорит лишь о чувствах и неоправданно резких словах судьи — о вещах, к самому приговору отношения не имеющих.

О том, насколько справедлив и закономерен приговор, можно судить по еще одному процессу, связанному все с тем же делом Holyland. Главой канцелярии Ольмерта была Шула Закен, которая покрывала действия начальника, да и сама получала взятки. Однако приговор относительно нее оказался куда более мягким, поскольку прокуратура заключила с Шулой Закен сделку: срок ей скостят, если она даст полные показания по всем пунктам обвинения против Ольмерта. Судья Розен сделку утвердил, и Шула Закен получила 25 месяцев заключения условно.

У судьи не было оснований не утверждать сделку между обвиняемой и прокуратурой, но свое недовольство этой сделкой Давид Розен все же высказал. По его словам, Закен должна была бы за свои преступления получить пять лет не условного, а реального заключения.

Общее мнение высказал президент Шимон Перес, отметив, что лично для него это был очень грустный день.

Грустный, конечно, хотя, как сказал президент, «юридическая процедура оказалась свободна от постороннего влияния, как и должно быть в демократическом государстве». Израильская Фемида в очередной раз доказала свою независимость, прокуратура — свою непреклонность, полиция — непредвзятость. Но грустно понимать, что люди, которых народ делегировал во власть, люди, которые должны показывать пример уважения к законам своей страны, нарушают их.

Прокомментировали приговор министр юстиции Ципи Ливни (партия «А-Тнуа») и министр финансов Яир Лапид (партия «Еш Атид»). И Ливни, и Лапид также говорили о справедливости и печали. День, когда «суд принимает решение лишить свободы бывшего премьер-министра», конечно, печален для израильской демократии, но в то же время демократию эту укрепляет, поскольку, по словам Лапида, «в этот день израильская судебная система доказала, что ни один человек в Израиле не стоит над законом».

В прессе, в отличие от единодушия в высказываниях президента и министров, можно встретить самые разные мнения, что, кстати, тоже говорит о прочности демократических принципов. К примеру, Шимон Шифер, журналист газеты «Едиот ахронот», пишет, что «судья забыл о скромности и повел себя надменно и высокомерно». Судья, по мнению журналиста, мог бы найти и более мягкие слова, нежели «предатель», ведь это единственное преступление, за которое, по израильским законам, может быть даже вынесен смертный приговор. А журналистка Сима Кадмон пошла еще дальше: слова, сказанные судьей, по ее мнению, страшнее самого приговора.

Мнение против мнения: Дан Маргалит, один из самых известных и уважаемых журналистов, напротив, считает, что судья Розен не стал приукрашивать реальность и назвал вещи своими именами. Слова Маргалита тем более весомы, что сказаны человеком, который был близким другом Ольмерта.

1 сентября Эхуд Ольмерт, скорее всего, отправится отбывать заключение, и это уже сейчас заставило Управление тюрем предпринять особые меры. Там считают, что для Ольмерта пребывание в тюрьме может оказаться опасным, причем опасность будет исходить не от уголовников, а от террористов. Возможно, к осени в той тюрьме, где будут содержаться осужденные по делу Holyland, будет построен отдельный корпус.

О деле Holyland и о приговоре будут говорить еще долго, я же хочу сказать несколько слов не об Ольмерте-взяточнике, а об Ольмерте — премьер-министре. Кстати, взятки он брал задолго до того, как сел в кресло главы правительства. Брал ли Ольмерт взятки, будучи премьер-министром? Видимо, нет, иначе это непременно всплыло бы в ходе тщательной полицейской проверки всей деятельности Ольмерта. В суде же об Ольмерте — премьер-министре не было сказано ни слова, а только об Ольмерте — мэре Иерусалима.

Когда Ольмерт возглавлял правительство, общественное мнение в Израиле склонялось к тому, что более слабого и безынициативного премьера не было за всю историю еврейского государства. Однако слабый и безынициативный Ольмерт сумел не вызвать ни одного международного скандала, связанного с палестино-израильскими переговорами, которые и тогда ни к чему не вели. Ольмерту ставили в вину необдуманное начало второй ливанской войны и говорили даже о том, что в той войне Израиль потерпел поражение. Однако вот уже восемь лет на границе с Ливаном спокойно, а Хасан Насралла вот уже восемь лет боится не только начать новую войну с Израилем, но даже покинуть бункер, куда его в 2006 году загнала израильская авиация. Ольмерту ставили в вину и то, что он начал операцию «Литой свинец» в 2009 году, и то, что он прекратил эту операцию, не добившись полной капитуляции «Хамаса». Однако долгое время после «Литого свинца» на юге Израиля царило относительное спокойствие.

Возможно, видимая слабость Ольмерта как главы правительства была скорее необходима для Израиля? И если бы не начавшееся судебное преследование, вынудившее Ольмерта уйти с поста премьера, он оказался бы единственным за многие годы главой правительства, досидевшим в своем кресле до конца каденции. Ему и оставалось-то несколько месяцев...

Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!