Наталья Гуль: «Танцевать – ум развивать!»

 Наталья Лайдинен
 17 сентября 2014
 3694
В Петрозаводске существует ансамбль еврейского танца «Авив», созданный в 1999 году при обществе еврейской культуры «Шалом» на базе благотворительного фонда «Хесэд Агамим» при поддержке Республиканского центра национальных культур. Таких уникальных творческих коллективов на северо-западе России всего два, поэтому интерес к «Авиву» велик не только в разных уголках нашей страны, но и за рубежом. Помимо ансамбля для взрослых, есть танцевальная группа для детей и подростков «Дрейдл», многие участники которой плавно вливаются в дальнейшем в старший состав исполнителей. Появились уже целые семейные династии танцоров «Авива». Готовясь к интервью с Натальей Николаевной Гуль, бессменным руководителем еврейских творческих коллективов, я узнала, что она также ведет занятия для малышей в петрозаводском городском танцевальном клубе «Ритм», на протяжении 19 лет успешно работает в коррекционном интернате для особых детей, много внимания уделяет исцелению танцем. Мы побеседовали с Натальей Николаевной после зажигательного концерта «Авива» в Петрозаводске, посвященного 15-летию коллектива.

– Наталья, как вы пришли к осмыслению еврейской танцевальной культуры?

– К осмыслению еврейства я пришла в зрелом возрасте, долгое время о корнях семьи не догадывалась: мама по паспорту финка, родом из Ингерманландии, отец — белорус. Естественно, наша светская советская семья была далека от любых религиозных традиций. Во время войны родные пережили ­серьезные испытания: мама попала сначала в концлагерь, после освобождения ее отправили в Казахстан в эвакуацию. Оттуда члены семьи выехали в Финляндию, затем в Карелию. Бабушка умерла на лесоповалах… Родственники отца оказались на севере, папа, окончив ремесленное училище в Лахденпохье, поступил на работу водителем в Петрозаводске, где они познакомились с мамой.

Романтическая история: когда папа в 1963 году сделал маме предложение, она взяла время, чтобы подумать, а сама начала всерьез готовиться: купила новое теплое пальто, мохеровую шапку, а вот на сапожки денег не хватило. Поэтому когда они с дедушкой зимой ехали на встречу с папой в Мурманскую область, в город Ковдор, у нее все время мерзли ноги. Отец как почувствовал: встречал их на вокзале с белыми валенками для мамы! Какое было счастье…

– Когда вы поняли, что танец — ваше призвание?

– Танцевала я с детства. Помню себя маленькой — надевала мамину пушистую шапку, которая отчего-то казалась мне лебяжьей, перевязывалась белым платком и на пальчиках ходила по дивану… Это было мое «Лебединое озеро»! Я всегда знала, что буду танцевать. В школе принимала участие в спектаклях, занималась в студии Дворца творчества балетом и народным танцем.

Мама считала, что мне нужно получить хорошую профессию, поэтому уговорила меня поступать в Карельский государственный педагогический институт. Однажды отец застал меня плачущей, спросил, что случилось. Когда узнал, что я мечтаю танцевать, успокоил меня, и на следующий день мы подали документы в культпросветучилище. Я стала заниматься любимым делом и больше не сходила с избранного пути.

– Как пришла идея создания ансамбля еврейского танца «Авив»?

– Однажды Галина Михайловна Резник, замечательный педагог, пригласила меня работать в воскресную еврейскую школу — вести «танцы на иврите». Естественно, это была совсем новая для меня сфера деятельности, я стала углубленно заниматься изучением еврейских традиций, Торы, кашрута. Заинтересовалась, почувствовала удивительное глубинное родство с еврейской культурой. Стала ходить на занятия в воскресную школу. И вот как-то в разговоре с мамой неожиданно выяснилось, что у нас еврейские корни, родовая фамилия бабушки Сары — Гуль. И я решила взять бабушкину фамилию. Так что можно сказать, что я пришла в еврейство через танец. Сначала организовали детский коллектив «Хаверим». Вскоре я почувствовала, что мои близкие, ученики тоже потянулись к познанию национальных традиций, культуры. Так почти за два десятка лет через меня многие люди приблизились к еврейству.

Но мне довелось увидеть и другую сторону возвращения к корням: я и мои дочки попадали в ситуации, когда за звезду Давида на шее нас были готовы побить. Мы неоднократно сталкивались с проявлениями бытового антисемитизма.

То, что сегодня в ансамбле «Дрейдл» при Центре национальных культур вместе с еврейскими детьми танцуют ребята других национальностей, которые интересуются традицией, я считаю большим шагом вперед к толерантности и взаимопониманию между людьми. Все вместе мы живем одной общей еврейской жизнью.

Мне всегда хотелось создать новый ансамбль, уже на более серьезной основе. Ко мне потянулись представители старшего поколения — еврейские бабушки и дедушки. Этот взрослый коллектив был молод душой. Позже присоединились и танцоры других возрастных категорий, так пятнадцать лет назад родился «Авив». Кстати, название (в переводе — «Весна») придумали именно бабушки-старушки! Мы стали усердно заниматься, выступали в филармонии, ездили на гастроли по северо-западу России, за рубеж.

А потом и молодежь подтянулась: стали танцевать мои дочки, их подруги, мы выступали на фестивалях, побывали на гастролях в Кармиэле — привезли в Израиль блок идишских танцев, финскую и карельскую программы, а также танцы грузинских татов. Принимали нас на ура! Кстати, на выступлении в Кармиэле случился небольшой казус: ближе к концу внезапно отключился звук. Пока я думала, что делать, наши танцоры продолжали выступать в том же темпе и ритме, зрители стали им помогать аплодисментами, номер удалось завершить блестяще.

– Вы сами ставите танцы?

– Да, в известные композиции я порой добавляю драматургию, поскольку люблю сюжетные танцы. Детские программы ставлю только сама. Ребенку легче воспринимать песню и движения, когда он понимает, о чем это. Например, песня «Мы варили кашку»: в танце, используя огромную кастрюлю, ложки, крышки, мы с малышами показываем, как это блюдо можно сотворить из батона, из конфеты, из сосиски, чтобы поутру порадовать проснувшуюся маму. Многие зрители признались, что в канун праздника 8 Марта этот номер получился самым впечатляющим и смешным. В «Авиве» у нас есть постоянный репертуар, но мы все время придумываем что-то новое. В прошлом году поставили программу, посвященную еврейским праздникам. Много образов, идей черпаю из традиций предков, музыки, древних напевов. Сами придумываем, шьем необычные костюмы.

– Как вы полагаете, в танце может раскрыться любой ребенок?

– Абсолютно любой! Много лет я преподаю в коррекционном интернате для детей с задержками речевого развития. Коллеги-учителя говорят, что ребята, которые у меня постоянно танцуют, лучше осваивают программу по математике, запоминают и читают стихи. Я веду уроки логоритмики, где мы в том числе «протанцовываем» поэзию. Дети начинают чувствовать, как ритмически строится фраза, лучше говорят, у них нормализуется дыхание. В частности, на выпускном вечере в этом году мы создали целый спектакль, где ведущими и актерами выступали сами школьники. Вместе с ребятами читаем и исполняем руны из «Калевалы», различные стихи. Не зря говорят: «Танцевать — ум развивать!»

Вообще я заметила, что особенные дети лучше танцуют под джаз, поскольку легче адаптируются к нечеткому ритму, не боятся импровизировать. Вероятно, именно такая музыка близка их внутреннему состоянию.

Но в любом случае ребенок, который с раннего возраста постоянно занимается танцами, получает ценный опыт общения и взаимодействия со сверстниками, более успешен в других учебных дисциплинах и в спорте. На наших занятиях мы не только танцуем, но и играем, поем, читаем стихи, что способствует общему развитию.

– Что вас вдохновляет на творчество?

– Прежде всего — работа. Я счастливый человек, люблю жизнь. Меня окружают те люди, кто помогает, особая благодарность — родителям юных танцоров. Вдохновляют простые, случайно сказанные кем-то слова, неожиданные картинки, подсмотренные на репетициях. Мальчишки и девчонки являются соавторами творческого процесса, некоторые решения приходят, только когда наблюдаешь за детьми, ни один хореограф сам такого не придумает.

И конечно, надо отметить огромное участие тех, кто непосредственно помогает нашей работе: костюмера Ольги Николаевны Варцевой, режиссера Василия Сергеевича Сереброва. Благодаря этим людям концерт превращается в волшебное действо, надолго запоминающийся спектакль.

– Ваши дочки тоже танцуют?

– Старшая Галя окончила консерваторию по композиторскому отделению, младшая Таня — экономист. Обе прекрасно танцуют. Сегодня они живут в Финляндии, занимаются в самодеятельном ансамбле, созданном выходцами из России. Причем Таня выступила постановщиком уже нескольких танцевальных композиций на основе того, чему научилась у меня. Думаю, в душе моих девочек музыка и танец останутся навсегда, а так пусть они стараются найти свой путь в жизни.

Беседовала 

Наталья ЛАЙДИНЕН, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!