Автомобиль как средство террора

 Песах Амнуэль
 23 декабря 2014
 2417

Сначала я планировал в первый месяц нового календарного года рассказать о достижениях израильского хай-тека, железнодорожной ветке из Хайфы в Бейт-Шеан, о том, что в Ашдоде начато строительство первого в Израиле частного морского порта, об археологических раскопках близ Хеврона, где обнаружена четырехметровой высоты стена, возведенная 3700 лет назад… О тех обычных делах, которыми живет Израиль, когда мирную жизнь не нарушают теракты, ракетные обстрелы и ответные военные операции вроде «Нерушимой скалы».

Кстати, операция «Нерушимая скала» привела к тому, что после августа из сектора Газа по Израилю была выпущена всего одна ракета, упавшая на открытой местности и не причинившая ущерба. Видимо, это был символический жест, который должен был показать израильтянам, что не все хамасовские ракеты были уничтожены. Восстановление Газы, о котором говорили страны-спонсоры, так пока и не началось, чего, впрочем, следовало ожидать.

Более того, египтяне решили, похоже, окончательно закрыть для «Хамаса» возможность контрабанды оружия через Синай и начали выселять жителей египетского Рафиаха из домов, расположенных в трехсотметровой зоне у границы с сектором Газа. Здесь они собираются прорыть вдоль границы глубокий канал, чтобы сделать невозможной прокладку тоннелей.

Возможности для «Хамаса» бороться с «сионистскими оккупантами» уменьшились, а на Западном берегу они и раньше были не очень велики, поскольку «Хамас» и для Махмуда Аббаса представляет опасность. Что бы ни говорил палестинский «президент» о палестинском единстве, он прекрасно помнит, как хамасовцы расстреливали в 2007 году боевиков ФАТХа в Газе, и понимает, что усиление «Хамаса» на подконтрольной Аббасу территории приведет к политической, а, может, и физической смерти «раиса».

Теперь палестинцы прибегли к другому виду террора, не новому, но давно не применявшемуся. Будто вернулись времена первой интифады, когда палестинские подростки забрасывали камнями израильские машины и автобусы, проезжавшие через арабскую деревню Шуафат, расположенную между центром Иерусалима и еврейским кварталом Неве-Яаков. Несколько лет назад Неве-Яаков с центром города соединила линия трамвая — новенькие красивые вагоны стали объектом чуть ли не ежедневных «каменных атак».

22 октября минувшего года легковой автомобиль на большой скорости врезался в группу людей, дожидавшихся трамвая на остановке в районе так называемой Артиллерийской горки неподалеку от Шуафата. Палестинец, управлявший автомобилем, пытался сбежать с места теракта после того, как его автомобиль врезался в столб, но был застрелен подоспевшими полицейскими.

Выяснилось, что управлял автомобилем Шалуди, житель арабской деревни Силуан. Он уже успел посидеть 16 месяцев в израильской тюрьме и вышел на свободу меньше года назад. Пятнадцать человек были ранены, двое погибли: 22-летняя гражданка Эквадора Карен Ямима Москера и трехмесячная Хая Зисель Браун, дочь репатриантов из США, также тяжело раненных в этом теракте. Карен Ямима Москера собиралась выйти замуж за еврея и проходила курс изучения Торы перед принятием гиюра…

«Хамас» объявил террориста шахидом, а подростки в Шуафате принялись забрасывать проезжавшие трамваи с еще большим ожесточением.

29 октября 2014 года в Центре памяти имени Менахема Бегина состоялась обычная ежегодная конференция Фонда наследия Храмовой горы. Присутствовали депутаты кнесета Моше Фейглин и Мири Регев от Ликуда — известные правые активисты. Впрочем, правыми активистами можно было назвать всех собравшихся, поскольку Фонд наследия Храмовой горы и Хранители Храмовой горы призывают евреев свободно подниматься на Храмовую гору и совершать там молитвы.

К таким «экстремистам» принадлежит и раввин Иегуда Глик, также присутствовавший на заседаниях. Глик никогда не проявлял «экстремизма» в обычном понимании. Не призывал к насилию, общался с мусульманами, молившимися в мечети Аль-Аксы. Более того, читал вместе с ними суры Корана — естественно, только те, содержание которых не противоречило иудаизму.

Когда заседание закончилось и люди вышли на улицу, к Глику подъехал мотоциклист и несколько раз выстрелил раввину в грудь и живот, после чего скрылся. Глик получил тяжелые ранения, врачи опасались за его жизнь. Раввину сделали несколько сложных операций, и сейчас, надо надеяться, его жизнь вне опасности. По горячим следам полиция и Общая служба безопасности (ШАБАК) начали поиски террориста. Утром 30 октября он был обнаружен и уничтожен, поскольку при задержании пытался застрелить полицейских.

Террористом оказался Муатаз Хиджази (32), активист организации «Исламский джихад», отсидевший в израильской тюрьме почти 12 лет и освободившийся в 2012 году. Хиджази устроился на работу в ресторан «Терраса», расположенный в Центре памяти имени Бегина — странно, что ШАБАК допустил такой прокол: позволил отсидевшему срок террористу работать в таком месте, где он мог (и смог!) устроить очередной теракт.

Сразу после покушения полиция и ШАБАК объявили о закрытии Храмовой горы для всех: и евреев, и арабов. Для евреев, поскольку группа «правых экстремистов», в которую входили депутаты кнесета Шули Муалем («Еврейский дом») и Моше Фейглин («Ликуд») объявили о намерении подняться на Храмовую гору, чтобы помолиться. Для арабов Храмовая гора была закрыта во избежание беспорядков. Но избежать беспорядков, конечно, не удалось. Волнения начались в арабских деревнях и в Старом городе Иерусалима. Арабы бросали камни, петарды и бутылки с зажигательной смесью в полицейских, били стекла в автомобилях. Десятки камнеметателей были задержаны.

В ночь после покушения на раввина Глика в арабских кварталах Иерусалима царило радостное оживление, а на следующий день глава палестинской администрации Махмуд Аббас выразил свое соболезнование — не жертве теракта, а семье уничтоженного шахида. Естественно, свою радость по поводу покушения выразило и руководство «Хамаса» в Газе, призвав палестинцев на Западном берегу начать наконец третью интифаду.

Министр иностранных дел Авигдор Либерман обратился к своим коллегам из других стран и прямо обвинил Махмуда Аббаса в подстрекательстве к террору. «Политика умолчания по отношению к откровенному подстрекательству, — заявил Либерман, — будет только способствовать превращению Палестинской автономии в террористическое образование и еще большему кровопролитию».

Не успели иерусалимцы прийти в себя после двух терактов, как 5 ноября 2014 года на одной из трамвайных остановок был совершен еще один автомобильный теракт. Микроавтобус, которым управлял Ибрагим Акари, на большой скорости врезался в группу людей, ожидавших трамвая, а затем врезался в столб. Выйдя из машины с железной палкой в руках, террорист набросился на прохожих и был застрелен бойцами пограничной полиции (МАГАВ).

Жертвой этого теракта стал капитан пограничной службы Джедан Асад (38), житель друзской деревни Бейт-Джан. Тринадцать человек были ранены, один из них — семнадцатилетний Шалом Баадани — двое суток спустя скончался в больнице. Юноша был внуком раввина Шимона Баадани, члена Совета мудрецов Торы партии ШАС. Тысячи людей пришли на похороны Асада, который много лет был офицером боевых частей ЦАХАЛа, а 12 лет назад перешел в пограничную службу.

Если реакцию руководства «Хамаса» и Махмуда Аббаса можно было предвидеть, то недоумение в Израиле вызвало заявление американского консула в Иерусалиме, назвавшего автомобильный теракт дорожным инцидентом и запретившего американским государственным служащим на протяжении месяца пользоваться иерусалимским трамваем.

Дорожное происшествие, похожее на автомобильный теракт, действительно произошло, но не в Иерусалиме, а на шоссе номер 60 неподалеку от лагеря беженцев Эль-Аруб. Вечером 5 ноября минувшего года автомобиль с палестинским номером врезался в группу солдат, ожидавших попутный транспорт на тремпиаде. Несколько военнослужащих получили ранения, автомобиль скрылся, что и послужило основанием для подозрений в теракте. Однако на следующий день водитель Имам Масалма, житель деревни Бейт-Ауа близ Хеврона, явился в армейскую полицию с повинной и заявил, что «всего лишь» не справился с управлением. Масалму задержали и передали для допроса в ШАБАК.

Беспорядки в арабских кварталах Иерусалима тем временем продолжались, перекинулись они и на некоторые деревни, расположенные в Иудее и Самарии. Руководство «Хамаса» в Газе вновь призвало к третьей интифаде, но, похоже, палестинцы на Западном берегу не очень-то расположены начинать новое серьезное противостояние — у них в памяти еще живы плачевные результаты второй интифады. Израильские репортеры, бравшие интервью у жителей арабских кварталов в Иерусалиме, утверждают, что арабы не хотят третьей интифады, но требуют, чтобы евреи не нарушали статус-кво, сложившийся на Храмовой горе, и не угрожали мечети Аль-Аксы. Угроза, по их мнению, заключается в том, что евреи поднимаются на Храмовую гору и молятся рядом с мечетью. Это они и называют «еврейским экстремизмом».

Авигдор Либерман, которого нельзя заподозрить в сочувствии левым взглядам, тем не менее заявил, что депутаты кнесета, посещающие Храмовую гору, ищут дешевой славы и цинично используют сложное положение в столице для достижения политических целей. Действия этих депутатов Либерман назвал неумными и не идущими на пользу нашей безопасности.

Трудно сказать, насколько верны эти высказывания. Еврейские активисты неоднократно поднимались на Храмовую гору, и это иногда приводило к беспорядкам, но чаще проходило незамеченным. Лидеры палестинцев, начиная с Арафата, используют посещения евреями Храмовой горы как предлог, когда им нужно по каким-то иным причинам устроить акты насилия.

Ясир Арафат в 2000 году использовал как повод для начала второй интифады поход Ариэля Шарона на Храмовую гору, хотя истинной причиной было нежелание «раиса» соглашаться с предложенными ему Бараком прекрасными условиями для создания палестинского государства. Но Арафату не государство было нужно, а война с евреями. Ее он и устроил, но интифада была подавлена. Создание палестинского государства на самом деле и сейчас не нужно Махмуду Аббасу, как не нужно было Арафату. А теракты, покушения, метания камней и прочие проявления «палестинского сопротивления» необходимы нынешнему «раису», как и прошлому, для продавливания на международной арене своих — больше корыстных, чем идущих на пользу простым палестинцам — интересов. Об этом уже много раз говорилось. Реальное, а не на бумаге существующее палестинское государство окажется нежизнеспособным и экономически несостоятельным. Сейчас администрация Аббаса получает немалые суммы «на пропитание» от европейцев, американцев и (в меньшей степени) от арабских спонсоров. «Несчастных и гонимых» палестинцев все жалеют, но вряд ли международное сообщество станет кормить коррумпированное палестинское государство.

Что, однако, делать в Иерусалиме? Арабы, живущие в Иерусалиме и его окрестностях, водят автомобили с желтыми израильскими номерами, работают на стройках, в кафе, ресторанах, ходят по центральным улицам. Потенциального террориста-самоубийцу с поясом шахида служба безопасности успешно отлавливает, поскольку такой теракт требует немалой подготовки с участием десятков людей, среди которых есть осведомители ШАБАКа. Автомобильный (или тракторный, как уже бывало) террорист — чаще всего одиночка. Он может в любой момент решиться и направить автомобиль в группу израильтян — на остановке трамвая, на тремпиаде или просто на улице.

Трамвайные и некоторые автобусные остановки будут в ближайшее время оборудованы бетонными заграждениями, но это паллиативная мера, а вовсе не решение действительно сложной задачи сделать жизнь в израильской столице полностью безопасной. Необходимо, как говорят комментаторы, политическое решение.

Какое? Заключение мирного договора, как полагают сторонники мирного процесса? Но палестинцы требуют многого и со временем все больше и больше, но ни Аббас, ни тем более лидеры «Хамаса» не собираются давать израильтянам никаких гарантий безопасности. Впрочем, израильтяне прекрасно знают, чего стоят такие гарантии, даже когда их дают. Достаточно вспомнить, к чему привели Норвежские соглашения.

Остается полагаться — пока, во всяком случае, — на паллиативные меры. Депутат Шимон Охайон («Наш дом Израиль») предложил, например, законопроект, по которому граждане Израиля (или имеющие израильский вид на жительство — как жители Восточного Иерусалима), замешанные в террористической деятельности, будут лишены гражданства и, как следствие, всех пособий от Института национального страхования. Парадокс — но до сих пор семьи погибших террористов такие пособия получают!

Еще одна паллиативная мера: родители задержанных камнеметателей будут теперь вносить большой денежный залог. При повторном задержании залог будет передан в государственную казну. Но как быть, если какой-то араб с израильским удостоверением личности, работающий на израильском предприятии, водитель автомобиля или трактора с израильскими номерами, вдруг, наслушавшись призывов Хание или Аббаса, решит покончить счеты с жизнью, заодно убив евреев?

Нет ответа.

Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!