Живые бомбы

 Леонид МЛЕЧИН, Россия
 23 июня 2007
 3435
Решение снимать на видео последние слова шахида приняло палестинское руководство: не столько в целях пропаганды, сколько для того, чтобы смертник не передумал. Вафа Идрис работала в обществе Красного полумесяца, она стала 47-м смертником и первой женщиной-камикадзе. Ее вместе с взрывчаткой переправили в карете скорой помощи «Красного полумесяца». Медиков израильтяне не стали досматривать. В Иерусалиме она переоделась в европейскую одежду, внешний вид должен был свести подозрения к минимуму. Кто мог предположить, что в ее сумке 10-килограммовая бомба, начиненная гвоздями?
Б-г знает, сколько невинных душ она отправила бы на тот свет, если бы случайно не уронила сумку. Погибли только двое, в том числе сама Вафа, остальные 130 – ранены.

Вечером в ее доме был праздник, мать с улыбкой раздавала соседским детям конфеты. Отпраздновать смерть молодой женщины собрались счастливые соседи и друзья. Именно в тот день утром Арафат выступал в Рамалле перед женщинами:

— Вы – моя армия, которая сокрушит израильские танки! Вы – надежда Палестины.

Арафат первым использовал слово «шахид» в женском роде. И Вафа Идрис, словно исполняя его волю, взорвала себя в иерусалимском магазине. В окружении Арафата ждали, какой будет реакция, но палестинцы так восторженно приветствовали теракт, что свита Арафата расслабились: они сделали сильный ход! Ответственность взяла на себя «Бригада мучеников аль-Аксы», военное крыло ФАТХ.

Когда праздник закончился, и гости разошлись, отец взорвавшей себя женщины Мабрук Идрис горько заплакал:

— Если бы я только знал, что она задумала, я бы ее остановил.

Откуда ему было знать, что дочь стала игрушкой в руках политиков, которые, отправляя ее на смерть, решали свои проблемы.

После провала переговоров в Кэмп-Дэвиде (2000) Арафат заявил, что мирный процесс мертв, он отказывается от дипломатии и возвращается к террору. Арафат чувствовал, как ускользает из рук власть. Силу набирал Хамас и другие радикальные исламистские группы, принципиальные противники мирных переговоров с Израилем. Арафату надо было вновь привлечь на свою сторону палестинцев, которые все больше симпатизировали исламистам.

И вот он вырвался вперед, когда предложил новое оружие джихада – женщин-самоубийц. За две недели до теракта Вафу Идрис представили одному из руководителей арафатовской партии, который торжественно объявил, что именно ей доверено стать первой смертницей. На инициативу Арафата тут же откликнулись конкуренты из Хамас, чей лидер шейх Ахмед Исмаил Ясин презирал Арафата и его людей, обвиняя в том, что они едят свинину и пьют спиртное. Шейх Ясин осудил Арафата:

— Мужчина, который вербует женщину для такой операции, нарушает законы ислама.

Но вскоре Ясин сообразил, что не стоит отказываться от плодотворной идеи, даже если автор Арафат. Он издал фетву, в которой разрешил использовать женщин в качестве смертниц в борьбе с врагом. Фетва в исламе — богословско-правовое заключение, обязательное для всех правоверных.

Использование смертников облегчило жизнь руководителям террористических организаций. Сложнее всего обеспечить боевику пути отхода после теракта, чтобы его не поймали и не допросили. Если использовать смертников, проблема исчезает. Впрочем, иногда смертники не подозревают, что им предстоит пожертвовать собой. Обыкновенно их сажают за руль грузовика с взрывчаткой, просят припарковать машину в нужном месте и уйти. На самом деле машину взрывали вместе с водителем с помощью дистанционного управления.

Типичный портрет мужчины-смертника: ему еще нет тридцати лет, он холост, набожен и не имеет работы. У него проблемы, которые делают жизнь невыносимой. Ему объясняют: стань смертником – и найдешь выход из самого отчаянного положения. В раю тебя ждут счастье, богатство, уважение. Единственное, что нужно для этого — убить себя и как можно больше израильтян. Погибший в бою с врагом причисляется к мученикам, которых щедро вознаграждает аллах.

— С того мгновения, как он прольет первую каплю крови, мученик перестает ощущать боль, — объясняют священнослужители. — Ему прощаются все его прежние грехи. Он спасен от мучений пребывания в могиле. Ему не надо ждать судного дня. Он сразу занимает свое место в раю, где его услаждают семьдесят две темноглазые красавицы-девственницы. Еще он имеет право замолвить слово за семьдесят родственников, которые тоже попадут в рай.

Шейх Ясин объяснил иностранным журналистам, что такая же благодать ожидает и женщин-смертниц:

— Они становятся еще красивее. Если они не замужем, то в раю каждую ждет муж. Они тоже могут избавить семьдесят родственников от страданий в могиле – и они получат право занять место в раю.

Когда въедливые иностранные журналисты просили указать место в Коране, где об этом говорится, Ясин улыбнулся:

— Моя работа, как и работа других шейхов и имамов, как раз и состоит в том, чтобы толковать Коран. Люди нам доверяют.

В 16 лет Вафа Идрис, первая шахидка, вышла замуж за двоюродного брата Ахмеда. Они нравились друг другу, так что это был брак по любви. Огорчало то, что у них долго не было детей. Наконец, она забеременела. Но у нее случился выкидыш.

Ее муж считал себя униженным.

— Семья винила Вафу, но и меня тоже, — жаловался он. — Говорили, что я слишком слаб, чтобы сделать ей ребенка, который выживет в ее утробе.

После выкидыша врач объявил семье, что Вафа больше не сможет выносить ребенка. Правда, это был врач общей практики, не гинеколог. Вафа с мужем так и не обратились к специалисту, не сделали анализов и не прошли обследования. Вполне возможно, что умелый врач и современная терапия помогли бы ей выносить ребенка. И она осталась бы жива, и не было бы страшного теракта…

Потеря ребенка — страшная травма для женщины. Она отказалась вставать. Целый день лежала в кровати, уткнувшись лицом в подушку. Молчала. Плакала. Она потеряла волю к жизни. Более опытные или более чуткие люди могли бы понять, что она испытывает. Но в семье мужа никто ей не сочувствовал.

А муж злился – жена не исполняет супружеского долга, не готовит еду и не убирает в доме. Он посоветовался с муллой, тот подтвердил, что жена обязана подчиняться мужу. Иначе она нарушает закон.

Муж сказал, что приведет в дом вторую жену. Вафа кричала, что не в силах видеть рядом с ним другую. Тогда он развелся с ней и отправил ее назад, в родительский дом. В 26 лет она стала бременем для родителей, которые опять должны были ее кормить, а для соседей – объектом насмешек, ведь «ее бросил муж!»

— Вафа знала, что она не сможет вновь выйти замуж, потому что разведенная женщина считается запятнанной, — говорил ее отец. — Она была молода, умна, красива, а жить ей было не для чего.

Положение рисовалось ей безвыходным. Она обречена на одиночество. И на нее всегда будут показывать пальцем: «Бесплодная», потому что она не может рожать будущих солдат для войны с Израилем…

В принципе она могла бы уехать в Иорданию, там более либеральные нравы. Но в палестинском обществе женщина полностью зависит от мужчины – отца, мужа, брата, которые принимают за нее важнейшие решения. Если бы она убежала из дома, это стало бы позором для семьи.

На Ближнем Востоке женщины не вербуют женщин. Террористок из женщин делают мужчины. Люди, которые ее нашли, вложили в ее голову простую мысль: единственная возможность покончить со всеми проблемами и обрести уважение – стать смертницей.

Возможно, для нее это был главный аргумент – избавить семью от позора. Вафа призналась подруге незадолго до того, как взорвала себя:

— Я стала бременем для семьи. Они говорят, что любят меня, но я-то вижу – им бы хотелось, чтобы я перестала существовать.

О ее депрессивном состоянии, ощущении безысходности, желании спасти семью – кто об этом знал? Когда она совершила теракт, все заговорили о женщине-героине. Идеологи джихада ставили ее в пример остальным, укоризненно напоминали:

— Она взирает на нас из рая. Теперь ваша очередь.

**

Продолжение не заставило себя ждать. Следующей шахидкой стала студентка из Наблуса Дарина Абу Айша.

Она взорвала себя на контрольно-пропускном пункте в Иерусалиме. Ей было 20 лет, к ней сватались многие молодые люди, но она хотела получить образование и всех женихов отвергала.

За несколько минут до теракта она позвонила матери и извинилась за то, что утром выскользнула из дома без ее разрешения, и попрощалась. Навсегда. Мать все поняла....

На контрольно-пропускном пункте Дарину попросили остановиться для проверки. Вместо этого она побежала. В такой ситуации у сотрудников службы безопасности есть только несколько секунд на размышление. Солдат колебался, и она пробежала еще шесть метров. Наконец, он решил стрелять, но она сама нажала кнопку взрывателя. Двое были ранены. Если бы она успела сделать еще несколько шагов, жертв было бы больше.

У израильтян есть норматив – подозреваемого нужно держать на расстоянии 15 метров. Это безопасное расстояние, если у смертника стандартный пояс с 10 кг взрывчатки. Террористы предпочитают пластиковую взрывчатку. Она мягкая, как пластилин, ей можно придать любую форму. Взрывчатку помещают в обрезки водопроводных труб, которые вшивают в специальный пояс под одеждой.

Но вот любопытная деталь, которая говорит о многом. Никто из детей высшего руководства палестинцев не стал смертником.

Представители палестинского руководства обыкновенно говорят так:

— Мы не выбираем, кому стать мучеником. Значит, аллах не счел никого из наших детей достойными.

Дети чиновников учатся в Иордании, Европе или США – подальше от опасностей. Однажды перехватили запись разговора руководителя Хамас абд-аль Азиза аль-Рантиси с женой. Он говорил, что хотел бы, чтобы один из его сыновей стал шахидом. Жена оборвала его и резко ответила, что не позволит своим детям взорвать себя:

— Только через мой труп!

Руководитель боевой организации Танзим Марван Баргути, который отправлял юношей и девушек на смерть, вел себя крайне осторожно, не пользовался мобильным телефоном, не ночевал в одном и том же месте. Но израильтяне его поймали. Своего адвоката Марван Баргут попросил:

— Первым делом скажи жене, чтобы она внимательно присматривала за нашими детьми, чтобы никто из них не вздумал стать шахидом.



Комментарии:

  • 3 августа 2007

    Гость

    Говорят что Баргути скоро заменит Абу Мазена. На следуюших выборах в фатхе Абу Мазен хочет уйти в отставку и Баргути должен заменить его.


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!