Немного о магии

 Яна НАХИМОВИЧ, Париж
 2 апреля 2015
 1675
В Париже иногда стираются границы реальности, но этой весной в городе можно увидеть настоящее скопление магии. В Музее истории и искусства иудаизма представлена коллекция артефактов и свидетельств магических практик, которые связывают с каббалой с древнейших времен и до наших дней. Мистика пошатнет господство холодного разума; все, что требуется, — это склонность к магическому восприятию…

Так сложилось, что магии не существует. Признать же сей несомненный факт стоит хотя бы для того, чтобы с чистой совестью насладиться возникающими ассоциациями: сказками, загадками и чаяниями. Имя им легион, а потому приглашаю за собой пройти одним из бесконечного множества путей человеческой фантазии. Незамысловатым: еще на старте воображение затягивает в вымышленные миры. Впрочем, растеряв энтузиазм от Властелина Колец и Гарри Поттера, мы уверенно направимся в Париж.

В милом студентам сердце Латинского квартала, под боком у Пантеона, притаились ничем не примечательные ступеньки церкви Сен-Этьен-дю-Мон. Дело в том, что, присев в полночь на этих самых ступеньках, главный герой фильма Вуди Аллена «Полночь в Париже» сумел оказаться в прошлом, подпасть под очарование былых эпох и столкнуться с легендой. Надо сказать, повторить такое еще никому не удалось. Но, несмотря на столь вящую несправедливость, идея Вуди и место, где она воплотилась в жизнь, нисколько не теряют своего волшебства.

В Париже иногда стираются границы реальности, но этой весной в городе можно увидеть настоящее скопление магии. В Музее истории и искусства иудаизма представлена коллекция артефактов и свидетельств магических практик, которые связывают с каббалой с древнейших времен и до наших дней. Мистика пошатнет господство холодного разума; все, что требуется, — это склонность к магическому восприятию. Желающие творчески переосмыслить иудаизм смогут прикоснуться к тайнам мироздания, а те, кто посвятит жизнь учению, — даже подобрать к ним ключ.

Людям более приземленным парижская сцена дает отличную возможность убедиться, что волшебство в целом свойственно еврейской истории и культуре. Так, любителей музыки порадовало открытие сезона в главном музыкальном учреждении Франции постановкой оперы «Моисей и Аарон» Арнольда Шенберга. К слову, многие современные французские музыканты находят вдохновение в клезмере; в последнее время стало привычным переосмысление еврейских музыкальных традиций (в качестве примера приведу Paris Klezmer Band и Debout sur le Zinc, Керен Анн и наследие Жака Гробера).

Вынырнув из мира музыки, прогуляемся от Бастильи в сторону Марэ. На фотографиях грандиозной выставки «Париж Магнум», любезно предоставленных ратуше Отель-де-Виль знаменитым (от Роберта Каппы до Георгия Пинхасова) агентством, волшебным образом видно, как менялся город на протяжении восьми десятилетий. Впрочем, 70-летие освобождения лагерей смерти расставило свои акценты. В Мемориале Шоа собраны уникальные, долгое время пребывавшие в забвении советские военные кинокадры, проливающие свет на многое из того, что творилось за пределами Освенцима, на всей захваченной фашистами территории.

Совсем рядом, в Théâtre de l’Essaïon (примечателен необычной атмосферой, рожденной в антураже каменного подземелья), идет спектакль «Примо Леви и Фердинандо Камон», посвященный глубокому и теплому разговору со знаменитым узником, ученым и писателем. В 2006 году Британский королевский институт назвал по большей части автобиографическую, изложенную через призму химии «Периодическую систему» лучшей научной книгой всех времен. Пронеся насквозь антимагическое мировоззрение атеиста через все испытания, Леви, тем не менее, показал не только, сколь многое может сила духа, но и своеобразную магию науки и гуманизма.

В магической картине Парижа не хватает, пожалуй, легкого юмора. Не потревожив досточтимую традицию французской комедии, обратимся к только-только пришедшему во Францию и, будем считать, набирающему обороты stand-up show. Услышим жалобы на жизнь актеров Патрика Тимсита («над евреями могут смеяться только евреи» — это про него) или, скажем, Гада Эльмалеха (родом из Марокко, смеющегося над собственными, до боли знакомыми недостатками). А может, откроем на диво популярный комикс (а теперь и фильм) Le Chat du Rabbin («Кот раввина»), на страницах которого, собственно, кот магическим образом получает возможность поспорить с мудрецами — в лучших еврейских традициях. И наконец, в полной мере насладившись магией этого мира, вспомним, что ее не существует.

Яна НАХИМОВИЧ, Париж



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!