Накануне

 Владимир ПОЗНАНСКИЙ, Россия
 23 июня 2007
 2581

Евреи – «погромщики»

Второе октября 1993 года. За день до решительных действий – нападения на мэрию и телецентр в Останкино — сторонники Верховного Совета собрались на участке Садового кольца, примыкающего к Смоленской площади. Дальнейший путь толпе преграждал ОМОН, вооруженный резиновыми дубинками и сдвинутыми в сплошную цепочку щитами. Я, в то время спецкор «Радио России», вклинился в группу мятежников и достал микрофон. Меня сразу обступили желающие обратиться к гражданам страны. Самый нетерпеливый спросил, какую радиостанцию я представляю. Услышав ответ, рассвирепел: «Я знаю, ваше продавшееся Ельцину радио ни за что не допустит, чтобы мои слова попали в эфир. Но хотя бы вы узнаете правду. Россия во власти агентов влияния жидомасонов, поставивших задачу погубить православный народ. Среди агентов – и ваше радио, и тельавидение и все вы ненавидите нас, русских патриотов».

Говорящего окружили «патриоты», от которых разило перегаром и потом. Они с одобрением внимали речам товарища. Рядом с «патриотами» стояли коммунисты с красными флагами и значками Ленина в петличках. У некоторых в руках были портреты Сталина.

Между тем главный оратор, с остервенением глядя в мое семитское лицо, продолжил: «Вот вы, я уверен, отвезете эту пленку на свое антирусское радио, а потом возьмете в руки автомат и присоединитесь к погромщикам из Бейтара, чтобы уничтожать христиан».

Вся эта галиматья о Бейтаре – ничем не подтвержденный миф, который усиленно распространялся тогда ставшими в один строй с большевиками антисемитскими группировками. Особенно забавно было слышать слово «погромщики» применительно к евреям. В действительности Бейтар в его нынешнем виде – еврейская молодежная военизированная организация, воспитывающая патриотов, готовых к защите Израиля.

Между тем мой собеседник продолжал: «Вы извините за откровенность… а, собственно, почему я должен извиняться?!» Далее последовал традиционный набор, включавший наследственную вину евреев за распятого Христа и захват власти в 1917 году с целью установления жидомасонского господства как первого этапа покорения мира. В разговор вмешался некто преклонных лет. От него особенно сильно пахло водкой, и он был еще откровеннее: «Не успел Гитлер всех вас уничтожить. Я хоть и недолго воевал, но удалось повидать лагерь, где ваших сжигали. Убирайтесь, пока не поздно, в свой Израиль, а то мы вам еще один Холокост устроим…»

Что ж, среди призванных на войну были и такие… Я не удержался и спросил на прощание: «Тяжело было воевать против единомышленников?»

Толпа угрожающе загудела, а я поехал в редакцию, где попросил все записанное полностью дать в эфир без купюр…

Не уклоняйтесь от алиментов!

3 октября 1993-го – пик противостояния между исполнительной властью и Верховным Советом. Поздним вечером у памятника Юрию Долгорукому собрались сторонники Ельцина. Чтобы поддержать митингующих, на площади появился Егор Гайдар, произнес с постамента пламенную речь и тут же укатил в ожидавшем его автомобиле.

— Смотри, браток, одни интеллигенты и жиды, — тихо сказал стоявший рядом со мной человек приятелю. (Справедливости ради уточню, что среди собравшихся были не только «интеллигенты и жиды»).

— Ничего, недолго им осталось измываться над Россией, — зло ответил «браток».

— Убирались бы вы отсюда к своей компании! — досадливо посоветовал человек с характерной, не внушавшей симпатии собеседникам, внешностью.

— Это ты убирайся отсюда. Мы – на своей земле…

Вскоре к зданию Моссовета подъехал популярный в то время бывший следователь по особо важным делам Тельман Гдлян. Журналисты устремились к нему, но он быстро скрылся в воротах, намереваясь войти в Моссовет через боковой вход.

— Тельман Хоренович! — окликнул я.

Гдлян узнал меня по прошлым встречам и сказал:

— Вам единственному, как корреспонденту «Радио России», я дам интервью. Только не очень задерживайте меня, опаздываю.

Я торопливо задал несколько вопросов и в конце поинтересовался:

— Как, по-вашему, следует поступить с организаторами беспорядков?

— Их надо судить по статье…

Названный номер статьи я уже не помню. Но когда привез пленку в редакцию, и она «с колес», без монтажа прозвучала в эфире, зам. главного пошла в свой кабинет:

— У меня есть Уголовный кодекс», посмотрю, что это за статья. Вернулась она почти сразу:

— Перед повтором вырежьте фразу о статье.

Оказалось, Гдлян назвал статью об ответственности за злостное уклонение от уплаты алиментов…



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!