ПЕСНЯ ОСТАЕТСЯ С ЧЕЛОВЕКОМ

 Валентина Терская
 24 июля 2007
 3479
На Площади звезд возле концертного зала «Россия» в Москве установлена памятная плита, посвященная композитору Аркадию Ильичу Островскому. В этом году ему исполнилось бы 90... К сожалению, он рано ушел из жизни. Но его песни «Пусть всегда будет солнце», «Песня остается с человеком», «А у нас во дворе», «Небо, небо, небо...», «Спят усталые игрушки» и многие другие живут и поныне
На Площади звезд возле концертного зала «Россия» в Москве установлена памятная плита, посвященная композитору Аркадию Ильичу Островскому. В этом году ему исполнилось бы 90... К сожалению, он рано ушел из жизни. Но его песни «Пусть всегда будет солнце», «Песня остается с человеком», «А у нас во дворе», «Небо, небо, небо...», «Спят усталые игрушки» и многие другие живут и поныне. Жизнь и меня свела с этим замечательным композитором и человеком. Мне, молодой в ту пору журналистке, довелось довольно часто бывать в доме Островских на Тверской. Матильда Ефимовна, супруга Аркадия Ильича, всегда принимала меня тепло и радушно. Без преувеличения, у Островских было ко мне прямо-таки отеческое отношение. В то время я испытывала не только профессиональные, но и материальные трудности, и они взяли надо мной своеобразное шефство. Где-то около месяца ежедневно приглашали к столу, кормили и поили, деликатно маскируя это работой над статьями. Режиму питания Матильда Ефимовна, как истинно еврейская женщина, вообще уделяла большое внимание, тем более что Аркадию Ильичу из-за серьезной болезни тогда требовалась строго определенная диета. При этом он был веселым и добрым человеком, любил джаз, часто импровизировал, одним словом, был музыкантом от Б-га. Аркадий Ильич мечтал, что сын Миша пойдет по его стопам, тоже посвятит себя искусству и музыке. Однако этой мечте Островского не суждено было сбыться. У сына проявились совсем другие способности, тяга к точным наукам, и впоследствии он стал известным ученым, академиком. В моем архиве сохранились фотографии А. Островского, а также сборники песен с пометками самого автора. А в журналистских блокнотах — рассуждения композитора о песнях. Среди них много таких, которые не утратили актуальности и по сей день. Например: «Лирику и пафос, трагедийный накал и юмор, забавный эпизод и событие исторического значения — все может выразить песня. Словом, мир песни должен быть таким же богатым, многообразным и многоцветным, как сама жизнь». Аркадий Ильич Островский родился в 1914 году в Сызрани в семье музыкального мастера. После переезда семьи в Ленинград поступил в музыкальный техникум. Одновременно занимался в школе фабрично-заводского обучения при заводе «Электросила». В ПТУ он получил специальность кузнеца. Однако музыка все-таки победила. В 40-е годы он стал работать в оркестре Леонида Утесова пианистом и аранжировщиком. Джаз Утесова стал для молодого музыканта его университетами, его консерваторией. Первая популярная песня, которую он сочинил, — «Сторонка родная». Она была написана в последние месяцы войны, а закончена после Дня победы. Ее пел Леонид Осипович Утесов. В 1947 году с песней «Комсомольцы — беспокойные сердца» Островского приняли в Союз композиторов. С тех пор и началась его самостоятельная композиторская жизнь. В 1955 году на фестивале молодежи и студентов в Варшаве Островский был удостоен золотой медали. Его песня «Пусть всегда будет солнце», прозвучавшая на конкурсе в Сопоте, и по сей день является гимном «против беды, против войны». Любопытно, что в 1967 году ребята из Новороссийска эту песню запаяли в капсулу и опустили на дно Черного моря в районе Суджукского маяка, адресуя ее потомкам, чтобы они подняли и вскрыли ее в 2017 году. В работе Аркадий Ильич Островский был строгим и требовательным. В те годы не было ни одного певца или ансамбля, которые бы не пели его песен. Мне довелось не раз присутствовать на репетициях дуэта И. Кобзон — В. Кохно, М. Магомаева, Э. Хиля, М. Кристалинской. Его музыка была легкой, улыбчивой, воздушной, надолго западающей в память. Островский не сомневался в том, что сердце песни — это мелодия. Но и словам он придавал большое значение, подчеркивая, что музыка и стихи должны гармонировать друг с другом. Он работал с такими замечательными поэтами, как Л. Ошанин, И. Шаферан, С. Островой, К. Ваншенкин, М. Лисянский, и другими. Бессмысленных текстов — как бы ни о чем — он не признавал. В моем блокноте сохранилась такая запись: «Мы хотим, чтобы пели только хорошие песни. Каждый — и композитор, и поэт, и исполнитель — должен сознавать и чувствовать свою ответственность за то, чтобы слушатели знали и любили песню, чтобы в огромном песенном потоке они умели отличить хорошее произведение от плохого». Аркадий Ильич был веселым, жизнерадостным человеком. Любил быть во всем первым и относился к этому весьма ревниво. Он не чуждался новых ритмов и с успехом использовал их в своих песнях. Любил иной раз и поддеть своих коллег, по-дружески, разумеется. Однажды на концерте открыл крышку коробочки пудреницы, и она заиграла мелодию «Пусть всегда будет солнце». Притихший зал буквально взорвался аплодисментами. Известна и такая история. Когда в СМИ перестали писать об Иосифе Кобзоне, Островский посоветовал ему изменить фамилию. Предложил, как мне потом рассказывал сам Кобзон, назваться будущей звезде нашей эстрады Юрием Златовым. Однако популярный певец остался верен своей фамилии и добился впечатляющих успехов без компромиссов, только благодаря уникальному таланту и редкой целеустремленности. К слову, после длительного замалчивания заслуг певца мне все-таки удалось напечатать о нем статью в «Вечерней Москве», она называлась «Истинно народный». В ней были и такие слова: «Каждый сольный концерт И. Кобзона — это щедрый дар певца зрителям. Он поет столько, сколько его просят, не ограничивая ни себя, ни слушателей». ...Жизнь Островского оборвалась летом 1967 года в Сочи, куда он приехал на фестиваль. Он давно страдал язвой желудка и держался только благодаря уходу Матильды Ефимовны. В Сочи было жарко, да и диету соблюдать было непросто. Спасти его во время внезапного приступа врачам не удалось. Дома в Москве на рояле остались недописанные ноты — «Реквием». Это была какая-то мистика, а может быть, и предчувствие, что поездка к Черному морю окажется фатальной. Иосиф Кобзон как-то сказал: «Пойте почаще песни Аркадия Островского, если хотите чувствовать радость жизни».


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


«Дорога к Храму» Адольфа Шаевича

К 75-летию раввина России Адольфа Шаевича
 

Израильский адвокат – в МОСКВЕ!

В Москве ведет приём израильский адвокат Зив Семёнович Кош.

Юридические услуги:

* консультации для юридических лиц и предприниматели,
* консультации для физических лиц

Консультации

* по вопросам получения израильского гражданства;
* по освобождению от службы в израильской армии.

Доверьте решение своих проблем Зиву Кошу, опытному адвокату из Израиля!

Подробности на сайте: http://www.kosh-law.com

Контактный телефон:
8 (963) 628 56 88