Валерий Сюткин: «Первую бас-гитару я сделал на уроке труда»

 Записала Татьяна ЛАРИНА, Россия
 30 апреля 2015
 1861
Интеллигентный, элегантный, остроумный, уверенный в себе. Такой он — «стиляга из Москвы», известный певец Валерий Сюткин. «Мы все с возрастом имеем то лицо, которое заслуживаем, с годами характер у нас выходит наружу, — говорит он. — Я, глядя в зеркало, вижу, что небезнадежен». Сюткин небезнадежен во всех смыслах…  

 

Сегодня мы снова погружаемся в таинство ночного эфира «Русской службы новостей», где Игорь Сандлер принимает гостей. Сегодня Игорь Борисович беседует со своим давним другом, который не нуждается в представлении. Интеллигентный, элегантный, остроумный, уверенный в себе. Такой он — «стиляга из Москвы», известный певец Валерий Сюткин. Генетически вызревавший в Одессе — «жемчужине у моря». Со всеми вытекающими…

«Мы все с возрастом имеем то лицо, которое заслуживаем, с годами характер у нас выходит наружу, — говорит он. — Я, глядя в зеркало, вижу, что небезнадежен». Сюткин небезнадежен во всех смыслах. И не только потому, что в 57 выглядит максимум на 43. Что и говорить, массой талантов обладает человек. Поет, пишет музыку, стихи. Об одном таланте Валерия пока мало кто знает. Сюткин много лет собирает байки, которыми делится лишь с избранными. Но об этом позже…

А пока послушаем, о чем говорят друзья в студии РСН.

 

Из интервью Игоря Сандлера

Игорь Сандлер: – Доброй ночи, друзья! Сегодня у нас в гостях Валерий Сюткин, один из немногих людей, с которыми мы дружим много-много лет. Срок нашей дружбы можно отмерять уже десятилетиями. Валера, с чего началась твоя любовь к музыке, к року? Ты играл или сразу запел?

Валерий Сюткин: – Запел я точно не сразу. Меня не назовешь битломаном, потому что я увлекся этой музыкой уже в 1971–1972 годах. Тогда уже была музыка и потяжелее. Но первое яркое впечатление на меня произвела передача «Семь дней» — политическое обозрение, которое вел Валентин Зорин. Там была заставка: пролет вертолета над Бруклинским мостом, а за кадром звучала мелодия Джона Леннона и Пола Маккартни «Любовь нельзя купить». От этой мелодии у меня по спине пробежали мурашки. И именно эту мелодию я первой подобрал на гитаре. В ансамбле во дворе все партии уже были разобраны. Мне достались барабаны, в качестве которых обычно использовали кастрюли. Но параллельно с барабанами звучала и моя бас-гитара, которую я сделал своими руками в школе на уроке труда. Гриф был от гитары «Орфей», к нему я приложил резонатор в форме скрипочки, как у Маккартни. Но настоящий прорыв для меня произошел, когда заболел наш основной вокалист, и надо было спеть его партию. Как ты помнишь, английским тогда никто из нас не владел, даже если учился в английской спецшколе. Поэтому текст писали русскими буквами на слух с магнитофона. У меня этот текст сел на подкорку.

И.С.: – Когда ты начал постоянно выступать как певец?

В.С.:– Первым моим опытом прикосновения к вокалу была американская команда Grand Funk Railroad (американская хард-рок-группа) с их песней «Люди, остановим войну!». Там потрясающий басовый ход в начале композиции. Этот скупой звук меня просто очаровал. Я и как барабанщик играл Брюэра (Дон Брюэр — ударные, вокал), и пел за него вторые партии, а впоследствии играл и на басу. А когда меня призвали в 1976 году в армию, я мог что-то исполнить из Deep Purple и Led Zeppelin, но с меньшим приближением к оригиналу, чем когда я пел что-то из Grand Funk. Их вокалист Марк Фарнер (Mark Fredrick Farner) пел высоким тенором. И у меня тогда был голос помоложе и позвонче. Когда я сыграл на бас-балалайке этот басовый ход и спел «Люди, остановим войну!», меня пригласили петь на танцах — по-английски. При этом все время службы в Советской армии я проходил под кличкой Фарнер! Может, сейчас молодой зритель и не знает группу Grand Funk, но это, на мой взгляд, настоящее живое трио Детройта.

И.С.: – Помимо группы Grand Funk Railroad, какую музыку ты слушал?

В.С.: – Для меня великое трио — Deep Purple, Led Zeppelin и тот же Grand Funk. С них начался вход в тяжелую, но изысканную музыку. До сих пор все, что я слышу, это их последователи. Led Zeppelin цитируют, только вот Бонэма* (John Henry Bonham, прозвище Bonzo) процитировать невозможно. Это был не барабанщик, а космос какой-то. Я не принижаю достоинств ни Пэйса, ни Брюэра. Но их я мог «снять», как мы тогда говорили. А игру Бонэма скопировать нельзя.

Мы сейчас прослушали их композицию, и я вспомнил, как слушал ее в первый раз. Вспомнил все — как стол стоял, какие были запахи. Вот какой музыка дает объем воспоминаний. Для поколения, которое выросло на творчестве этих групп, музыка — это немножко другое, чем для сегодняшних молодых. Может, потому что тогда это был запретный плод. Любая черно-белая фотография Led Zeppelin, Grand Funk или Creedence Clearwater Revival была сокровищем, на которое ты смотрел, что-то домысливал. Я ходил на прекрасный документальный фильм Михаила Ромма «И все-таки я верю» изначально только потому, что когда были показаны 1960-е годы, был маленький фрагмент с «Лед Зепелин». Естественно, идеологически это было показано как нечто из другого мира, что нам не нужно. Но мне было необходимо увидеть моих кумиров…

И.С.: – Расскажи о своем новом альбоме, посвященном российской столице.

В.С.: – Это альбом «Москвич – 2015», который мы записали вместе с гитаристом Алексеем Кузнецовым, аккордеонистом Александром Мартиросовым, контрабасистом Евгением Онищенко и барабанщиком Андреем Никоновым. В нем бережное, деликатное прочтение песен, на которых мы все выросли. Это «Московские окна», «Затихает Москва», «Скоро осень, за окнами август», «Подмосковные вечера». Сделано нетривиально. Я бы никогда эти песни не спел, если бы не попросил Алексей. У него фантастическая игра на гитаре, доверительная, а у меня доверительный вокал.

 

И напоследок — обещанная байка от Валерия Сюткина

«Сделаем 

в лучшем виде» 

– Играли мы для золотой молодежи 1990-х на корабле в Балтийском море. Собралась там довольно ярко выраженная братва… В первый день позагорать решили. Лежим — ко мне подходит парень. Весь в наколках, живого места нет, с первого взгляда видно, что отсижено немало. И говорит: «Слушай, мы к вам сегодня на концерт придем. Короче, ты там будешь петь песню про Васю. А с нами-то Василий не смог поехать, наш товарищ, поэтому ты в камеру скажи: «Вася, для тебя!» — а я сниму». Я в это время лежу, загораю, на него фактически не смотрю. Тут Женя Хавтан, который рядом лежал, голову так поднимает и говорит мне: «Валер, я тебя умоляю, только не забудь». Тогда я уже повернулся к парню, собрал весь запас фени своей и выдал: «Ну че зря мурлом мацать, сделаем в лучшем виде!»

Записала Татьяна ЛАРИНА, Россия

Использованы материалы из публикаций в журнале «Алеф»

_________

* В 2005 году британский журнал Classic Rock поставил Бонэма на первое место в списке лучших рок-барабанщиков всех времён.



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!