Секретарь Распутина, ч. 2

 Борис Якубович
 30 апреля 2015
 2861
Окончание. Начало в № 1056   При появлении Распутина в салоне Гинцбурга ему была устроена овация, сопровождавшаяся нескончаемыми здравицами. Тронутый такой горячей встречей, старец внимательно выслушал все жалобы и пожелания, пообещав сделать все, что от него зависит. «Поступайте, как поступали ваши отцы, умевшие заключать финансовые сделки даже с царями, — добавил он во время устроенного после конференции роскошного ужина. — Еврейский вопрос должен быть решен!» Распутин еще раз подчеркнул, что посредником между ним и еврейской общественностью должен непременно оставаться Симанович как человек, которому доверяет царская семья. Однако значимым деянием Распутина во благо еврейского народа стало успешное разрешение проблемы, связанной с главнокомандующим русской армией, дядей царя, великим князем Николаем Николаевичем. Будучи патологическим юдофобом, великий князь инициировал массовые казни и высылки еврейского населения в прифронтовой полосе, нисколько не интересуясь результатами символических расследований обстоятельств мнимого шпионажа и обоснованием выносимых приговоров. В этом сложном, практически неразрешимом вопросе помочь мог только Распутин.

Организация встречи представителей еврейского «истеблишмента» со старцем легла на плечи Симановича. В назначенный день на квартире адвоката Слиозберга собрались видные представители российского еврейства, среди которых находились Давид (сын Горация) и Мозес Гинцбурги, директор банка Мандель, промышленник Бланкенштейн, раввин Мазо и многие другие.

Рассказы о чудовищных преследованиях евреев, осуществляемых волею главнокомандующего, потрясли Распутина. Выслушав взволнованные, часто прерываемые рыданиями речи собравшихся, он дал клятву помочь и исполнил ее. Примерно через десять дней Николай Николаевич был смещен со своего поста. Новым главнокомандующим стал сам император.

 

Чудотворец и пацифист

И все-таки, отчего столь преуспевающий и значительный человек, как Арон Симанович, вынужден был в ущерб своей успешной предпринимательской деятельности и далеко идущим амбициям практически неотлучно находиться подле Распутина? Из соображений близости к царской семье, ради достижения неких сверхприбылей? Но частые загулы «сибирского старца», его непомерные траты на благотворительность для всех, кто к нему обращался за помощью, покрывались в немалой степени из средств самого Симановича, сделавшегося его секретарем.

Истинную мотивацию поступков киевского ювелира, помимо, разумеется, необходимости поддержки угнетаемых единоверцев, следует искать прежде всего в необычайных личностных качествах самого Распутина, соединявшего в себе дар гениального провидца, уникального целителя, а также гораздо более трезвого и дальновидного политика, нежели все царское окружение. Главным делом Распутина-целителя было поддержание здоровья наследника. Однако наиболее важным и глубоко личным моментом, окончательно связавшим Симановича со старцем, стало исцеление его собственного сына Иоанна от такого тяжелейшего недуга, как «пляска святого Витта» — нервного заболевания, характеризующегося постоянным сотрясением тела, а в данном случае еще и осложненного частичной парализацией. Сеанс, в процессе которого Распутин находился у постели больного, длился всего 10 минут, после чего юный Иоанн навсегда излечился от ужасной болезни.

В январе 1915 года широкую огласку приобрела история исцеления Распутиным любимой наперсницы императрицы Анны Вырубовой, угодившей в железнодорожную катастрофу. Врачи беспомощно разводили руками, а у постели, где лежало изломанное тело фрейлины, уже пребывал священник. К счастью, Распутин, ее неизменный ангел-хранитель, оказался в городе и вовремя пришел на помощь. Вырубова стала оживать буквально на глазах. А через два месяца, правда, еще на костылях, она уже могла передвигаться вполне самостоятельно.

Вспоминая совершенные им чудеса, нельзя не отметить излечение дочери Столыпина, пострадавшей в результате взрыва, организованного террористами на даче тогдашнего премьера. Врачи не оставляли надежд на то, что Наташа когда-нибудь сможет встать, но после посещения Распутина девочка быстро пошла на поправку.

Как-то раз приглашенный на обед в Царскосельский дворец Распутин неожиданно заявил августейшим особам, что в зале, где уже были накрыты столы, находиться нельзя, потому что украшавшая лепные потолки огромная роскошная люстра должна упасть. Через два дня люстра действительно обрушилась, но памятуя наставления старца, монаршая семья обедала в другом месте.

В августе 1911 года Распутин посоветовал Столыпину отложить намеченную поездку в Киев на торжества по случаю открытия памятника Александру II, предрекая, что она окончится трагически. Премьер не внял этому предостережению. И, как известно, в Киеве был застрелен. В 1916 году Анна Вырубова оставила в своем дневнике взволнованную запись слов, сказанных старцем накануне: «Знаю точно, что не доживу до Нового года и умру страшной смертью!» Так и случилось: в декабре того же года в доме князя Феликса Юсупова Распутин пал жертвой группы заговорщиков.

Пророческий дар Распутина, несомненно, определил и его пацифистский настрой. В августе 1914 года, когда в патриотическом угаре, захлестнувшем города России, толпа громила немецкие представительства, банки и магазины, Распутин писал царю: «Грозна туча над Россией, … знаю, все хотят от тебя войны, не ведая, что ради гибели… Ты отец народа, не попусти безумным торжествовать и погубить себя и страну!» Как известно, царь не решился последовать этим советам и под напором милитаристских кругов начал войну, погубившую страну, монархию и его самого вместе с семьей.

 

Эпилог

После убийства Распутина, произошедшего 16 декабря 1916 года, Симановича неоднократно вызывали во дворец, дабы привести в порядок, а в случае необходимости уничтожить некоторые имевшиеся у него бумаги старца.

Однако страна уже стремительно катилась под откос, а до Февральской революции и отречения императора оставалось менее двух месяцев. Новые власти начали свою деятельность с многочисленных арестов. Среди арестованных по приказу Временного правительства оказался и Симанович с семьей. С превеликим трудом, используя протекцию самого Керенского, а также взятки новым «революционным» чиновникам юстиции, бывший секретарь Распутина добился освобождения себя и своих близких. Сразу же после Октябрьского переворота Симанович сумел ускользнуть из Петрограда на Украину, где, судя по опубликованным воспоминаниям, ему неоднократно пришлось столкнуться с юдофобскими провокациями одного из убийц Распутина — думского деятеля Пуришкевича.

Последующие годы были наполнены тяготами постоянных скитаний. Поначалу Симанович попробовал обосноваться в Берлине, а оттуда перебрался в Париж. По всей видимости, некогда процветавшему ювелиру не удалось вывезти из России свои капиталы, поскольку на чужбине его ожидала совсем не сладкая участь. Не обретя французского гражданства, он иногда оказывался в лагере для перемещенных лиц, а после немецкой оккупации Франции угодил в концлагерь. Тем не менее, пережив множество злоключений, этот баловень фортуны обрел свою тихую, но вполне комфортабельную гавань.

С помощью старшего брата Хаима-Неселя Симанович сумел перебраться в интернациональную Либерию и открыть сделавшийся вскоре исключительно популярным ресторан «Атлантик чез Распутин». За время странствий он успел похоронить верную и преданную супругу Теофилию и вторично жениться. Блестящий природный ум и редкая сноровка позволили ему в кратчайший срок отлично наладить дело: его ресторан сделался привилегированным заведением, которое охотно посещали не только видные бизнесмены и финансисты, но и сам президент Либерии.

В числе особо приближенных Симанович неоднократно бывал на дипломатических приемах, в том числе в советском посольстве. По свидетельству одного из ответственных сотрудников Министерства иностранных дел СССР, Симанович всегда держался непринужденно, общительно, разумеется, прекрасно говорил по-русски и был неизменно благожелательно настроен в отношении Советского Союза. Несмотря на преклонный возраст, он обладал превосходной памятью и был блестящим рассказчиком, хотя никогда не говорил лишнего.

Личный секретарь, финансист, соратник и просто друг гениального и скандального Распутина, Арон Симанович скончался в Монровии в 1973 году, пережив старца на 57 лет.

Борис ЯКУБОВИЧ, Россия

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции