Случайностей не бывает!

 Наталья Лайдинен
 28 мая 2015
 3452
Окончание. Начало в №№ 1056-1057   Приглашения на конгресс В советское время профессора Дегена за границу не допускали, тем не менее его регулярно приглашали принять участие в международных конгрессах и конференциях, о чем он порой даже не догадывался. С этим был связан ряд курьезных историй в жизни известного врача. Однажды на имя Иона Лазаревича пришло письмо из Египта, которое предварительно вскрыла профессор М. Когда он узнал об этом, то сказал ей в лицо с возмущением, что даже писем, адресованных их восьмилетнему сыну, они с супругой никогда не распечатывали. Тем более речь шла о корреспонденции из Египта! Ведь Ион Лазаревич — известный еврей, сионист, в конверте могла быть взрывчатка! Какой риск! Что бы делала советская наука, лишись она профессора М.?!

Летом 1976 года Дегену пришло приглашение участвовать в Томске в работе школы-семинара о влиянии магнитных полей на биологические объекты, запланированного на ноябрь. Главврач больницы сказал, что денег для этого нет. Иону Лазаревичу, конечно, хотелось поехать, поучаствовать в научных дискуссиях, повидать коллег, но что поделаешь — тем более он был накануне репатриации в Израиль, высовываться было не с руки. Подошел день начала школы-семинара. Вечером Дегену позвонили. Приятный женский голос сообщил в трубку, что с ним хочет поговорить министр здравоохранения СССР академик Борис Васильевич Петровский. Даже не поздоровавшись, чиновник резко спросил, почему Ион Лазаревич не в Томске. Тот ответил правду: не командировали из-за отсутствия средств. «Немедленно вылетайте!»

Деген пошел на принцип, сказал, что лететь на самолете не может из-за черепного ранения и осколка в мозге, но готов отправиться поездом (почти четверо суток пути из Киева). Возникла долгая пауза… «Не дурите. Вылетайте немедленно!» Трубку министр положил, не попрощавшись. Сразу после этого разговора нашлись деньги на поездку, по требованию Дегена ему даже выдали солидные командировочные — десять рублей в день. Этот случай Ион Лазаревич называет единственным опытом «стяжательства» в своей жизни. На вторые сутки работы школы-семинара он уже был в Томске, в кругу коллег и друзей. В своей лекции, кстати, ссылался на Тору и пророка Элишу (Элиша в Торе — пророк, главный ученик пророка Элиягу) — небывалая крамола по тем временам.

Спустя пять лет история получила неожиданное продолжение. На 15-м конгрессе Интернационального союза хирургов-ортопедов-травматологов в Рио-де-Жанейро Ион Лазаревич присутствовал как представитель Израиля. В кулуарах он с удивлением узнал от японского коллеги-ортопеда Охаши, что примерно шесть лет назад на адрес министра здравоохранения СССР Петровского было направлено письмо, в котором профессора Дегена приглашали на медицинский конгресс в Киото!

Все расходы на перелет и проживание принимающая сторона брала на себя, от имени императора Японии выдавалась небольшая сумма на карманные расходы. Из Минздрава СССР ответили, что Ион Деген не летает на самолете из-за тяжелого черепного ранения и осколка в голове, поэтому принять участие в конгрессе не сможет. Как раз та самая версия, которую сам Ион Лазаревич немногим позже спонтанно озвучил в непродолжительной телефонной беседе с министром в связи с поездкой в Томск. Интуиция, чтение мыслей на расстоянии? Наверно, Петровский еще долго думал, из какого именно источника пошла утечка информации. А для Дегена вся картина сложилась только спустя годы, в Рио-де-Жанейро…

 

Платить или не платить

Многие пациенты попадали к Иону Лазаревичу по рекомендации знакомых. Это удивительно, на первых порах в Израиле отказ от гонораров создавал у людей превратное мнение о профессиональной пригодности Дегена, некоторые даже считали свое выздоровление случайностью. Спустя два года после репатриации Иона Лазаревича к нему на прием пришел скромный молодой человек в кипе, которого американские врачи отправили на сложную операцию. Профессор в течение минуты поставил ему точный диагноз, исключающий оперативное вмешательство, чем вызвал у пациента прилив восторга и оптимизма. Строго следуя своим врачебным принципам, Ион Лазаревич сделал все возможное, чтобы тридцатидвухлетний парень не стал инвалидом, назначил физиотерапевтические процедуры, выдал рекомендации.

На вопрос о том, сколько пациент ему должен, доктор сказал, что денег не возьмет. Парень взглянул на него с плохо скрываемым презрением, спорить не стал, поблагодарил и ушел. На следующий день выяснилось, что он — процветающий миллионер, владелец сети ювелирных фабрик в Израиле и Гонконге. Отмену дорогостоящей операции он как бизнесмен оценил очень высоко. Как выяснилось, ход мыслей у больного был следующий: когда Деген на глаз сразу точно поставил диагноз, пациент обрадовался и сообразил, какой прибыльный бизнес он сможет с ним выстроить: открыть больничное отделение, получать часть доходов. Но когда врач сказал, что денег за лечение не возьмет, больной решил никаких дел с ним не иметь и отправился восвояси. Только в знак благодарности прислал врачу шикарный вазон.

Уже позже раввины объяснили Иону Лазаревичу, что не брать денег за услуги неправильно, ибо всякий труд должен быть оплачен. Пациенту нужно понимать, что перед ним настоящий профессионал, а не шарлатан. И тем более не предположить, что его состояние столь плачевно, что даже денег с него не берут, — это уже чревато для больного психологической травмой. Впрочем, не все врачи в Израиле разделяют эту точку зрения. Да и на счету у Дегена немало случаев, когда он по разным причинам отказывался от гонораров весьма обеспеченных пациентов из разных стран.

 

Израильский флаг на круизном корабле

Несмотря на почтенный возраст, Ион Лазаревич и его супруга часто путешествуют. Причем на весьма далекие расстояния. Как-то раз Дегены отдыхали на роскошном круизном корабле компании «Ройял Карибиан». За ужином Ион Лазаревич подозвал метрдотеля и спросил, сколько китайцев, кроме обслуги, в данный момент находится на лайнере. «Ни одного!» — последовал уверенный ответ. Тогда Деген осведомился, почему в зале висит несколько китайских флагов. И ни одного израильского, при том что на корабле путешествуют пассажиры из этой страны. Смущенный метрдотель начал оправдываться и объяснять, что флаг Израиля представлен на втором этаже. «Покажите!» — потребовал Деген. А вот с этим возникли сложности. Через некоторое время смущенный представитель команды принес и водрузил в ресторане флаг Израиля. Компания шведов за соседним столиком бурно зааплодировала. Справедливость была восстановлена.

 

Очень вкусный бутерброд

После репатриации в Израиль жена Иона Лазаревича Люся устроилась работать в мэрию Иерусалима. Надо сказать, что советские евреи, эмигрировавшие в 1970-х, имели весьма смутное представление о еврейской традиции, иврите и кашруте. Вот и Люся даже не представляла себе, что ее любимые блюда могут кому-то в Израиле не понравиться. Она — прекрасный кулинар, за свежей колбасой и ветчиной первое время после эмиграции даже специально ездила в Бейт-Лехем.

Обстановка среди сотрудников в мэрии была теплая, каждый день во время перерыва они совместно обедали. Люся особенно подружилась с Шулей, которая ее опекала, — доброй женщиной, соблюдавшей еврейские традиции. Хлебосольной супруге Иона Дегена захотелось угостить коллегу блюдом, которое она заранее разрекламировала как «очень вкусный бутерброд». Люся не могла понять, почему Шуля отказывается от такой роскоши: слой хлеба, слой масла, колбаса, сыр, снова хлеб… Только через несколько дней коллега деликатно рассказала о принципах кашрута, и подобные  бутерброды немедленно исчезли из рациона Дегенов.

***

До 120 вам, красивая пара, Ион Лазаревич и Люся! Будем надеяться, вы еще обязательно порадуете читателей яркими историями из вашей долгой замечательной жизни!

Наталья ЛАЙДИНЕН, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!