Печальный Суккот в Сдероте

 Песах Амнуэль
 24 июля 2007
 3325
Четыре года назад, в дни еврейского Нового года, началась палестинская интифада, получившая название «интифады Аль-Аксы». Ни тогда, ни теперь религиозной святыне арабов — мечети Аль-Акса, расположенной на Храмовой горе, ничто не угрожало и не угрожает. Трагедия может произойти разве что по вине самих арабов, построивших на месте бывших Соломоновых конюшен подземную мечеть
Четыре года назад, в дни еврейского Нового года, началась палестинская интифада, получившая название «интифады Аль-Аксы». Ни тогда, ни теперь религиозной святыне арабов — мечети Аль-Акса, расположенной на Храмовой горе, ничто не угрожало и не угрожает. Трагедия может произойти разве что по вине самих арабов, построивших на месте бывших Соломоновых конюшен подземную мечеть. По оценкам геологов и археологов, во время большого скопления народа перед входом в эту самую Аль-Аксу земля, ставшая кровлей мечети, может обрушиться и оказаться братской могилой для тысяч мусульман. Если это произойдет, обвинят, конечно, евреев. Но Аль-Акса, ради «спасения» которой уже отдали жизни тысячи палестинцев, в этом случае уж точно перестанет существовать. За четыре года интифады погибли больше тысячи евреев, треть этого числа — дети, женщины и старики. Палестинцев за это время погибло и было ранено в несколько раз больше. Во имя чего? Если палестинцы погибали ради создания собственного государства и прекращения израильской «оккупации», то добиться этой цели они могли давно и без всякого насилия. Еще до переговоров в Кемп-Дэвиде в 2000 году Арафат имел в своем подчинении почти весь палестинский народ и около половины той территории, на обладание которой претендовал. Премьер-министр Эхуд Барак предлагал «раису» и вторую половину — почти всю, за исключением нескольких процентов, на которых расположены блоки еврейских поселений. И даже на раздел Иерусалима Барак был, в принципе, согласен. В том же 2000 году Арафат вполне мог заявить об осуществлении мечты своей жизни — создании независимого палестинского государства со столицей в Иерусалиме. Он предпочел войну и кровь миру и созиданию. Он предпочел отвоевывать Аль-Аксу огнем и мечом, хотя мог получить ее практически даром. Если бы договор в Кемп-Дэвиде был подписан и, главное, выполнен, в казну палестинского государства потекли бы миллиарды долларов инвестиций. И поскольку Арафат и его чиновники привыкли разворовывать поступающие из-за границы средства, то богатство их было бы за эти годы существенно приумножено. Палестинский народ вряд ли стал бы богаче, но, живя в условиях мира, своими силами построил бы хотя бы часть того, на что должны были пойти инвестиции зарубежных друзей. Если бы договор в Кемп-Дэвиде был подписан, Израиль многое проиграл бы — территории, стратегическую безопасность, сионистскую мечту, но многое и выиграл бы: экономика не пребывала бы в кризисе, оставшиеся под контролем Израиля поселенческие блоки развивались бы ускоренными темпами, поскольку над ними не висел бы дамоклов меч международного осуждения, процветал бы туризм, а имидж Израиляѕ Впрочем, имидж страны в глазах международной общественности вряд ли существенно изменился бы, даже если бы Барак отдал Арафату всю территорию по границе 1967 года, а сирийцам в придачу — все Голаны вплоть до берега Кинерета. Как бы то ни было, Арафат предпочел войну миру. Образ воина и страдальца ближе его сердцу террориста, нежели образ мудрого политического деятеля, руководителя независимого государства. На пятом году интифады палестинский народ успел напрочь забыть о том, что можно жить в мире, и опросы общественного мнения (если на территориях вообще можно говорить о чьем-то мнении, кроме мнения лидеров ФАТХа или «Хамаса») показывают: все больше молодых палестинцев желают стать шахидами (в их понимании шахидизма) и все больше палестинцев зрелого возраста одобряют этот выбор собственных детей. Начало пятого года интифады было «отмечено» салютом: вечером 29 сентября из лагеря беженцев Джебалия по израильскому городу Сдероту было выпущено несколько ракет «Касам», одна из которых упала и разорвалась вблизи жилого дома, когда жильцы готовились отмечать наступление праздника Суккот. Погибли двое детей: четырехлетний Юваль Абеба (фото на с. 3) и двухлетняя Дорит Эйнсо. За несколько часов до обстрела Сдерота начало пятого года интифады было отмечено фейерверком иного рода: в Дамаске при взрыве заминированной автомашины погиб один из лидеров «Хамаса» — Изеддин Аль-Шейх Халиль. Восемь лет назад при схожих обстоятельствах был уничтожен палестинский «инженер» Ихья Аяш, ведущий хамасовский специалист по производству взрывчатки, соратник и ученик Халиля. Ответственности за ликвидацию Халиля Израиль на себя не взял, хотя анонимный источник из окружения премьер-министра и заявил, что это была блестящая акция Мосада. Действительно, блестящая, если все было именно так. Во всяком случае, главари «Хамаса» лишний раз убедились в том, что от гибели они не застрахованы нигде — ни в Иудее, ни в Газе, ни в Дамаскеѕ Утром 30 сентября двое палестинцев расстреляли из засады в секторе Газы 36-летнюю израильтянку Шуламит Батито и солдата, пытавшегося оказать помощь смертельно раненой женщине. Гибель детей в Сдероте и женщины в секторе Газы переполнила чашу терпения Ариэля Шарона и министра обороны Шауля Мофаза. Во всяком случае, только после этих трагедий армейское командование объявило о начале масштабной и долгосрочной общевойсковой операции, получившей название «Ямей тшува» («Дни ответа»). Армия и раньше работала в секторе Газы, входя в какой-нибудь из лагерей беженцев и уничтожая там нескольких террористов и обнаруженные мастерские по производству «касамов». На частоте ракетных обстрелов Сдерота эти действия, к сожалению, никак не сказывались. Порой даже бывало, что в одном квартале солдаты гонялись за террористами, а в это время из другого квартала взлетал «касам». За годы интифады по Сдероту и Западному Негеву было выпущено больше трехсот «касамов» — большая часть, к счастью, не причинила никакого вреда, но немало было случаев, когда ракеты попадали в дома, на детские площадки, городские площади. И всякий раз руководство ЦАХАЛа утверждало, что армия делает все возможное для прекращения обстрелов. Но полностью свести на нет эту опасность невозможно, разве что отодвинуть границу на несколько километров в глубину сектора Газы с тем, чтобы «касамы» не могли достигать израильской территории. Что же это за ракеты, против которых бессильна лучшая в регионе армия? «Касам-3», последняя модификация этого оружия, — начиненный горючим и взрывчаткой кусок трубы длиной около двух метров и диаметром 17 сантиметров. Весит такая ракета 90 килограммов, из которых до 20 килограммов может составлять взрывчатка. Дальность полета — около 10 километров, но точность наведения крайне низка, что позволило Арафату как-то заявить, что «касамы» являются скорее психологическим оружием — пугать они могут, а реально поражать цели не в состоянии. Гибель детей в Сдероте, к сожалению, доказывает обратное. Да и жить в постоянном страхе тоже невозможно. Армия вошла в лагеря беженцев в северной части сектора Газы, и в течение первых пяти дней операции около 70 палестинцев стали жертвами израильского ответа. Большая часть погибших — террористы, члены «Хамаса», «Исламского джихада» и других подобных организаций. Но погибают и мирные жители, в том числе дети. Когда в первые дни интифады четыре года назад погиб от пули неизвестного снайпера палестинский ребенок, об этом писала пресса всего мира. Сейчас о погибших детях в «фронтовых сводках» упоминают вскользь, как о чем-то уже привычном. Неудивительно, что мировая пресса вяло отреагировала на гибель в Сдероте израильских детей. На третий день армейской операции в Газе разразился скандал. Видеосъемка, проведенная с борта израильского беспилотного самолета-разведчика, показала странные кадры: в автомобиль, принадлежащий ооновскому миротворческому агентству UNRWA, некто загружал нечто, очень напоминающее ракету «Касам-2». Обычно Израиль не тиражирует оперативные снимки ЦАХАЛа, даже такие кадры, которые могли бы помочь улучшению имиджа страны в глазах международной общественности. Но тут случай был из ряда вон выходящий, и видеозапись появилась в Интернете. Комиссар UNRWA Питер Хансен выступил с опровержением: на снимке, по его мнению, не ракета, а носилки. Что именно зафиксировала видеосъемка — решать специалистам. Но даже если некто заталкивает в ооновскую машину носилки, это является нарушением правил работы UNRWA в Израиле — ведь автомобиль на снимке не «скорая помощь»! Но Хансен пошел дальше: «У нас, — сказал он, — работают и члены «Хамаса», это ведь политическая организация, хамасовцы оказывают нам помощь». Хансен прекрасно знает, что так называемая политическая организация «Хамас» находится в списках террористических организаций. ООН в принципе не должна иметь с хамасовцами никаких контактов! А если все же эксперты докажут, что в автомобиль UNRWA грузили не носилки, а ракетуѕ Ну, докажут — и что? Совет Безопасности уже после гибели детей в Сдероте и начала «Дней ответа» пытался осудить Израиль за «резню в Газе». Никто не предложил резолюцию, в которой хотя бы одним словом осуждались ракетные обстрелы израильской территории. Что осуждать — это всего лишь «хлопушки»ѕ Чтобы гарантировать спокойную жизнь жителям Сдерота и Западного Негева, армия должна полностью контролировать в Газе буферную зону шириной минимум 9 километров. Именно такая задача поставлена сейчас командованием ЦАХАЛа. Трудная задача — ведь в зоне, подлежащей контролю, расположен лагерь палестинских беженцев Джебалия — самое густонаселенное место на планете. Узкие улочки, по которым не проехать бронетехнике. Каждая квартира может оказаться или мастерской по производству ракет, или местом, откуда производится запуск: ведь «Касам» можно запустить даже из окнаѕ Понимая, насколько сложна задача, стоящая перед армией, мэр Сдерота заявил, что намерен провести переговоры с руководством «Хамаса», в частности с Халидом Машалем. Может, удастся договориться о прекращении обстрелов хотя бы на год? По российскому телевидению часто можно увидеть материалы о том, что Израиль — страна, где с террористами не ведут никаких переговоров. Этот имидж создавался десятилетиями, но истине он не вполне соответствует. Если речь идет о спасении жизни людей, переговоры нужно вести хоть с самим Сатаной. Но — лишь в пределах, действительно необходимых для немедленного спасения чьей-то жизни. Переговоры — мера вынужденная и тактическая. Стратегия же борьбы с террором — война до полной победы. Этим ЦАХАЛ сейчас и занимается. Очень тяжелая работа.
Фото: Эди Исраэль, АР



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции