С кем вы, мастера культуры?

  Александр Шульман
 30 августа 2015
 2543
Скандал назревал давно. Разгорался, но относительно быстро затухал. Как-то театр из Тель-Авива отказался показать свой спектакль зрителям Ариэля, поскольку город этот расположен за «зеленой чертой» и, по мнению актеров, находится на «оккупированной территории». И если бы артисты приехали в Ариэль, они косвенно поддержали бы «оккупационную политику властей». В другой раз известный актер отказался выступить в Маале-Адумим: тоже, мол, поддержка оккупации. Нынешним летом практически одновременно сошлись несколько театрально-кинематографических событий. Проблему взаимоотношений деятелей искусства с государственными структурами пришлось разбирать на самых высоких уровнях: в комиссиях кнесета и на приеме у президента.

Началось же с того, что драматический театр Хайфы собрался показать в поселениях Иорданской долины спектакль «Бумеранг». Однако гастроли были сорваны, поскольку исполнитель главной роли Норман Иса отказался выходить на сцену. Причина: совесть не позволила Норману Исе выступать на «оккупированных территориях».

О срыве гастролей узнала новый министр культуры Мири Регев («Ликуд»). Министр предупредила Ису, что если он не выйдет на сцену, то лишит финансирования детский театр «Эльмина» в Яффо, которым руководит Иса вместе со своей супругой. Что мог сделать актер в такой ситуации? «Пожалуйста, — обратился Иса к министру, — не вынуждайте меня поступать против моей совести».

Вечером 14 июня около пятисот деятелей искусств собрались в Яффо, чтобы выразить Исе свою поддержку. Приехала и Мири Регев — с целью, как она говорила, наладить диалог между властью и художниками. Однако вместо диалога министр попыталась власть употребить. «Мы (то есть 

«Ликуд». – П. А.) получили на выборах тридцать мандатов, а вы — только двадцать. Поэтому я буду решать, переводить ли деньги в Иудею и Самарию».

Напомню читателям: 20 мандатов получил на последних выборах «Сионистский лагерь» («Авода» плюс «Тнуа»). Мири Регев была уверена, что все присутствовавшие в зале деятели культуры — сторонники левого лагеря. На самом деле, это не так, но пламя скандала уже вспыхнуло, и ответ не замедлил последовать. На трибуну вышел актер Одед Котлер и эмоционально заявил: «Представьте, госпожа Регев, мир, где все молчат. Мир, где нет книг, музыки, нет поэм. Зато никто не мешает вам отпраздновать получение тридцати мандатов, за которыми стоит стадо баранов, молча жующих траву и солому».

Тогда скандал и разгорелся в полную силу. Избиратели «Ликуда» узнали из новостей, что их назвали стадом баранов. Возмущение было всеобщим и справедливым: за «Ликуд» голосовали сотни тысяч избирателей, многие из них посещают театры и, наверно, видели на сцене Одеда Котлера. Тут уж не с властью схватились деятели культуры, а со зрителями, с народом.

Каждая сторона отстаивала свою точку зрения. Три тысячи деятелей искусств подписали обращение с требованием отправить Мири Регев в отставку, а в Иерусалиме сотни деятелей искусств собрались на митинг в поддержку министра культуры.

Возможно, даже на этом этапе сторонам удалось бы прийти к консенсусу, а избиратели «Ликуда» простили бы Котлера: актеры — люди эмоциональные и не всегда умеют подбирать слова. Но тут подоспели сразу два события. Театр «Аль-Мидан» из Хайфы поставил спектакль «Параллельное время», а на конкурсный показ Иерусалимского кинофестиваля представили фильм Герца Франка «На пороге страха».

Пьеса «Параллельное время» рассказывает о жизни Валида Дака, израильского араба, убившего в 1984 году солдата ЦАХАЛа Моше Тамама и отбывающего в тюрьме пожизненный срок. Дак, по пьесе, персонаж положительный, со сложным духовным миром. Зрителя приглашают сочувствовать именно ему, убийце-террористу, а не жертве террора!

С фильмом «На пороге страха» история еще интереснее — и сложнее. Герц Франк — известный режиссер, один из лучших кинодокументалистов. Зрители старшего поколения наверняка помнят фильмы Франка, снятые еще в советские годы: «Вечный суд» и «Семь Симеонов». Герц Франк никогда не выбирал простые темы. «На пороге страха» — не исключение. Режиссер не успел доснять фильм, он скончался в 2013 году, и заканчивала фильм Мария Кравченко. На Международном кинофестивале имени Андрея Тарковского этот фильм получил главный приз «Большое зеркало».

В отличие от спектакля «Параллельное время» фильм «На пороге страха» — несомненно, высокопрофессиональное произведение. Проблема не в качестве фильма, а в теме: это история любви Игаля Амира и Ларисы Амир-Трембовлер. Игаль Амир — убийца премьер-министра Ицхака Рабина, отбывающий (как и Валид Дак в «Параллельном времени») пожизненное тюремное заключение. Лариса Трембовлер — репатриантка из бывшего СССР. Она вышла замуж за Амира, когда он отбывал пожизненный срок.

Мири Регев объявила, что если фильм Франка будет показан в рамках конкурсной программы на Иерусалимском кинофестивале, Министерство культуры этот фестиваль больше финансировать не будет. «На кинофестивале, который финансирует государство, — сказала Мири Регев, — не должен демонстрироваться фильм об убийстве главы правительства». Министр просвещения Нафтали Беннет («Байт Иегуди») поддержал коллегу. Аналогичного мнения придерживается бывший президент Израиля Шимон Перес. «Предоставить слово Игалю Амиру? — возмутился патриарх израильской политики. — Что произошло? Уже все забылось? Культура должна свободно развиваться, но это не означает вседозволенности!»

Трудно сказать, согласились ли организаторы фестиваля с мнением Переса, но фильм Франка показали перед открытием, вне конкурсной программы. Известные израильские деятели кино Дрор Море, Ави Муграбе и Ури Розенвакс расценили решение оргкомитета как проявление профессиональной трусости и призвали коллег снять свои фильмы с официального показа.

Интересно, что в самом «Ликуде» не все согласны с министром культуры. Во время еженедельного заседания фракции «Ликуда» в кнесете обсуждали и «культурный скандал». Выступила Гила Гамлиэль, председатель комитета по национальным меньшинствам, и заявила, что министр культуры не должна связывать государственную поддержку театров с согласием того или иного театра выступать за «зеленой чертой». На аналогичном заседании фракции Мерец депутаты назвали возмутительным выступление актера Одеда Котлера, назвавшего избирателей «Ликуда» стадом баранов. А министр культуры Мири Регев заявила, что считает недопустимой ситуацию, когда некоторые деятели культуры вроде Котлера оскорбляют многих граждан страны и в то же время требуют государственного финансирования.

Скандал достиг такого масштаба, что вынужден был вмешаться президент Израиля Реувен Ривлин. Он заявил, что искусство не является собственностью какой-то одной партии, левой или правой, и какой-то одной общины — восточной или ашкеназийской. Искусство должно быть не оружием, а средством общения.

«Мирные заявления» последовали от представителей обеих сторон, но проблема осталась. Театры не могут выжить без государственных дотаций или поддержки частных спонсоров. И возникает вечный вопрос: имеет ли право государство, оказывая театрам финансовую поддержку, контролировать репертуар? Имеет ли право вмешиваться в свободный выбор художника? Насколько свободно искусство? Должно ли государство финансировать спектакль, сочувственно рассказывающий о судьбе террориста? Допустимо ли участие в конкурсе фильма, рассказывающего о жизни убийцы? Тем более убийцы главы государства?

Речь не идет о каких бы то ни было запретах. «Параллельное время» продолжает идти на сцене, скандал сделал спектаклю рекламу, и желающих посмотреть его в результате стало больше. Фильм Франка показан на фестивале вне конкурса, но он собрал больше зрителей, чем собрал бы в отсутствие скандала.

Государство решает, финансировать ли театр, ведущий антигосударственную пропаганду. Отказ в финансировании — легитимная защита государства от политики, привнесенной в искусство. Хотите поставить спектакль о террористе? Ставьте — на свои деньги. Если в спектакле нет пропаганды насилия и межнациональной розни, пусть зритель смотрит и делает свои выводы. Если спектакль талантливый, он будет иметь успех. Но финансировать такую постановку государство не обязано.

Руководители Хайфского театра, поставившего «Параллельное время», собираются обратиться с просьбой о финансировании в комиссии Евросоюза. Имеют полное право. И Евросоюз имеет право театр поддержать.

Все остальное — эмоции.

Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:

  • 24 сентября 2015

    Гость

    Мне кажется что если бы эти деятели культуры внимательно изучили историю Израиля, историю этого региона, то узнали бы, что Израиль и Иудея ( два еврейских государства) существовали здесь более 3500 лет. А также узнали бы, что такой страны Палестина никогда не существовало. Кроме того, изучив решения Лиги Наций от 1921 г о возрождении государ-ства Израиль, они узнали бы, что Израиль должен располагаться на гораздо большей территории. А так они показали себя и как скверные граждане, и как не патриоты своей страны, и как люди, не знающие историю своей страны. А это говорит и об их низкой, на мой взгляд, культуре...


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции