МНОГОЭТАЖНАЯ АМЕРИКА ДЯДИ СЭМА

 Юлия Мифаева
 24 июля 2007
 3486
Сэмюэл Зелл родился в 1941 году в Чикаго, в семье польских евреев, эмигрировавших в США еще до начала Второй мировой войны. Его отец Бернард Зилонка (Зеллом он стал уже в Америке) зарабатывал на жизнь оптовой продажей ювелирных украшений, а на досуге «баловался» инвестициями в недвижимость. Сегодня его сыну, миллиардеру Сэму Зеллу, принадлежит компания Equity Group Investments, которая является самым крупным владельцем недвижимости в США. В рейтинге миллиардеров по версии журнала Forbеs Зелл занимает 258-е место и владеет 2,2 млрд долларов (для сравнения: Роман Абрамович — 10-е место и 10,6 млрд).
Сэмюэл Зелл родился в 1941 году в Чикаго, в семье польских евреев, эмигрировавших в США еще до начала Второй мировой войны. Его отец Бернард Зилонка (Зеллом он стал уже в Америке) зарабатывал на жизнь оптовой продажей ювелирных украшений, а на досуге «баловался» инвестициями в недвижимость. Сегодня его сыну, миллиардеру Сэму Зеллу, принадлежит компания Equity Group Investments, которая является самым крупным владельцем недвижимости в США. В рейтинге миллиардеров по версии журнала Forbеs Зелл занимает 258-е место и владеет 2,2 млрд долларов (для сравнения: Роман Абрамович — 10-е место и 10,6 млрд). Cвой первый цент Сэм Зелл заработал еще тинейджером. Бизнес был нехитрым: за полдоллара Сэм покупал в газетном киоске журналы Playboy, а затем перепродавал их более застенчивым одноклассникам по 2 доллара. Впрочем, всю последующую жизнь Сэм Зелл занимался тем же: он скупал активы, когда «они лежали на дороге», а продавал тогда, когда рынок был готов предложить за них хорошую цену. «Когда тебе надоест заниматься глупостями...» После школы Зелл поступил в Мичиганский университет, где изучал политологию и право. По признанию Сэма, учеба казалась ему скучным занятием, скорее данью обычаям, нежели реальной необходимостью. Ключевым событием университетской жизни для Зелла стала встреча с его будущим партнером и другом Бобом Лурье. Оба являлись членами одного и того же студенческого братства, там и познакомились. Молодые люди не были похожи друг на друга: спокойный, вдумчивый Лурье уравновешивал шумного, энергичного Зелла. В 1963 году Сэм пригласил Боба, чтобы тот помог ему организовать бизнес. В Эн-Арборе, где располагался университет, Зелл отыскал подходящее здание, отремонтировал его и начал сдавать комнаты студентам. Дела шли хорошо, но неугомонному Сэму казалось, что предприятию недостает размаха. По окончании университета Зелл продал свою долю Лурье, а сам отправился на родину, в Чикаго. Бывшего компаньона он напутствовал словами: «Когда тебе надоест заниматься глупостями, позвони мне». В шаге от тюрьмы Молодому юристу Зеллу понадобилось меньше года, чтобы понять, что юридическая карьера не для него. В 1966 году он приобрел квартирный комплекс в Толидо (штат Огайо). Своих денег не хватало, поэтому Сэм организовал небольшой инвестиционный фонд недвижимости — один из первых в США. Эксперимент оказался успешным, и Зелл начал целенаправленно скупать недвижимость, сначала все в том же Толидо, а затем и в Рино (штат Невада). В 1968 году он основал собственную компанию Equity Financial & Management (позднее преобразована в Equity Group Investments), а год спустя вызвал на помощь верного Лурье. Поначалу Боб оставался младшим партнером, но вскоре стал полноправным совладельцем фирмы. В его обязанности входили организационные вопросы и бухгалтерский учет, в то время как Зелл колесил по стране в поисках удачных сделок. Сэм был лицом компании, тогда как Лурье избегал публичных выступлений, предпочитая оставаться за кадром. Тем не менее все важные решения они принимали вместе и только по обоюдному согласию. Ситуаций, когда потребовалось бы голосование, просто не возникало. За стенами офиса партнеры вели разную жизнь. Типичный трудоголик Зелл нередко проводил в офисе круглые сутки, в то время как примерный семьянин Лурье всегда возвращался домой одним и тем же поездом. Но даже находясь в разных концах планеты, в конце дня они обязательно созванивались — это был своего рода ритуал. В начале 1970-х годов рынок недвижимости США был нестабильным, благодаря этому расположенные к риску инвесторы могли неплохо заработать. Любовь к рискованным операциям в 1976 году сыграла с Зеллом злую шутку — власти выдвинули против него и его родственника Роджера Баскеса обвинение в неуплате налогов после покупки недвижимости. В результате Баскес угодил в тюрьму на два года, причем показания против него дал сам Зелл — только это позволило ему остаться на свободе. Любопытно, что Баскес, женатый на сестре Зелла, обиды не затаил: «У него не было выбора. Моя привязанность к нему нисколько не уменьшилась». «Танцор на могилах» После эпизода 1976 года Зелл стал действовать осторожнее, но темпа развития бизнеса не снизил. В 1981-м Сэм получил контроль над Great American Management & Investment — чикагским инвестиционным фондом недвижимости, испытывавшим финансовые трудности, но активы которого представляли интерес. Через некоторое время, когда чикагский фонд выбрался из кризиса, Зелл и Лурье, используя ресурсы фонда, купили еще несколько компаний. Инвестиционный бизнес двух предпринимателей в 1980-е шел по нарастающей, но уникальное деловое партнерство, которым гордились оба компаньона, распалось в 1990 году, когда в возрасте 48 лет Боб Лурье скончался от рака. Обычно разговорчивый, Зелл с трудом подбирает слова, когда в интервью его спрашивают об этой потере: «Его никто не заменит. За последние годы было много случаев, когда я жалел, что не могу поговорить с ним. Мне бы хотелось показать ему, чего мы достигли. Я несу ответственность перед Бобом и поэтому должен продолжать работать». И он продолжал работать, уже один. В своей среде Зелл заработал прозвище «танцор на могилах»: он скупал проблемные компании по бросовым ценам, а когда ситуация на рынке менялась в лучшую сторону, продавал их с большой выгодой. В сферу его интересов входила не только недвижимость. В 1990 году Сэм Зелл вместе с чикагским инвестиционным банкиром Дэвидом Шултом создал специальный фонд для покупки неблагополучных фирм. Одной из них стала крупная сеть радиостанций Jacor Communications, которая обошлась Зеллу всего в 79 млн долларов. В 1999 году он продал ее корпорации Clear Channel Communications уже за 4,4 млрд долларов наличными и акциями. Чистая прибыль фонда от этой сделки составила более 1 млрд долларов. В 1988-м, почувствовав, что на рынке начнется снижение цен на недвижимость, Зелл заключил альянс с инвестиционным банком Merryl Lynch. Долго ждать не пришлось. В 1991 году доля пустующих помещений достигла 19% — десятилетием раньше этот показатель составлял менее 10%. «Рынок недвижимости находился в состоянии депрессии» — так описывает тогдашнюю ситуацию Ричард Зальцман, президент инвестиционной фирмы Colony Capital из Лос-Анджелеса. В начале 1990-х Зелл и Merryl Lynch истратили около 4 млрд долларов, скупая резко подешевевшую недвижимость. Затраты полностью оправдались после того, как в середине 1990-х кризис закончился и цены вновь стали расти. Кусок долины с видом на будущее Самая значительная сделка состоялась в 2001 году, когда Зелл заплатил 7,2 млрд долларов за калифорнийскую Spieker Properties — компанию, в собственности которой находилась большая часть офисных помещений Силиконовой долины в Калифорнии (в этом районе традиционно обитают компании сектора hi-tech). Инвесторы восприняли эту сделку неоднозначно, особенно в свете кризиса в области высоких технологий. Но Зелл, которого трудно обвинить в симпатиях к новой экономике, всячески защищал свой выбор. По его мнению, все преимущества сделки станут очевидными только спустя годы, когда у конкурентов уже не будет шансов догнать его. Так или иначе, но слияние со Spieker Properties позволило Equity Office — первому из инвестиционных фондов недвижимости — войти в индекс Standard & Poor 500. Потратив значительные средства на стратегические покупки, Equity Office вынуждена была экономить на других вещах. В 2002 году компания открыла региональные офисы, отвечающие за обслуживание принадлежащей ей недвижимости (раньше каждое здание обслуживалось отдельной командой). По данным Ричарда Кинкейда, это позволяет Equity Office экономить 75–100 млн долларов ежегодно. Не так мало, если учесть, что в 2003-м расходы фонда на обслуживание недвижимости составили около 750 млн долларов. Другим источником средств для Зелла стала продажа неключевых активов в регионах, где прогнозируется замедление экономического роста — например, в Техасе и Северной Каролине. Конец эйфории В последние годы Зелл стал следить за собой и реже употреблять нецензурные выражения во время публичных выступлений, но, тем не менее, крепкие словечки то и дело срываются с его уст. Через два месяца после атаки террористов на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке Зелл поставил под вопрос целесообразность строительства подобных небоскребов. «Они были просто символами нашего образа жизни в обстановке эйфории, в которой мы жили и чувствовали себя неуязвимыми», — заявил он на конференции в Лос-Анджелесе. Несмотря на возраст (в сентябре 2004-го он отпраздновал 63-й день рождения), Зелл по-прежнему обожает гонять на желтом мотоцикле марки ST4s Ducati и однажды даже стал участником байкерского шоу в компании с полусотней других лихачей, называющих себя «Ангелы Зелла». Каждый год Сэм берет две недели отпуска, чтобы попутешествовать на своем мотоцикле в экзотических местах. В 2002 году он побывал во Вьетнаме. Эта поездка убедила его, что лучшие дни США еще впереди. «Весь мир хочет жить здесь, что бы там ни говорили, — делился он потом с корреспондентом журнала Forbes. — К середине века население Америки достигнет 500 млн человек». Значит, спрос на недвижимость никуда не денется, и Сэм Зелл будет готов ответить на него адекватным предложением.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!