Израильские отзвуки европейских проблем

 Песах АМНУЭЛЬ, Израиль
 29 октября 2015
 2614

В последние годы в Европу устремились сотни тысяч нелегальных переселенцев из стран Магриба и Ближнего Востока. Десятки утлых суденышек, сверх всякой меры нагруженных людьми, ежедневно пересекают Средиземное море, пытаясь пристать у берегов Италии или Франции. Перегруженные корабли тонут, гибнут люди, так и не сумевшие добраться до вожделенной Европы…

Беженцы — в подавляющем большинстве молодые мужчины. Женщин мало, детей еще меньше, стариков не видно совсем. От чего бегут эти люди, оставив своих матерей, жен, детей, родителей? От преследований? От войны? В прессе можно прочитать о «закате Европы», о грядущей «потере европейской идентичности».

А что Израиль? Наша страна ближе к воюющим странам Ближнего Востока, чем вожделенная Европа. Из стран Африки, где тоже воюют и убивают, до Израиля добраться проще, чем до Франции или Испании. Израиль — демократическая страна, подписавшая и ратифицировавшая в 1951 году Международную конвенцию о правах беженцев. Закон у нас такой же, как в Германии, Франции или Австрии: человека, бежавшего из своей страны из-за политических или иных преследований, нельзя без суда и следствия депортировать обратно. Вопрос в том, кого считать беженцем, кого — мигрантом, а кого — террористом, смешавшимся с толпой желающих лучшей жизни.

Первые шестьсот нелегальных мигрантов из стран Африки перешли израильско-египетскую границу на Синае в 2006 году, а в 2007-м этот поток уже составлял шестьсот человек в месяц и быстро усиливался. Говорили, что это беженцы из Дарфура, где их жизням реально грозила смертельная опасность, но на самом деле дарфурцев было не так уж много. Большая часть мигрантов прибывала из Судана и Эритреи. Четыре года спустя в Израиле насчитывалось больше 40 тысяч мигрантов из стран Африки, еще через два года это число перевалило за 60 тысяч, и впервые в своей истории Израиль оказался не готов решить эту новую, никогда прежде не возникавшую проблему.

Подписав конвенцию о правах беженцев, Израиль обязался помогать иностранцам, бежавшим от репрессий и преследований. Когда таких беженцев можно было пересчитать по пальцам, миграционная служба с проблемой справлялась. Но десятки тысяч человек, не имевших отношения к еврейскому народу и, более того, в большинстве не имевших возможности доказать факты их преследования, стали угрозой для нормальной жизни страны. Поскольку подавляющее большинство нелегалов пересекало израильскую границу со стороны Синая, там было построено проволочное заграждение длиной более 140 километров. Стоил этот забор более миллиарда шекелей, но сберег казне еще большие деньги, поскольку количество беженцев уменьшилось во много раз: 6357 в 2012 году и всего 36 — в 2013-м.

Почти все африканцы оседали в Южном Тель-Авиве, где возникло своеобразное африканское гетто. Мигранты снимали здесь квартиры, открывали свой бизнес — магазинчики, кафе. Появились даже детские сады и поликлиники. Ни у кого из новоприбывших не было постоянного статуса. Они не имели (и не имеют) медицинской страховки, а их маленькие дети (до трех лет) не могут посещать детские учреждения. Без помощи африканцы не остаются — помогают добровольцы из правозащитных организаций, и надо сказать, что большая часть израильтян относится к правозащитникам с предубеждением, полагая их «агентами Евросоюза», поскольку многие правозащитные организации финансируются именно Евросоюзом.

Министерство внутренних дел проводит политику помощи всем, кто согласится уехать из Израиля в третью страну, которую официально не называют, но в прессе можно найти упоминания о том, что это, по-видимому, Руанда. Согласившиеся на отъезд получают подъемные — несколько тысяч долларов. Израиль уже покинули более 15 тысяч африканцев, и число их в стране уменьшилось примерно до 45 тысяч.

Несколько раз африканцы устраивали в Тель-Авиве акции протеста, требуя, чтобы государство немедленно предоставило всем статус беженца. Однако мало кто может доказать, что такой статус ему положен. И хотя правозащитные организации поддерживают африканских мигрантов в их «справедливой борьбе», полиция неизменно разгоняет демонстрации, если протесты перестают быть мирными. После одной из таких демонстраций премьер-министр Нетаниягу выступил с заявлением: «Я хотел бы, чтобы они поняли: протесты и забастовки не помогут. Это не беженцы, а люди, нарушающие закон, и с ними поступают в полном соответствии с законом».

Африканцы утверждают, что все они — беженцы, однако на самом деле прошения о присвоении статуса беженца подали около 7,5 тысяч человек, причем всего 13 (!) прошений было удовлетворено, около трех тысяч отклонено, остальные пока рассматриваются.

Не всем африканцам везет: многие после незаконного пересечения границы попадают в построенный в Негеве лагерь беженцев «Холот». В лагере есть все необходимое для жизни. Обитатели лагеря получают 500 шекелей в месяц. Жить-то можно, но при этом «Холот» — место заключения, и невозможно содержать там кого бы то ни было без судебного решения. Кнесет трижды принимал поправки к Закону о предотвращении незаконного проникновения на территорию Израиля, пытаясь дать юридическое обоснование содержанию африканцев в лагере «Холот».

Сначала речь шла о возможности неограниченного срока содержания нарушителей границы, однако Высший суд справедливости эту поправку опротестовал, и кнесет принял другую, ограничив пребывание в «Холоте» сроком в 20 месяцев. Эта поправка была опротестована правозащитниками, и Высший суд справедливости потребовал от законодателей, чтобы максимальный срок содержания нелегалов в лагере не превышал одного года. Поправку кнесет утвердил, и в конце августа из лагеря «Холот» были освобождены 1200 человек.

Правозащитники требовали вообще закрыть «Холот», но судьи Высшего суда справедливости единогласно постановили, что существование таких лагерей не противоречит закону, если ограничить срок содержания, что кнесет и сделал.

Ситуация противоречивая. С одной стороны, Израиль обязан соблюдать конвенцию 1951 года и, если уж допустил на свою территорию мигрантов, должен предоставить им все права. С другой стороны, как сказал Нетаниягу на заседании правительства, «Израиль — очень маленькая страна, лишенная демографического или географического тыла». «Мы не равнодушны к человеческой трагедии беженцев, — добавил премьер-министр, — мы самоотверженно оказали помощь тысяче раненых в боях сирийцев, помогли им восстановиться».

Нетаниягу, таким образом, обозначил еще одну сторону проблемы беженцев и нелегалов. Европа с этой проблемой не сталкивается (пока, во всяком случае), а Израилю приходится. С начала «арабской весны» Израиль старается не делать ничего, что могло бы быть оценено как вмешательство во внутренние конфликты соседних с нами стран. В частности, Израиль никак не реагировал на события, происходящие в Сирии, где Асад воюет с силами оппозиции, а те в свою очередь сражаются не только с Асадом, но и друг с другом. В конфликте участвуют и «Хизбалла» (на стороне Асада), и «Исламское государство» (против Асада). Стычки и бои происходят на сирийской части Голанских высот в непосредственной близости от нашей границы, и случается, что в Израиль залетают снаряды и мины.

Израиль в таких случаях отвечает артиллерийским огнем. Однако случается, что к Израилю обращаются из Сирии, если нужно оказать помощь раненым, и в этих случаях Израиль из сугубо гуманитарных соображений помощь оказывает. В израильских больницах (в основном в Цфате и Хайфе) оказали медицинскую помощь более чем тысяче раненых из Сирии. После лечения их отправляют обратно, но возникают вопросы. Нет ли среди раненых, например, боевиков «Исламского государства»? Не случится ли так, что, выздоровев, кто-нибудь откажется возвращаться в Сирию? Не получит ли Израиль в результате вторую волну беженцев — на этот раз из враждебной страны? Не окажется ли Израиль против воли втянут в совершенно не нужный конфликт?

Вопросы не праздные, и, не исключено, — более важные для Израиля, чем проблема африканских нелегалов. Произошедший в августе на Голанах инцидент еще более обострил и без того непростую ситуацию. На Голанах живет община друзов, многие родственники которых проживают в Сирии — совсем рядом, но за границей. Сирийских друзов гражданская война коснулась самым непосредственным образом: боевики «Исламского государства» угрожают вырезать всю общину. Израильские друзы уже обращались к Нетаниягу с просьбой помочь сирийским родственникам, но получили отказ все по той же причине: из-за нежелания оказаться стороной в конфликте.

А как же раненые, которых лечат в Израиле? «Это сугубо гуманитарная акция, — объясняют в армии. — Медицинскую помощь нужно оказывать всегда, когда за такой помощью обращаются. Даже если обращается враг. Лечат же в израильских больницах хамасовцев из Газы». Такое объяснение израильских друзов не устраивает — им не до тонкостей гуманитарной политики. В августе, когда «амбулансы» везли от сирийской границы трех раненых сирийцев, друзы напали на машины и учинили самосуд, в результате которого один из раненых скончался. Конфликт удалось погасить, но надолго ли? И вопрос, не окажется ли Израиль вынужден принять на своей территории сирийских беженцев, остается открытым.

А есть еще беженцы из других арабских стран, также охваченных войной! В соседней Иордании нашли временный приют сотни тысяч беженцев из Сирии. Понятны опасения израильских властей и желание сделать границу с Иорданией такой же неприступной, как нынешняя граница с Египтом, перекрытая забором. В начале сентября начато строительство аналогичного забора на иорданской границе. Первый участок длиной 30 км пройдет от Эйлата до Тимны, где будет построен новый аэропорт. Ожидается, что полная протяженность забора составит 235 км, а стоимость строительства — 3 миллиарда шекелей. На иорданской границе пока спокойно, но ситуация такова, что все может измениться в считанные дни и даже часы.

Если военное руководство предпринимает все возможное, чтобы воспрепятствовать незаконному пересечению израильской границы, то политики продолжают играть в свои игры, делая заявления, которые, с одной стороны, соответствуют нашим гуманистическим принципам, но с другой — обостряют до предела и без того сложную ситуацию, связанную с приемом беженцев. Представитель партии «Мерец» заявил, например, что «еврейское государство с моральной точки зрения обязано участвовать в решении проблем беженцев». А лидер оппозиции, председатель партии «Сионистский лагерь» (бывшая «Авода») Ицхак Герцог утверждает, что «руководители еврейского народа не имеют права закрывать ворота и сердца перед людьми, которые спасают свою жизнь и жизнь своих детей». «Израиль, — добавил Герцог, — должен принять беженцев из Сирии, не ограничиваясь гуманитарными мерами вроде лечения раненых сирийцев».

Надо полагать, Герцог понимает, чем может стать для Израиля ­наводнение страны тысячами беженцев из Сирии и других арабских стран. В начале октября в Израиле вспыхнула новая волна террора. «Объятые ненавистью террористы атакуют всех без разбору: и военнослужащих, и гражданских лиц - женщин, мужчин, детей, - заявил Б. Нетаниягу. - Но мы всегда умели противостоять терроризму и строить нашу страну - выстоим и сейчас!»

Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!