РУССКАЯ ПОЭТЕССА ИЕРУСАЛИМА

 Леонид Гомберг
 24 июля 2007
 3901
В московском арт-кафе «Билингва» прошла презентация книги «Избранное» израильской поэтессы Зинаиды Палвановой. Совместное детище российского издательства «Критерион» и израильского «Скопус», надо сказать, замечательно во всех отношениях — и литературном, и художественном, и полиграфическом. О стихах Палвановой речь впереди. Пока же стоит особо отметить рисунки Вениамина Клецеля — лаконичные, неожиданно выразительные в своей ясной определенности — художника, с которым поэт работает давно и плодотворно
В московском арт-кафе «Билингва» прошла презентация книги «Избранное» израильской поэтессы Зинаиды Палвановой. Совместное детище российского издательства «Критерион» и израильского «Скопус», надо сказать, замечательно во всех отношениях — и литературном, и художественном, и полиграфическом. О стихах Палвановой речь впереди. Пока же стоит особо отметить рисунки Вениамина Клецеля — лаконичные, неожиданно выразительные в своей ясной определенности — художника, с которым поэт работает давно и плодотворно. Зинаида Палванова — дочь каракалпака и еврейки, русская поэтесса из Иерусалима — родилась в Мордовии в семье «врагов народа», отбывших срок в печально известном Темлаге. Она выросла за «сотым километром» в Подмосковье, окончила знаменитую «Плешку» — МИНХ им. Плеханова, публиковалась в российских и израильских журналах, издала семь поэтических сборников, активно сотрудничала с журналом «Алеф». Стихи в «Избранном» разделены на пять разновеликих глав по хронологии, и названия их столь значимы, емки и конкретны, что предстают вехами целой жизни: «Серебряные лужи» (60-е годы), «Любовь одиноких» (70-е), «Яблоко от яблони» (80–е), «Еще одна жизнь» (90-е), «Лиха беда — начало века» (2000-2004). Автор предисловия к книге и ведущий вечера поэт Дмитрий Сухарев назвал лирику Палвановой «тихой»; и в этом определении ненавязчивой тенью промелькнул отголосок давней полемики «шестидесятников»: что это — «тихая» поэзия? «Голоса она не форсирует, руками не размахивает. Для нее приоритетны оттенки и полутона, ключевые слова здесь — мера, деликатность», — пишет Д. Сухарев. Все так. Но... Тихий голос поэта звучит непреклонно — в нем стойкость иерусалимцев. Интонация Палвановой завораживает; интонация — в широком смысле: и поэтическая, и человеческая... Ну какие, черт возьми, стихи можно написать о теракте? Вот стихотворение «9 августа 2001 года»:
Теракт в центре Иерусалима. Страна впилась в телевизоры. Все экраны в крови. Звонки телефонные — один за другим, израильские, московские, американские... Как в день рождения.
«Это Иерусалим говорит русскими стихами, — сказала в своем выступлении на презентации известная московская поэтесса, главный редактор журнала «Кольцо А» Татьяна Кузовлева. — Много общего между Москвой и Иерусалимом сегодня... Стихи продолжают души тех, кого мы теряем... Мостик между жизнью и смертью поддерживает Зинин голос». Еще с советской поры издание «Избранного» означало для поэта подведение предварительных итогов и обычно связывалось с неким значительным юбилеем. Такой юбилей у поэтессы недавно миновал, Дмитрий Сухарев обозначил его уклончиво «зрелым возрастом от 30 до 40». Ну да Б-г с ними, женскими юбилеями! Говоря о стихах Палвановой, совсем не хочется впадать в раж «датской» риторики и распространяться о «творческом подъеме» и «неувядающем таланте». Ее голос, который Татьяна Кузовлева назвала врачующим, остался в новом веке таким же чистым и строгим, как и в середине века прошедшего. Искушенная московская публика, собравшаяся в этот вечер в «Билингве», внятно слышала в ее интонациях послание далекого и такого вдруг близкого Иерусалима.
Странствий мы напоследок желаем и по-детски терзаем глобус... Ранним утром я села в автобус и поехала в Ерушалаим. Суетливого дня пришествие стало — медленное отплытие, стало — бережное открытие, стало — длительное путешествие. Молодое солнце нежгучее там, за вЕками, означало упоительное начало, долгожданное и могучее. А на въезде в Ерушалаим я проснулась до поворота. Я проснулась — и жить охота. Я проснулась — Ерушалаим!
В названии книги «Избранное» Зинаиды Палвановой имеется подзаголовок: «Стихи 1964–2004 гг.» Сорок лет «длительного путешествия» никак не отразились на свежести мировосприятия поэтессы. Ее главные открытия впереди.
Фото Яны Маевской



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции