Еврейская «метла»

 Александр ЛОКШИН, Россия
 23 июня 2007
 2904
Осенью 1906 года в Петербурге газета «Дер безим», что в переводе с идиша означает «Метла», впервые стала печатать политические карикатуры. «Год конституции и погромов» — так кратко и емко в одном из своих писем назвал то время Шолом-Алейхем. Годы первой русской революции были одним из самых трагических периодов в истории шестимиллионного еврейского народа в имперской России.В то же самое время шел процесс возникновения еврейской общественно-политической жизни.
В манифесте, подписанном вечером 17 октября 1905 г., царь Николай II объявлял о «даровании» народам империи незыблемых основ гражданской свободы «на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов».

Манифест был обнародован на следующий день после подписания — 18 октября.

Народ заговорил, но то были по большей части крики ненависти и угрозы в адрес евреев. Прокатилась волна кровавых еврейских погромов. Количество жертв исчислялось тысячами. Дубнов описал в дневнике, что случилось в последующую неделю, которую он позже назовет «страшными днями», а еврейская пресса тех лет — «дер блутикер тег» — «кровавыми днями». Историк писал: «Свободная Россия и одолевающая ее варварская кровожадная Россия! Небывалая кровавая контрреволюция, перед которой бледнеет Вандея, и кто же ее главные жертвы? Евреи. Дни 18-25 октября – сплошная Варфоломеевская ночь, и она еще не кончилась».

Как уже не раз бывало в давнее и новое время, еврейская кровь стала смазочным материалом теперь уже для жерновов российского исторического процесса. Именно в то страшное и бурное время возникла острая, разящая политическая карикатура. В обеих столицах и в провинции появилось большое число сатирических журналов. И русских, и еврейских. За два года увидело свет пятьдесят еврейских сатирических изданий! Их было не намного меньше, чем русских, а по тиражу русская и еврейская сатирическая периодика могли и посоперничать.

Кровавые погромы, позорная русско-японская война, бездарное правление царизма, и его репрессии, провал Манифеста 17 октября, продажность царских министров, слабость Государственной Думы — все эти и другие явления российской политической жизни находились в сфере внимания еврейских изданий.

Правда, большинство журналов и сатирических листков оказались недолговечными. Но нашлись и такие, которые, невзирая на черносотенные угрозы и цензурные репрессии, штрафы и тюремное заключение сотрудников, смогли продержаться и более длительный период. Внимание именно тогда народившегося нового еврейского читателя привлекали, например, «Дос Лебн» («Жизнь») и «Дер Фрайнд» («Друг»). А в 1906 г. «Дер Безем» — сатирическое приложение к газете «Дос Бебн» начало печатать политические карикатуры.

Автором большинства карикатур был живописец и график, в те годы учащийся С.-Петербургской академии художеств Арнольд Борисович Ляховский (1880-1937). Биографических сведений о нем немного. Известно, что некоторое время он провел в Эрец-Исраэль, затем вернулся и продолжил обучение в академии. Как и многие художники того неординарного времени, Ляховский участвовал в художественных выставках группы «Мир искусства», которой руководили Сергей Дягилев и Александр Бенуа.

Дата смерти Ляховского — 1937 год. Этот год известен как апогей большого террора в Советском Союзе. В свои молодые годы Ляховский создал значительное число карикатур как для русских, так и для еврейских журналов, в том числе и для петербургского сатирического еврейского журнала «Дер Шейгец» («Сорванец»).

Показательно, что в сатиру на российские политические порядки вводились образы, понятные тогда каждому еврею. Одной из наиболее удачных карикатур следует признать карикатуру «Сукко». Она появилась как раз на праздник Суккот осенью 1906 г. Художник изобразил российскую самодержавную бюрократию в виде борова, который привалился огромным боком к трещащей по всем швам и готовой рухнуть сукке, которая на рисунке напоминала Таврический дворец. Ведь именно в нем проходили заседания первого российского парламента – Государственной думы.

Объектом сатиры становились не только российские политические порядки. «Истинно русские люди» входили в черносотенный «Союз русского народа», который на поверку оказался «Союзом русских хулиганов». Они пытались из ведра залить свет свободы, восходящий над Россией.

Объектом сатиры были также еврейские политические партии и их лидеры. Карикатура, названная «К созыву достиженцев» (дергрейхерс»), требует комментария, иначе может оказаться непонятной современному зрителю. Герой карикатуры — весьма умеренный и недолговечный «Союз для достижения полноправия еврейского народа в России», основанный в Вильне в марте 1905 г. Его участники, которых еврейская политически активная публика с некой иронией прозвала «достиженцами», по партийным симпатиями были сионистами, автономистами и близкими к кадетам членами «Еврейской народной группы».

На карикатуре изображены три фигуры. Две из них вполне реальные – лидеры «Союза полноправия» — сионист Шмария Левин и организатор «Еврейской народной группы» Максим Винавер. «Союз» рассчитывал добиться политических и национальных прав для русского еврейства. Но не в борьбе, а каким-то особым и никому не ведомым образом. При том, как показывает карикатура, руководители «Союза» не договорились между собой, какую именно цель поставить в центре своей деятельности: добиваться достижения еврейского национального представительства в Думе или поставить во главу угла сионистское решение еврейского вопроса. Вот почему Левин пытается дотянуться до изображения Палестины, обрамленной шестиконечной звездой Давида. А низкорослый Винавер, вынужденный встать на стул, тянется к изображенному парящим в вышине министерскому креслу. Третья фигура, являющая собой некий обобщенный образ, сжав одну руку в кулак, в другой держит флаг, на котором на идише начертан призыв: «Рабочие, объединяйтесь!». Главный герой карикатуры — именно он, протестующий рабочий.

В отличие от реальных персонажей, стремящихся, по мнению карикатуриста, к недостижимым целям, у абстрактного рабочего больше шансов на успех. У него мощный кулак и социалистический призыв. Но и он стал объектом иронии. Неловкая поза и гипертрофированные черты лица в сочетании с бодрящим лозунгом выглядят достаточно комично. Возможно, в этой карикатуре сатира направлена не только против конкретных личностей, но и против странного и противоестественного союза трех персонажей. Можно предположить, что «Дер безем» выражает скепсис не только по поводу жизнеспособности социализма, сионизма и оппозиционной политики, но и сомневается в самой возможности согласия между этими весьма далекими друг от друга политическими течениями.

На какого читателя ориентировалась еврейская сатирическая периодика? Ответ на этот вопрос может дать уже знакомая нам фигура еврейского мастерового, изображенная на карикатуре, посвященной «достиженцам», и ставшая, говоря современным языком, брендом «Дер безем». Дворник держит в руках метлу. Его облик напоминает уже знакомого нам рабочего с флагом. Лишь на первый взгляд этот дворник призван забавлять зрителя. Присмотревшись, замечаешь: его отличает решительность и даже свирепость. Наш дворник готов смести все на своем пути. При этом видно, что он соблюдает еврейские традиции: кипа, борода, пейсы, длиннополый кафтан.

…Прошло сто лет. И невольно спрашиваешь себя: а где же ныне еврейская карикатура, имеющая столь богатое наследие? Еврейская печать в России есть, а карикатуры нет. Впрочем, это тема совсем для другой статьи.



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!