Заседание продолжается

 Песах Амнуэль
 3 августа 2016
 1774

Сформировав полтора года назад, после внеочередных выборов, новую правящую коалицию, премьер-министр Биньямин Нетаниягу, конечно, понимал, насколько эта коалиция ­неустойчива. У Нетаниягу было в кнесете большинство, но всего в два голоса: 61 против 59. Достаточно было хотя бы одному депутату от коалиции не явиться на голосование, и никакие важные для страны законы принять было бы невозможно. Конечно, чрезвычайно редко на заседания являются все депутаты, гораздо чаще зал наполовину пуст (или наполовину полон — кому как нравится), но и тогда решения обычно принимаются с незначительным перевесом коалиции над оппозицией.  

Естественно, с самого начала новой каденции Нетаниягу прилагал усилия для расширения коалиции. То и дело шли разговоры о создании правительства национального единства с партией «Сионистский лагерь» (бывшая «Авода», усиленная партией «А-Тнуа»). О присоединении к коалиции партии «Наш дом — Израиль» речь не шла: слишком уж резкими были выступления Авигдора Либермана против «Ликуда» в целом и особенно против Нетаниягу лично. Либерман обвинял главу правительства чуть ли не во всех смертных грехах и требовал его немедленной отставки, поскольку Нетаниягу ни на что не способен: ни справиться с террором, ни победить «Хамас», ни провести пенсионную реформу.
Тем не менее именно партия Либермана стала новым членом коалиции, а вовсе не «Сионистский лагерь». Чисто арифметически: с «Сионистским лагерем» коалиция имела бы в кнесете устойчивое большинство: 85 голосов против 35, а с шестью голосами НДИ — 67 против 53, что, конечно, лучше, чем 61:59, но не настолько, чтобы премьер-министр перестал беспокоиться за судьбу правительства до конца нынешней каденции.
Гораздо важнее, однако, что соглашение с НДИ сделало коалицию значительно более правой, чем раньше. И еще более важно, что, согласно новому коалиционному соглашению, Либерман получил пост министра обороны, а израильтянам, достигшим пенсионного возраста, но не сумевшим отложить денег на приличную пенсию, была обещана добавка к пособию по старости. В НДИ говорят о «победе пенсионной реформы» но по сути речь идет о добавочных суммах к пособиям, выплачиваемым Институтом национального страхования.
Будучи опытным политиком, Либерман выбрал подходящий момент, чтобы объявить: партия «Наш дом — Израиль» готова к коалиционным переговорам. Произошло это именно тогда, когда разногласия между Биньямином Нетаниягу и министром обороны Моше Яалоном достигли критической точки, и отставка министра стала практически неизбежной. Поводом послужило то, что Яалон поддержал заместителя начальника Генерального штаба генерала Голана, допустившего неуместные высказывания в День памяти жертв Катастрофы европейского еврейства. Причиной же было то, что Яалон начал открыто претендовать на лидерство в «Ликуде» (конечно, после того как он выйдет в отставку и займется политической деятельностью). Когда об отставке Яалона заговорили как о почти свершившемся факте, Либерман и предложил премьер-министру провести переговоры о вхождении НДИ в коалицию, поставив два основных условия: лидер НДИ должен стать министром обороны, а пенсионеры — получить давно обещанные пенсионные условия.
Нетаниягу изначально не возражал против замены Яалона Либерманом, но Министерство финансов во главе с Моше Кахлоном решительно отказывалось выполнить требование НДИ о значительном повышении пособий. Впоследствии Либерман говорил, что его партии удалось добиться полного успеха и выполнения всех требований. Журналисты же указывали, что НДИ требовала увеличения ежегодного бюджета на пособия на 2–2,5 миллиарда шекелей, а получила всего 1,4 миллиарда, причем эта сумма будет включена в бюджет только с 2020 года.
В 2017 году бюджет будет увеличен на несколько сотен миллионов шекелей и в дальнейшем каждый год станет возрастать, пока в 2020-м не достигнет 1,4 миллиарда. На какую сумму увеличится пособие каждого пенсионера — ответа пока нет, поскольку для расчета конкретных чисел чиновникам Министерства финансов придется потратить не одну неделю — речь ведь не идет о том, чтобы все разделить поровну: одни категории пенсионеров получат больше, другие меньше, согласно разно­образным критериям…
Как бы то ни было, нынешняя договоренность об увеличении материальной помощи людям пенсионного возраста — далеко не та пенсионная реформа, о которой много лет говорила партия НДИ. По словам Либермана, то, чего НДИ удалось добиться, — максимум возможного, и ни одна из партий за десятки лет не смогла добиться ничего подобного. По оценкам комментаторов, однако, ежегодная сумма в 1,4 миллиарда шекелей уже была в распоряжении Министерства финансов, и в результате Кахлону даже не пришлось «поступиться принципами»: он мог выделить эту сумму и раньше, но выделил сейчас, дав возможность НДИ записать это достижение в свой актив.
Не менее важным результатом коалиционных переговоров стало назначение Авигдора Либермана министром обороны. Будучи в оппозиции, Либерман неоднократно обвинял Нетаниягу в полной неспособности справиться ни с террором в Израиле, ни с «Хамасом», творящим произвол в секторе Газа и не признающим за Израилем права на существование. О том, что «”Хамас” нужно лишить власти», Либерман говорил и ранее, когда был министром иностранных дел в правительстве Нетаниягу. Говорил и в дни, когда проходила операция «Нерушимая скала». «Хамас» тогда был сильно потрепан, но у власти остался, и Либерман обвинял в этом министра обороны Яалона и премьер-министра Нетаниягу. Теперь, когда руководить министерством обороны стал сам Либерман, следует ли ожидать, что «Хамас» будет наконец побежден? И следует ли ожидать осложнений в отношениях с Египтом, поскольку Либерман не так давно воинственно заявлял: «У нас есть ракеты, способные поразить Асуанскую плотину»?
Многие обозреватели и политики (как слева, так и справа) опасаются, что на посту министра обороны Либерман наломает дров не только из-за своих воинственных взглядов, но и потому, что человек он сугубо гражданский и не разбирается в делах армейских.
Опасения справедливы, однако Ариэль Шарон слыл «ястребом», но, став премьер-министром, вывел ЦАХАЛ и еврейские поселения из сектора Газа. Не только Шарон — многие боевые генералы, не дававшие арабам спуску на полях сражений, становились «голубями» или центристами, когда после отставки начинали заниматься практической политикой. Сам Либерман известен тем, что в середине 1990-х утверждал, что «правее его только стенка», но становился едва ли не левым, когда этого требовала, с его точки зрения, политическая ситуация.
Одно дело — требовать победы над «Хамасом», поскольку это не может не нравиться израильтянам, живущим под постоянным прессингом хамасовских ракет и воинственных заявлений Исмаила Хание. Другое дело — понимать, чем грозит Израилю такая победа и почему ни Нетаниягу, ни Яалон, имея возможность победить (армия могла «сбросить» «Хамас» в течение максимум нескольких дней), к этой победе вовсе не стремились. Либерман, надо полагать, понимал это всегда, но, будучи в оппозиции, предпочитал популистские высказывания.
Став министром обороны он, скорее всего, будет использовать другую риторику. «Хамас», наученный горьким опытом столкновений с ЦАХАЛом, не стремится сейчас к прямой конфронтации и удерживает (насколько это получается) от «войны с сионистами» множество исламистских организаций, действующих в Газе и постоянно рвущихся в бой. Уйди «Хамас» (да, это наш враг, но, по крайней мере, достаточно предсказуемый), и в секторе Газа начнется борьба за власть. Каждая из террористических ячеек будет стремиться показать, насколько она крутая. Не исключено (а скорее, наиболее вероятно), что после «Хамаса» к власти в секторе Газа придут силы, присягнувшие «Исламскому государству».
Понимает это Либерман? Безусловно. И потому, оказавшись на посту министра обороны, будет говорить и тем более действовать сообразно государственной необходимости, а не собственным популистским лозунгам, от которых он, кстати, уже начал (не очень это афишируя) отказываться. Либерман публично принес извинения Нетаниягу за свои нелицеприятные высказывания в его адрес и добавил: «Моя ответственность — проведение сбалансированной политики, которая должна обеспечить стабильность нашему региону и нашей стране».
Вполне вероятно, что министр обороны Авигдор Либерман будет действовать прежде всего в интересах государства и в согласии с премьер-министром, вопреки своим былым высказываниям. О многих своих заявлениях нынешний Либерман не вспоминает — например, о том, что Израилю жизненно необходима реформа системы власти. Находясь во власти, нелогично требовать изменений в системе этой власти…
Возможно, новая коалиция позволит правительству Нетаниягу удержаться до окончания каденции — впервые за многие годы в Израиле не будет досрочных выборов в кнесет. 
Впрочем, ничего нельзя утверждать наверняка. Разве что — надеяться…
Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции