«Александр Зайд, страж в Израиле»

 Семён Киперман
 6 сентября 2016
 2982

Александр Зайд родился в 1886 году в городке Балаганске Иркутской области. Его отец был ашкеназским евреем, уроженцем Литвы, сосланным в Сибирь за революционную деятельность, а мать — местной субботницей из большой общины субботников, русских по происхождению, сосланных в Сибирь за свою приверженность иудаизму. В трехлетнем возрасте он потерял мать — ее убили бандиты. Когда истек срок ссылки, отец и сын вернулись в Вильно, но в 15 лет Александр остался круглым сиротой. А дальше судьба свела его с Михаилом Гальпериным, одним из выдающихся представителей первой алии (1882–1903) — большой волны репатриации евреев в Эрец Исраэль.   

Вернувшись из Палестины, Гальперин ездил по городам империи, призывая еврейских юношей и девушек к возвращению в Сион. «Он добровольно возложил на себя обязанность воспитывать нас для Земли Израиля. Он выбрал 30 человек и занялся нами особо. В каждый канун субботы мы уходили за город, занимались там спортом, а потом садились в кружок, и Гальперин рассказывал нам о социализме, но главным образом о Палестине. И — об арабах. Он стремился подготовить нас к новой жизни в той стране, к труду на земле и к ее защите», — из воспоминаний Александра Зайда.
Юноша увлекся идеями сионизма и в 1904 году приехал в Палестину, работал на винном заводе в Ришон ле-Ционе. В то время еврейские поселения и посевы, виноградники и стада охранялись наемными стражниками из бедуинов, черкесов, арабов, которые грабили своих нанимателей, а за беспомощность в военных делах обзывали евреев «детьми смерти».
Сильный, здоровый молодой человек, не привыкший уступать дорогу, не мог примириться с этим. Летом 1906 года Зайд, охраняя виноградники в Зихрон-Яакове, попал в засаду арабских грабителей, получил тяжелое ранение в голову, но не оставил свой пост. Зайд понял, что рассчитывать можно только на себя. Он и его товарищи переняли обычаи бедуинов, их одежду, оружие и приемы борьбы. Ночами они дежурили возле поселений на своих породистых скакунах и не только отбивали нападения разбойников, а гнались за ними десятки километров, порой далеко за Иордан, чтобы вернуть награбленное.
Если прежде бедуины презирали евреев, не умевших защищаться, то теперь стали уважать этих отважных бойцов, которые могли постоять за себя. Александр Зайд вспоминал: «Однажды в Реховот явились бедуины из Негева. Их встретил Мендл Португали… Бедуины удивленно посмотрели на молодых вооруженных парней, слова застыли у них на губах, на лицах появилось почтительное выражение. Вдруг шейх схватил Португали за руку: “Кто вы?” – “Мы евреи”. – “Евреев мы знаем. Но кто вы?” – “Мы те, кого ты знаешь”. – “Нет! — сказал шейх. — Я скажу вам, кто вы. Когда-то здесь жил народ — сыны Израиля. Вы — сыновья этих сынов”».
В 1907 году Александр Зайд вместе с еще шестью товарищами, среди которых был и будущий второй президент страны Ицхак Бен-Цви, создали отряд самообороны под названием «Бар-Гиора» в честь Шимона Бар-Гиоры, героя Первой Иудейской войны 
(66–77 годы н.э.). Члены «Бар-Гиоры» охраняли два поселения в Нижней Галилее.
Спустя два года отряд слился с новой организацией «Ха-Шомер» («Страж»), созданной Исраэлем Шохатом и его женой Маней. «­Ха-Шомер» скоро стал заметным фактором в жизни еврейского ишува. Из воспоминаний Ципоры Зайд: «Жили мы тогда в шалашах в винограднике Реховота... В конце лета состоялось ежегодное собрание‚ на которое съехались дозорные “Ха-Шомера” со всей страны. По окончании встречи Исраэль Шохат скомандовал: “Жениться!” ... Расставили между эвкалиптами фонари‚ свадебный балдахин раскинули на четырех ружьях‚ пары по очереди становились под него‚ и единственное кольцо переходило от одной пары к другой. Поздравления‚ стрельба из ружей‚ очередная пара занимала место под свадебным балдахином: Мендл Португали‚ Залман Усышкин‚ я с Александром‚ но... Неожиданно прискакал всадник из Хадеры‚ закричал: “Арабы напали на поселение!” И сейчас же все женихи вскочили на лошадей и помчались на помощь в Хадеру».
В 1914 году в организации «­Ха-Шомер» состояло около 40 членов и было 50–60 кандидатов. Кандидат в члены «Ха-Шомер» должен был пройти годичное испытание; принятие в члены общества было обусловлено поддержкой не менее двух третей постоянных членов; голосование проводилось на ежегодных собраниях организации, и новые члены должны были принять присягу. Международное сионистское движение оказывало организации всяческую поддержку.
Школу «Ха-Шомер» прошли многие выдающиеся политические деятели. Например, первый премьер-министр Израиля Бен-Гурион говорил, что это были «счастливейшие дни моей жизни». С начала Первой мировой войны «Ха-Шомер» был вынужден уйти в подполье. Приблизительно в это время Александр Зайд и его жена Ципора основали кибуц Кфар-Гилади, ставший центром подпольной деятельности «Ха-Шомер». Интересно, что «Ха-Шомер» возражал против разведывательной деятельности в пользу Британии, считая, что это ставит под угрозу ишув.
В 1920 году «Ха-Шомер» прекратил свое существование в качестве самостоятельной организации. Была создана новая оборонительная система — «Хагана». Зайд поддержал требование Давида Бен-Гуриона о слиянии с «Хаганой». А так как большинство членов Кфар-Гилади были против, Александр и его жена Ципора в 1926 году переехали в Изреельскую долину. Там Зайд служил охранником и смотрителем земель Еврейского национального фонда.
В 1933 году с одобрения Национального совета ишува было создано военизированное объединение охранников — «Агудат ха-шомрим», им руководил Александр Зайд. Бойцы объединения уже не только охраняли сельские поселения, но и несли охрану границ, составляя ядро «Хаганы» — предшественницы Армии обороны Израиля.
В начале 1930-х годов, увлекшись археологией, Зайд одним из первых обнаружил еврейские захоронения в пещерах Бейт-Шеарим, относящиеся к первому тысячелетию нашей эры. Первые археологические исследования в городе мертвых Бейт-Шеарим проводились еще в 1871 году Британским фондом изучения Святой земли. Зайд обнаружил пещеры с некрополем в 1936 году, и именно благодаря его находкам начались серьезные археологические раскопки под руководством приглашенного профессора Тель-Авивского университета Биньямина Мазара, нашедшего саркофаги, оссуарии (ларцы для хранения костей умерших), надписи и рисунки.
Александра Зайда уважали бедуины из окрестных сел, он свободно говорил по-арабски. Когда по ишуву прокатилась волна еврейских погромов, к нему пришел бедуин Рашид предупредить об опасности и, уверенный, что Зайда ожидает смерть, предложил забрать его двух малышей, но Александр разжег костры вокруг холма, и на черный дым примчались другие стражи Галилеи. Все вместе отбили нападение арабов.
Зайда нередко встречали в бедуинских стойбищах и арабских деревнях как дорогого гостя. Но он следил за порядком, мешал местным бедуинам воровать скот из еврейских поселений, предотвращал нападения на евреев. И за ним началась охота. Дважды он побеждал. На третий раз, 11 июня 1938 года, когда Александр отправился на помощь своим бойцам в кибуц Алоним, арабские бандиты устроили засаду и убили Александра Зайда. Ему было 52 года…
Александра Зайда застрелил главарь банды‚ а отомстил за убийство Ицхак Ханкин‚ для которого Зайд был вторым отцом. Ицхак Ханкин вспоминал: «Подбираюсь с подветренной стороны к шатру‚ разбрасываю там перец‚ чтобы собаки не смогли взять след. Вхожу в шатер. Убийца сидит среди гостей и посасывает кальян. Спрашиваю: кто здесь Касем Табаш? Встает‚ идет ко мне. “Привет от Зайда!” — говорю я и всаживаю в него три пули... Всё заняло считанные мгновения. Гости и с места сдвинуться не успели. Собаки бросились на нас‚ но сразу зачихали от попавшего в нос перца. Потом так же чихали собаки англичан и не нашли никаких следов».
На похороны Зайда собрались сотни людей со всех концов страны. Ицхак Бен-Цви произнес трогательные слова: «Я пришел не оплакивать тебя, потому что не оплакивают солдата, павшего на фронте. Я пришел попрощаться с тобой, брат мой Зайд. Ты — камень, один из камней в фундаменте нашей будущей жизни». На вершине холма с видом на Изреельскую долину установлена бронзовая статуя Александра Зайда верхом на лошади, автор скульптуры Давид Полюс.
Поселения Гивот-Зайд и Бейт-Зайд названы в честь героя. Его имя носят улицы в Тель-Авиве и Хайфе.
Семен КИПЕРМАН, Израиль 
Фоторепродукции: Илья Гершберг



Комментарии:

  • 17 сентября 2016

    Сусанна (Германия)

    Спасибо автору статьи за рассказ о легендарном человеке. Надо знать и помнить героев еврейского народа.


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции