Когда бессильны молитвы

 Андрей Ардер
 6 сентября 2016
 1825

Московский международный кинофестиваль всегда буквально мотает вас по странам и эпохам. Знакомит с героями, каких не встретишь на своем веку. На последнем, 38-м ММКФ две жизненные истории привлекли особенно. 

Одна из них рассказана в черно-белом израильском фильме «Тиккун» (ивр. ?????‎ – «исправление»). Молодой режиссер Авишаи Сиван повествует о современном идеальном юноше Хаим-Аароне, который днями и ночами готовится в раввины. По молодости лет Аарону кажется, что вера может и должна существовать в полном единении с многовековыми мыслями, вот они все здесь, в книгах, которыми заставлена учебная комната хедера. Но как же жизнь?..


Обессилевший от поста, Аарон падает в обморок, его сердце останавливается. Врачи скорой помощи в отчаянии, и лишь суровый отец Аарона, похожий на библейского пророка в очках, продолжает спасительные манипуляции.
Герой воскресает.
Режиссер попроще перешел бы здесь на цвет. Но ничего подобного! Достаточно сказать, что правоверный папаша Аарона — машгиах на скотобойне. Вот он дома — со всеми его высокими нравоучениями. И вот на работе — в забрызганном кровью фартуке, с нервной сигаретой в руке. Под испытующим взглядом очередного животного за секунду до кошерной гильотины.
Но еще важнее то, что фильм снимался в старом районе Иерусалима, в гуще реальной ортодоксальной религиозной группы, куда нет доступа чужакам. Режиссеру для работы даже пришлось пойти на уловки. Ведь хасиды почти не общаются с другими людьми, им не дозволено даже пожимать руки, их еда скудна, как и представления о телесных радостях, включая сон.
Седобородые старцы и их ученики запечатлены Авишаи Сиваном в естественной среде, от которой, при всем аскетизме, веет мощью вечной мудрости  и веры. Автор фильма и любуется ими, и чуть подсмеивается над ними. И… побаивается их?
В конце концов, отец Аарона ночью выпустит коров из смертельного загона, и они разбредутся в густом тумане. И в этот час погибнет в белой мгле красивая девушка, на которую посмел поднять глаза его сын, и на той же дороге собьют самого Аарона, ошеломленного первым прикосновением к женскому телу, пусть уже бездыханному. И на этот раз отец оставит его умирать, побоявшись бросить небесам второй вызов.
Мурашки по коже.
Невероятно сложный вопрос соотношения веры и реальной жизни режиссер решает мучительно, даже кроваво. В интервью он признался, что сам стиль фильма для него — тоже религиозный акт. Нет, человек должен не просто бубнить молитвы, но ежедневно задумываться о правде, честности и вере в своем собственном бытии!
Фильм, год назад увенчанный «Серебряным леопардом» в Локарно, в Израиле был встречен неоднозначно, но автор рассчитывает на широкий прокат. Ведь даже самые ортодоксальные верующие не могут отказать картине  в изумительной, почти живописной красоте: здесь ночной Иерусалим дышит каждым камнем, смотрит на вас каждым тускловатым фонарем, он словно живое существо, безмолвно сопереживающее людям…
Сиван снимал фильм около двух лет. А чешский режиссер-документалист Гелена Тршештикова работала над своим целых пятнадцать! Ее картина «Проклятье красоты» — будто о жизни совсем другой планеты. Это история одной из красивейших женщин мира — чешской актрисы Лиды Бааровой (1914–2000).
В 1934 году ее позвали сниматься в Германию. Вспомним, что это были за годы. И Лиду приглядел себе… Риббентроп. Она была даже вынуждена отказаться от Голливуда. Но могла ли она сделать выбор?
Режиссер нашла одинокую Лиду Баарову живой и здоровой в Зальц­бурге и шесть часов проговорила с ней. Собственно, весь фильм — кадры из прошлого и воспоминания легендарной красавицы: о студии Баррандов, о мужчинах и светских раутах, о Геббельсе, любителе Бетховена…
– Могло быть и хуже, — вздыхает она, — ведь у Гитлера на ночном столике стояла моя фотография…
После войны в Чехии ее назвали коллаборантом (тот, кто сотрудничает с врагом. – Ред.)
– Зачем вы мучаете меня? — хрипло спрашивает она наконец у Гелены. — Я хочу только одного — незаметно исчезнуть.
Первый фильм нелегок для восприятия. Второй смотрится легко. И оба надолго дают богатую пищу для ума. Выбираем ли мы свою судьбу? Или она выбирает нас? И можно ли с ней как-то договориться?
Андрей АРДЕР, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции