Летопись революции. Фрагменты

 Геннадий ЕВГРАФОВ, Россия
 6 октября 2016
 577

Ленинских завещаний было два. Первое он составил в июле 1917 года, когда в один прекрасный день ему показалось, что дело, которому он отдал лучшие годы своей жизни, рухнуло. В июне попытка большевиков взять власть в свои руки провалилась. Временное правительство, заседавшее в Мариинском дворце, должно было пасть, но оно не пало. На помощь правительству пришли давние идейные противники Ленина. Взявшись за руки, безоружные меньшевики Дан, Чхеидзе и Церетели преградили путь вооруженным солдатам и матросам, грозившим скинуть министров-капиталистов…

Хочу предложить читателям свою версию истории революции в фрагментах — правдиво-альтернативную. Революция началась с выстрела крейсера «Аврора». Но выстрелу предшествовали некоторые события. Вот с них мы и начнем.
«Весь я не умру»
Ленинских завещаний было два. Первое он составил в июле 1917 года, когда в один прекрасный день ему показалось, что дело, которому он отдал лучшие годы своей жизни, рухнуло. В июне попытка большевиков взять власть в свои руки провалилась. Временное правительство, заседавшее в Мариинском дворце, должно было пасть, но оно не пало. На помощь правительству пришли давние идейные противники Ленина. Взявшись за руки, безоружные меньшевики Дан, Чхеидзе и Церетели преградили путь вооруженным солдатам и матросам, грозившим скинуть министров-капиталистов.
Срывающимся на фальцет голосом Дан кричал: «Славяне, братушки, вас опять обманули!» Изо всех сил надрывался Мартов: «Это заговор! Это заговор!» Церетели, увлекая товарищей, пер на разгоряченную толпу, выкрикивая: «Вон! Солдатская сволочь! Всех зарэжу! Вы меня знаете!» И только бледный Чхеидзе хранил молчание. В конце концов, солдаты и матросы дрогнули и отступили. 16 июля большевики повторили попытку путча, но и он сорвался. И хотя два дня на улицах Петрограда бушевала революционная стихия — буйный смерч прошелся по лавкам и магазинам, задевая невинных столичных обывателей, — Временное правительство, несмотря на внутреннюю дрожь и неустойчивость, устояло.
«Иудушку» Троцкого, одновременно являвшегося ближайшим сподвижником вождя, разъезжавшего на бронированной машине в кожаной куртке и убеждавшего возбужденную толпу разойтись, разгоряченная горячительными напитками толпа не слушалась. И только в будущем «железному Феликсу», несгибаемому ни в каких сложнейших жизненных ситуациях революционеру, несколькими выстрелами в сердце зазевавшемуся матросику удалось утихомирить разбушевавшиеся страсти.
Таким образом, большевики стали союзниками своих врагов — Временного правительства. Придя в себя, правительство подавило беспорядки и вошло в переговоры с главарями кронштадтских моряков, захвативших Петропавловскую крепость. Главари капитулировали. Главным условием капитуляции было требование гарантий неприкосновенности. Правительство гарантии дало, моряки вернулись на базу в Кронштадт.
Ленин висел на волоске от гибели, требования расстрелять предателя — ведь война с Германией продолжалась — неслись со всех сторон. Однако ему удалось залечь на дно. Некоторое время вождь большевиков находился в полной прострации. Потом вдруг очнулся, разжег кубинскую сигару, выпил рюмку превосходного ямайского рому и схватился за «Синюю тетрадь», озабоченный только одной мыслью — сейчас и немедленно оставить завещание своим идейно преданным товарищам. «Еще чего, нашли дурака», — думал он, торопливо записывая пришедшие на ум мысли.
В своем первом завещании Ильич просил верных ему и делу мировой революции товарищей не отчаиваться и продолжать великое и необходимое всему человечеству дело без него. На это единственное важное дело в своей жизни он жертвовал большую часть личных денег, хранившихся на иностранных счетах. Меньшую — оставлял своему преданному соратнику по партии и семейной жизни, одновременно игравшей роль жены, Наденьке. Все наличные оставлял любимому другу Инессе. Он просил товарищей, когда они захватят власть и построят полный и окончательный социализм, обойтись на пути строительства нового мира без жертв, расстрелов и лагерей. Дописав эту фразу в тетрадь, Ленин расчувствовался, глаза его увлажнились…
Промокнув слезы нежным батистовым платочком, подаренным Инессой, он вновь взялся за немецкое перо: «Сталин груб и бессердечен, Дзержинский туповат и потому скор на решения, оба могут принести немало бед…» Он не успел дописать фразу — в дверь постучали. Вождь немедленно спросил пароль, в ответ что-то невнятно пробурчали, его сердце ушло в пятки, в размягченном мозгу мелькнула мысль: пришли арестовывать, сопротивление бесполезно — и… распахнул дверь.
На пороге стояли два высоких, не знакомых по партии чухонца в высоких сапогах и зачуханных костюмах. «Для конспирации», — догадался Ленин. То, что они партийцы и одновременно чухонцы, он определил мгновенно своим цепким и памятным на любую провокацию взглядом.
Геннадий ЕВГРАФОВ, Россия
Продолжение следует
Рисунок by Fun Draw_dot_com:
https://openclipart.org/detail/4404/lenin-caricature-2



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!