Национальная академия искусства в Иерусалиме

 Семён Киперман
 3 ноября 2016
 2945

Раввин Авраам Кук, создатель философской концепции религиозного сионизма, писал 110 лет тому назад по поводу открытия Школы искусства и ремесел «Бецалель»: «Все те, кто осуждает основание школы («С ума сошли, что ли? Мы еще не осушили все болота, есть проблемы с алией, с бедностью, арабами и т.д. Осталось только рисовать и лепить!..»), не понимают, что, если бы мы занимались только насущно необходимой деятельностью, это было бы признаком того, что мы выживаем, а выживание — это не избавление. Но если мы занимаемся чем-то, так сказать, лишним, это значит, что мы на самом деле возрождаемся».

Но прежде (8 октября 1905 года) в Берлине было создано общество «Бецалель», обязанное своим возникновением скульптору и художнику Борису Шацу (1866–1932), который поставил перед «Бецалелем» две задачи: создать благоприятные условия для развития еврейского искусства и воздействовать на хозяйственное развитие Палестины путем расширения художественной промышленности и кустарного дела. Школа «Бецалель» открылась в Иерусалиме 1 марта 1906 года после того, как было собрано 40 тысяч марок от разных еврейских учреждений и комитетов. Школа, организованная ее директором Шацом, а также художниками Е. Лилиеном и С. Гиршенбергом, состояла из двух отделений: высшего и художественно-промышленного.
Первое отделение разделялось на классы: для лиц со средним европейским художественным образованием, для одаренных детей палестинских евреев и вечерние курсы рисования для ремесленников. Второе отделение объе­диняло многочисленные мастерские: ковровую с красильней, каменотесную, резьбы по дереву, рамочную, филигранных работ, прядильную, гипсолитейную. В лучшие годы в мастерских школы работало до пятисот человек. Вся продукция мастерских пользовалась спросом, а полученные доходы шли на дальнейшее развитие школы.
«Бецалельцы, — писал художник Гутман в своих мемуарах, — являли собой странную, пеструю, разношерстную толпу. Профессор Шац собрал их со всех концов света: из разных частей огромной России, из Австрии и Венгрии, Сербии и Болгарии, Германии, Румынии, Греции, Америки, Йемена, Иерусалима и Тель-Авива… Только еврейские мелодии, которые мы напевали во время работы, объединяли нас. И еще — Иерусалим…»
Борис Шац и его единомышленники были безгранично и совершенно бескорыстно преданы своему делу. Трогательная деталь: почти все его студенты называли своих первенцев именем Бецалель, именем их школы и библейского мастера (согласно Торе, именно ему было поручено выполнить все художественные работы для построения передвижного святилища во время скитаний по пустыне).
Школа была тесно связана с «отцом возрождения иврита» Элиэзером Бен-Йегудой и социалистами, объединившимися вокруг газеты «Ха-Ахдут». Творческие работы школы Шаца легли в основу пропагандистских плакатов сионистского движения.
Первоначально художники основное внимание уделяли созданию полотен на библейские сюжеты. Типичными для этого периода являются картины Лилиена, Гиршенберга, Абеля Пэна. С 1912 года скульптуру, искусство чеканки и резьбы преподавал Зеэв Рабан, приехавший в Эрец Исраэль по приглашению Шаца. Он считается одним из создателей «стиля Бецалель» — изощренный, причудливый орнамент, еврейские символы: щит Давида, менора, стилизованное изображение реальных исторических памятников. Его учениками были Реувен Рубин, Нахум Гутман, Авигдор Стемацкий и Мордехай Авниэль. Среди приехавших в Эрец Исраэль и преподававших в «Бецалеле» были Гур-Арье Меир, Иосиф Будко.
Однако наибольших успехов школа добилась в традиционном декоративно-прикладном искусстве. Игральные карты, тисненые кожаные папки, инкрустированные резной костью кресла — наиболее распространенные изделия школы. Бецалелевцы создали настенный кафель для украшения зданий молодого Тель-Авива.
В начале Первой мировой войны школа была закрыта турецкими властями, а Шац интернирован. После войны Шац сумел восстановить школу.
В 1920-е годы национально-эпическому стилю, культивировавшемуся в стенах «Бецалеля», молодые художники самой школы и новоприбывшие мастера противопоставили свой стиль, названный ими ивритским: воспевание созидательного труда; сильные, гордые евреи, связанные крепкими узами с Эрец Исраэль. Яркая гамма красок, широкие и смелые мазки, экспрессия и простота, порой доходящая до примитивизма, отказ от перспективы и пропорций. Этим отличаются работы Исраэля Пальди, Ционы Таджер, Нахума Гутмана и Реувена Рубина.
Борис Шац был бессребреником и денег на школу не считал и не жалел. Известный сионистский деятель Артур Рупин писал в своих воспоминаниях: «Шац не признавал никаких бюджетных рамок, он неизменно тратил на нужды школы, на ее расширение и улучшение больше, чем имел». В 1928 году финансовые трудности оказались непреодолимыми, «Бецалель» закрылся. А Борис Шац умер в 1932 году во время поездки по Соединенным Штатам, собирая пожертвования на восстановление школы.
Но уже через год после его смерти в Израиль начинают прибывать еврейские художники, покинувшие гитлеровскую Германию. Благодаря Мордехаю Наркису, долгое время сотрудничавшему с Борисом Шацем, в 1935 году открывается новая школа «Бецалель». Искусствовед Ирина Климова пишет: «Художники из Германии привезли с собой профессионализм. Вскоре они занимают главное место в школе “Бецалель”... Все они были в той или иной степени связаны с немецким экспрессионизмом, его напряженной духовностью, ощущением угрозы... Зазвучала необычная, по-своему драматическая нота. Ведь это была первая волна репатриации не сионистов-энтузиастов, а репатриантов. Драма расставания с родиной, драма их неразделенной любви к Германии была жестока. Стоит сказать, что в будущем на свой лад эту драму пережили и репатрианты из стран ислама, и, в какой-то мере, российская репатриация 1970-х годов».
Эти художники и особенно Ардон и Штейнгардт, руководившие школой в 1940–1950-е годы, воспитали новое поколение живописцев. В 1958 году школа получила Государственную премию Израиля. А в 1969 году школа «Бецалель» получила статус Академии художеств. Сегодня это самый престижный художественный вуз Израиля.
На первых порах в Школе искусств и ремесел «Бецалель» было четыре преподавателя и 20 студентов. Сегодня в академии учатся более 900 студентов. Обучение проходит в новом кампусе на территории Еврейского университета на горе Скопус в Иерусалиме. 
В академии «Бецалель» семь факультетов: изобразительного искусства, фотографии, керамики, ювелирного искусства, промышленного дизайна, архитектуры (включая ландшафтный дизайн), графики. Академия предлагает четырехгодичную программу обучения, дающую академическую степень бакалавра изящных искусств. Но существует еще одна, совместная с Еврейским университетом программа, позволяющая получить вторую степень — магистра. Каждый год на 250 мест претендуют свыше 1700 абитуриентов. Помимо обязательного среднего образования абитуриенты должны иметь папку лучших своих работ и пройти собеседование. 
В 1996 году здесь был открыт анимационный факультет. В рамках обучения студенты знакомятся с классической, экспериментальной и компьютерной анимацией, мультимедийным искусством, дизайном компьютерных игр. Вот мнение Александра Окуня, преподавателя академии: «Как только появились новые материалы, как только произошел отрыв от изобразительной традиции в концептуальное искусство (я говорю о второй половине XX века), как только появились компьютеры, новые технологии, то израильтяне очень высоко взлетели. И теперь делают работы на хорошем мировом уровне».
Режиссеры нового факультета добились немалых успехов и прославились, например, Ури Кранот в 2002 году фильмом «Утки».
Один из ведущих мультипликаторов Израиля, профессор Академии искусств «Бецалель» Рони Орен (владелец собственной студии, которая произвела почти 600 короткометражек) удостоен различных наград. Он поддерживает творческие связи с российскими мультипликаторами, художниками, писателями Москвы и Санкт-Петербурга. Многие выпускники «Бецалеля» представляют Израиль на анимационных фестивалях всего мира.
В Израиле выпускников «Бецалеля» считают белой костью, восхищаясь изобретательностью и изысканностью дизайна их картин. Ныне имя «Бецалель» в Израиле является символом объединения глубокой древности и самой острой современности, характерной для искусства еврейского государства.
К 150-летию со дня рождения Бориса Шаца скульптурная школа КАН (Израиль) организует конкурс памяти Шаца. В организации конкурса участвуют также города, с которыми связано творчество Шаца. Это Вильнюс, София и Иерусалим.
Семен КИПЕРМАН, Израиль
Фоторепродукции: Илья Гершберг



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции